ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сможем, сэр, — ответил Чайвз. — В ближайших космических просторах, где величина запыленности выше среднего значения, и при таких псевдоскоростях сила трения становится значительной. А аэродинамические характеристики нашего аппарата лучше. Теперь же, если мне будет дозволено уйти, я займусь ужином.

— Ну-ну, — многозначительно протянул Фландри. — Даже если он еще не засек нас, то просто по привычке может пойти на какой-нибудь маневр, чтобы уйти от «хвоста». В автопилоте есть устройство для определения такой «случайности», но в нем нет поэтической жилки.

— Не понял, сэр. — Чайвз поднял отсутствующие брови.

— Нет предчувствия, нет интуиции… Называй это как хочешь. В том, что касается разведки, Свантозик — артист. Но может статься, что он и за пультом управления артист. Вроде тебя, приятель. Так что нам стоять и стоять тут на вахте. И я распорядился приготовить нам огромный вкуснейший летный паек.

— Но, сэр! — промямлил Чайвз.

— Знаю, знаю, — поморщился Фландри. — Флотский камбуз. Жертвы, которые мы, невоспетые герои, приносим ради Терры!.. Он прошел в кормовую часть познакомиться со своей командой. Уолтон сам отобрал дюжину для выполнения этого задания: восемь человек, один шотлан с почти человеческой внешностью «не торчи у него рога среди соломенных волос, пара огромных четвероруких, покрытых серой шерстью и с волосатыми лицам» горзуни и алого с синим гиганта с Донорра, своего рода кентавра с торсом гориллы, сидящим на теле носорога. Все они были гражданами Империи, профессиональными военными и умела обращаться с любым видом оружия — от боевого топорика до анализатора военных действий. Лучше команды было просто не сыскать во всей Галактике — да и в ее окрестностях тоже. Опечалило Фландри лишь то, что никто из людей, за исключением его самого, не был уроженцем Терры.

Время шло час за часом. Он поел, вздремнул, отстоял вахты. Наконец они оказались вблизи корабля ардазирхо, Фландри приказал установить круговую боевую защиту, а сам прошел в рубку к Чайвзу.

Дичь, за которой они охотились, приплюснутым уродом чернела на фоне далеких звездных облаков. На экране было видно, что корабль оснащен легкой лучевой пушкой и торпедной установкой, более мощной, чем те, которые обычно устанавливаются на кораблях таких размеров. Выпускаемые из таких установок ракеты достаточно мощные, чтобы пробить силовую защиту «Хулигана», поразить и взрывом одного только ядерного заряда обратить его в ничто.

Фландри нажал кнопку пуска, и трассирующий сигнал, полыхая, прочертил огненной чертой корабль Свантозика — вернее, то пространство, в котором и снаряд, и корабль сосуществовали, каждый на своей частоте. Общепринятому сигналу остановиться корабль не подчинился.

— Идем на сближение, — сказал Фландри. — Сможешь нас синхронизировать?

— Смогу, сэр. — Гибкие трехпалые руки Чайвза запорхали над пультом. «Хулиган» нырнул, словно скопа упала на добычу, и прошел так, что на какое-то время Фландри оказался в рубке управления корабля противника. Он узнал сидящего за пультом — Свантозик собственной персоной — и радостно засмеялся. Ардазирец бросил свой корабль в псевдоторможение. Менее опытный пилот пропустил бы этот момент и, прежде чем сообразил бы, что произошло, оказался бы за миллион километров отсюда. Слаженными действиями Фландри и Чайвз сумели провести нужный маневр. Несколько минут они неотступно следовали каждому финту, каждой увертке корабля противника. Затем Свантозик, мрачно смирившись, продолжил полет по прямой. «Хулиган» начал понемногу сдвигаться вбок и наконец лег на параллельный курс в двадцати метрах от корабля ардазирхо.

Чайвз включил регулятор синхронизации. На какое-то мгновение, пока тяга второго порядка подстраивалась к одному из тысячи отдельных наборов частот, им стало плохо, но тут временные и пространственные параметры совпали. За доли секунд анализатор массы известил об этом автоматические системы управления, и регулятор синхронизации выключился. Тут же луч захвата впился в ставшую твердой обшивку вражеского корабля.

