ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Анна промолчала.

Африканка продолжала говорить. Ее дыхание было горячим и необыкновенно сладким, каким оно бывает, например, у коровы.

— Далеко на западе обитают темные силы. Там ты найдешь селения, где даже дети занимаются колдовством. — Анна вздрогнула от напора, с каким старуха говорила, глядя ей прямо в лицо. — Ты найдешь там тайное знание, нетронутое влиянием нового мира. Но будь осторожна! — Шишковатый палец предостерегающе поднялся. — В Темных землях повсюду таится опасность. Злые духи бродят в лесах. У дорог нет имен, тропы там запутаны. Знахари варят зелья, вызывающие кошмары. Они приносят в жертву детей. Они проклинают все, даже само небо, которое дарует им дожди. — Женщина опустила голову. — Да. Именно туда тебе и нужно.

Именно туда тебе и нужно.

Эта фраза не желала выходить у Анны из головы.

Подняв глаза, Анна увидела, что приехал Стенли. Он переводил взгляд с ведуньи на нее и обратно, лицо его выражало нарастающую тревогу.

Ведунья, казалось, не обратила на него внимания. Она не сводила глаз с Анны. И как только закончила свой рассказ, внезапно развернулась и пошла прочь. Искалеченная рука покачивалась в такт ее ходьбе. Старуха шла целеустремленно и живо, чуть заметно прихрамывая.

Стенли наклонился к Анне.

— Не переживай, — поспешила она успокоить его, — мы не поедем туда.

Она говорила с уверенностью победителя. Джед был очень доволен полученными образцами. Некоторые из них вызвали у ученых колоссальный интерес, а одно лекарство, разработанное на основе местного сырья, уже стало популярным. Джед и его коллеги очень гордились своей причастностью к этому изобретению. Снимки деревенских детишек «до» и «после», которые Анна высылала им, были отправлены акционерам компании вместе с годовым отчетом о проделанной работе. Руководство компании было более чем довольно. От Анны и Стенли требовалось только одно: заниматься тем же самым — блуждать по африканским просторам, зачастую новым для них, но таким похожим на то место, которое они когда-то считали своим домом. Озерные края, леса, заросли терновника, долины. Земли, похожие на воспоминания о прошлом.

Священные места, где Анна чувствовала дух Мтеми, его присутствие. Это ощущение не покидало ее за все время путешествий. Дух, который следил за ней, подобно Богу.

Он вел ее от сезона к сезону, от дождя к засухе и снова к дождю. И так долгие годы, которые ждали ее впереди.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Анна расхаживала по грязному почтовому отделению Мурчанзы.

— Ты ведь отлично знаешь, как выглядят эти посылки, — раздраженно отчитывала она мужчину, стоящего за стойкой. — На них голубые и белые наклейки.

Начальник почтового отделения понимающе кивал, продолжая рыться в мешках с почтой.

— Они где-то здесь, я их точно видел.

В конке концов поставку нашли на дне ящика, в котором лежало нечто похожее на ноги зебры, завернутые в газетную бумагу, пропитанную кровью. Почтовый служащий водрузил посылку на стойку и вытащил сопроводительные документы.

Анна встревожено смотрела в окно на небо. Дождь вот-вот должен был начаться — его запах уже витал в воздухе. Она писала свое имя на бумагах так быстро, как только могла. Они со Стенли были вынуждены оставить одного тяжелобольного вождя в селении в дне пути отсюда, потому что у них закончились лекарства. Им было крайне необходимо пересечь реку прежде, чем она выйдет из берегов.

«Я вернусь с лекарствами для вашего отца», — пообещала Анна, пытаясь успокоить троих убитых горем детей, которые обнимали ее за ноги. Детей, которые уже лишились матери…

— А где же твоя посылка? Она в «лендровере»? — спросил начальник почтового отделения.

— Нет, — ответила Анна. Повисла небольшая пауза. — Я сегодня ничего не буду отправлять.

— Ничего не нашла?

— Не в этот раз.

Последние пять лет Анна регулярно отправляла посылки с образцами растений, рецептами и готовыми лекарствами. Во время последней своей поездки она опросила столько же целителей и старейшин, сколько и всегда, однако не узнала ничего нового.

