ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошло столько лет…

Волнение в задних рядах собравшихся привлекло ее внимание. Через толпу к ней пробиралась какая-то сгорбленная фигура с опушенной головой и согнутыми в локтях руками.

И тут раздался смех. Довольное хихиканье, которое Кейт сразу узнала, хотя теперь к нему примешивался присвист, исходящий из старой груди, которая всю жизнь дышала дымом костра.

Ордена!

Кейт произнесла это имя одними губами. Люди расступились, давая ей дорогу, и старушка неожиданно возникла прямо перед Кейт. Годы прибавили глубоких морщин на лице Ордены, но, если не учитывать этого, она не изменилась.

Они стояли друг напротив друга — няня-африканка, старая и сгорбленная, и молодая белая женщина, за которой эта няня когда-то присматривала.

— Я знала, что ты вернешься, — сказала Ордена, обвивая Кейт своими руками, своим запахом, своей любовью. — Однажды ты должна была вернуться домой. Ты все же дитя этой земли.

ЭПИЛОГ

1991, Ква-Мойо

Зания растолок кусочек хрупкой камеди и рассеял порошок над миской с горящими углями.

— Он очистит воздух от того, чего вы не видите, — объяснил он.

Через дверной проем на кровать Анны пролился солнечный свет. Ее перенесли сюда, когда она стала слишком слаба и уже не могла перемещаться даже на носилках. Отсюда она могла, лежа на покрывалах, видеть и слышать все, что происходит снаружи, — повседневную жизнь своего народа.

Вдоль одной стены хижины выстроились подарки: венки, резные фигурки, камешки, мешочки с сушеными травами, — все это были символы любви, молитвы, магии. Там же находились некоторые вещи Анны, привезенные из Мельбурна: рядом со старым проигрывателем стоял микроскоп, возле него — потертый чемодан, покрытый наволочкой, которую Сара когда-то вышила для Анны. Еще там был много раз перечитанный роман «Из Африки», оставшийся как без обложки, так и без титульной страницы. На маленьком столике у кровати Анны стояла чаша для причащения, принадлежавшая общине сестры Мерси, и лежал сложенный кусок ткани, на котором были написаны слова средневековой монашки…

Я — дождь, что поднимается из росы,

и от которого трава смеется, радуясь

удовольствиям жизни.

Обитатели Ква-Мойо и жители Лангали приходили и уходили, но несколько человек всегда оставались рядом с Анной. Стенли. Кейт. Зания. Ордена. И женщина по имени Лела, которая обучилась у Эллис искусству исцелять. Она готовила сильные обезболивающие средства, которые Кейт вливала в пересохший рот Анны. Она массировала обездвиженное тело женщины, облегчая боль, в то время как ее ученица распевала исцеляющие песни.

Именно Зания сообщил Стенли, что час смерти Анны близок.

— Скоро она освободится, — сказал он. — Мы должны быть готовы отпустить ее.

Стенли гладил лицо Анны, тихо беседуя с ней. Зания наклонился над женщиной и осторожно снял янтарное ожерелье Мтеми с ее шеи и собственный браслет из слоновой кости с запястья. Как Анна и хотела, он передал их Кейт.

— Я буду носить их вместо тебя, — сказала Кейт Анне, хотя и не знала, слышит ли та ее.

Из груды подарков девушка выбрала пучок перьев фламинго и положила его Анне на сердце.

Вечерело. Небо над головами ожидающей толпы окрасилось в розовато-желтый цвет.

И вот Анна открыла глаза. Из последних сил она подняла голову, чтобы увидеть всех. Затем медленно и умиротворенно выдохнула. Это был тихий вздох ее души, раскрывающей крылья. Летящей на свободу, в небо над этой землей…

В хижине стало очень тихо.

Неожиданно пошел дождь.

БЛАГОДАРНОСТИ

Мне бы хотелось поблагодарить многих людей, внесших свой вклад в создание романа «Королева дождя».

Во-первых, моих родителей, Робина и Элизабет Смит, за то, что они подарили мне детство в Африке и несметное богатство — истории, которыми делились за обеденным столом. Во время написания «Королевы дождя» я обращалась к ним по разным вопросам, начиная с истории Танзании и кустарной медицины и заканчивая теологией и языком суахили. Я очень благодарна им за участие, без которого книгу не удалось бы написать.

Также я хотела бы поблагодарить остальных членов моей семьи, близких друзей и добрых соседей, чей интерес стал для меня стимулом путешествовать, в частности, мою сестру Клер Визажи, которая мне многим помогла, а в особенности тем, что прочла черновые варианты нескольких глав.

Мне хотелось бы выразить благодарность многим людям, которые с удовольствием поделились со мной своим опытом жизни в Африке, а иногда даже позволяли мне читать их личную переписку, дневники, заметки.

Отдельное спасибо Габи Неер, которая с самого начала верила в успех, моему агенту Фионе Инглис, а также Кейт Петерсон и Анне Макфарлайн из австралийского издательства «Пэн Макмиллан», ставших незаменимым источником советов и всячески поддерживавших меня.

Отдельная благодарность семье Болл, моим родственникам из Африки, и особенная — Филис Бэлдон, ушедшей из жизни до завершения работы над романом. Она была моим вдохновителем, постоянно напоминающим о том, что пожилая женщина, стоящая перед вами, вполне возможно, когда-то охотилась на крокодилов…

Я хочу поблагодарить своих сыновей, Джонатана и Линдена, зачастую вынужденных делить свою маму с большим количеством незнакомых людей. Их присутствие постоянно напоминает мне о ценности жизни и побуждает рассказывать все новые истории.

И, наконец, самая большая благодарность Роджеру Скоулсу. «Королева дождя» — очередная глава нашей жизни, сотканной из совместных историй. Я глубоко признательна ему за редакторские советы, всегда проницательные, многочисленные, однако безжалостные; а также за то, что он постоянно просит меня рассказывать истории как можно правдивее. И в этом — его заслуга.

121
{"b":"151072","o":1}