Свантозик попытался было перейти в другую фазу, но «Хулиган», не теряя его из виду, успел синхронизироваться снова.

— Пойдем рядом с ним, сэр? — спросил Чайвз.

— Сделаем лучше по-другому, — ответил Фландри. — Они вполне могут взорвать себя, а заодно и нас. Абордажную трубу.

Уложенная кольцами абордажная труба полетела из боевого люка к корпусу другого корабля, намертво присосалась к нему, как пиявка, своими магнетронными присосками. Из энергетической пушки ардазирского корабля невозможно было стрелять по «Хулигану» под таким углом, а вот из торпедной установки, полыхая огнем, вылетела ракета, которую с корабля терран распылили лучом бортового орудия. Донарриец, огромный в своих доспехах, пустил по абордажной трубе «червяка», энергетическое сопло которого принялось выгрызать металл обшивки ардазирского корабля.

Фландри скорее ощутил, чем увидел легкую рябь, которой был отмечен переход на первичную тягу, и нажал у себя на пульте переключатель режимов скоростей. Оба корабля одновременно перешли на привычные околосветовые скорости. Разница в скорости в 50 километров в секунду чуть было не разъединила их, но луч захвата продолжал держать, работали и компенсационные поля. Так бок о бок и продолжали свой полет корабли.

— Он на крючке! — закричал Фландри.

Но все же добыча могла выкинуть какой-нибудь трюк, а потому ему надо оставаться рядом с Чайвзом, парируя возможные выпады, а удовольствие взять корабль на абордаж предоставить команде. Тело Фландри даже заныло от жажды боя. А по внутренней связи доносились голоса: «„Червяк“ прошел обшивку, сэр. Отряд входит в брешь. Со стороны противника четверо в доспехах и с переносным оружием…»

И начался кромешный ад. Энергетические лучи полыхали на неподатливой стали. Разрывные пули рвались, заставляя людей замирать в нерешительности и со свистом выбивая куски переборок. Команда терран беспощадно смела заставу, прежде чем та успела попортить им доспехи. Они сошлись в рукопашной схватке, неравной по силам — шестеро против четверых, поскольку половина команды Фландри осталась на борту «Хулигана» за орудиями на случай обстрела ракетами.

Физически ардазирхо были покрепче людей, но не это было главным, когда в ход пошли кулаки, так как именно огромные горзуни, дико вопящий шотлан со своим разящим ломом из несокрушимого сплава, успешно беснующийся донарриец, наносивший удары, которые оглушали, несмотря ни на какую броню, и решили исход боя. Запрограммированный штурман ардазирхо умер. С остальных поснимали доспехи и отправили в трюм «Хулигана».

Фландри совсем даже не был уверен в том, что Свантозик не запрограммирован таким образом, что пленение для него равнозначно смерти. Хотя кое-какие сомнения в этом у него появились уже давно, поскольку похоже было, что урдаху так разбрасывались своими лучшими офицерами, которых, в случае чего, можно было выменять на пленных терран или вызволить как-то иначе. Возможно, у Свантозика были блокированы в памяти сведения о координатах родного солнца, и он не мог их вспомнить без наставления по навигации.

Терранин вздохнул и сказал устало:

— Чайвз, приберешь в каюте, приведешь ко мне Свантозика, поставишь часового у дверей и принесешь нам что-нибудь попить.

Когда он проходил мимо абордажной команды, один из людей, завидев его, расплылся в улыбке и шумно его приветствовал. «Тоже мне, герои», — пробормотал Фландри.

Настроение у него немного улучшилось, когда вошел Свантозик. Ардазирец ступал горделиво, вскинув свою рыжую башку. Юбка на нем каким-то образом опять стала опрятной. Но в его волчьем взгляде таилась внутренняя дрожь. Когда он увидел, кто сидит за столом, то весь напрягся, шерсть на его поджаром теле встала дыбом, и послышалось утробное рычание.

— Да, это я, — сказал человек. — Но все еще не побывал в Небесной Пещере. Располагайтесь. — Он махнул рукой в сторону стоявшего напротив его кресла диванчика.

Медленно, как бы по частям, Свантозик опустился на диванчик и наконец промолвил:

48
{"b":"1510","o":1}