— Не волнуйся, — она лучезарно улыбнулась, складывая подписанные документы и передавая их начальнику почты. — В следующий раз посылка будет.

Поставив коробку на плечо, Анна развернулась и направилась к двери.

— Буду ждать твою большую посылку, — прозвучало ей вслед.

Стоило ей очутиться на улице, горячий, влажный воздух будто сгустился вокруг ее тела. Она огляделась. Стенли должен был уже вернуться из мастерской, но единственным автомобилем в поле ее зрения был старый серый «лендровер», припаркованный на другой стороне дороги. Он был загружен снаряжением, но еще не покрылся пылью — значит, кто-то только собирался отправиться в долгую экспедицию. Анна направилась к нему, ведомая растущим чувством узнавания — не самого автомобиля, а вещей, которые сумела рассмотреть внутри него. Краешек светло-коричневой сумки с ружьем, оставленной на водительском сиденье. Уголок подушки в линялой наволочке с узорами в виде бумерангов и аборигенов… Ее тело остро отреагировало на это ожившее воспоминание — сердце учащенно забилось, желудок скрутило. Дойдя до машины, она поставила свою посылку на капот и стала оглядываться в поисках Сары. Майкла.

В этот момент откуда-то из-за «лендровера» появился мужчина.

— Сэмюели! — Анна тут же узнала в нем одного из жителей Лангали.

Сэмюели замер, растерянно глядя на белую женщину, стоявшую перед ним, — грязную, босую и странно одетую.

— Сестра Мейсон?

— Где они? — спросила Анна.

Она знала, что это прозвучало слишком напористо, но понимала, что, как только появится Стенли, она будет вынуждена уехать.

— Бваны здесь нет. У них какое-то долгое собрание. Меня оставили за главного, — Сэмюели кивнул на содержимое «лендровера». Проследив за его взглядом, Анна всмотрелась в то, что находилось внутри машины, через боковое стекло. Тесно уложенный багаж заполнил собой всю заднюю часть автомобиля, оставив свободными лишь три фута до крыши. Эту кучу вещей сверху покрывал огромный кусок поролона. И маленькая девочка в розовой хлопчатобумажной пижамке крепко спала, свернувшись калачиком на этом импровизированном матрасе.

Кейт.

Анна прижала руки к оконному стеклу автомобиля, ее глаза жадно изучали розовые щечки, на которые свесились прядки влажных от пота волос, свернувшееся клубочком тельце, чистые босые ножки. Младенец, которого она оставила тогда в Лангали, превратился в девочку. Дочку.

Кейт проснулась, как будто почувствовала, что за ней наблюдают. Она удивленно и встревожено посмотрела на Анну. Но когда Анна улыбнулась, лицо девочки тоже озарила улыбка, и малышка открыла окно.

— Это я, тетушка Нэн, — сказала Анна.

Кейт внимательно смотрела на нее. Мысли, рождавшиеся в ее головке, проносились, как гонимые ветром облачка, по ее маленькому личику. В конце концов девочка озадаченно нахмурилась:

— Я думала, ты далеко-далеко.

— Иногда это так и есть, — ответила Анна, — Ты знаешь, кто я?

— Ты — моя крестная. Мама рассказывала мне.

Анна замерла на миг, пытаясь запечатлеть в своей памяти звук этого слова, слетевшего с губ ребенка. Крестная.

Кейт нахмурилась еще больше:

— Вообще-то крестные должны дарить подарки.

— Да. Конечно. — Анна попыталась выкрутиться: — Но я — необычная крестная.

Кейт приблизилась к окну, чтобы лучше видеть Анну. Она с интересом рассматривала браслет Зании, мятую рубашку Кики, выцветшее китенге, длинные распущенные волосы. Лицо девочки светилось от любопытства.

Услышав автомобильный гудок, Анна отпрянула от машины. Приехал Стенли на покрытом дорожной пылью бело-голубом «лендровере». Поймав взгляд Анны, он настойчиво ткнул пальцем на небо. Первые капли дождя упали на землю — темные пятнышки на пыльной дороге.

— Мне пора, — Анна снова вернулась к Кейт. — Скажи-ка мне в двух словах, как у тебя дела? Куда вы едете — в экспедицию?

95
{"b":"151072","o":1}