ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О, я была бы на седьмом небе от счастья, если бы не те новые трудности, что привели тебя сюда. Дэн, мой Дэн, но все равно я благодарю твоих врагов за эту малость. Я не надеялась встретить тебя до осени.

— Но если бы ты задержалась в Эополисе…

Она тряхнула головой, светящиеся локоны колыхнулись, закрывая ее лицо.

— Нет, — отвечала Кейтлин совершенно серьезно, — мы ведь уже давным-давно все обговорили? Незачем обманывать Лиз и себя самого. Ты ведь любишь ее, и обязан любить. Я и сама люблю ее, и никогда не осмелюсь по собственной вине опечалить ее. Остается лишь надеяться, что она одаряет меня своей дружбой не только из чувства долга, ведь она, безусловно, знает о том, что связывает нас с тобой, хотя при мне никогда не говорила об этом.

Кейтлин села и, обняв колени, поглядела вдаль на посеребренные заросли.

— Кроме того, я лишена ее способностей, не знаю чисел и не организована, а потому не способна участвовать в твоих авантюрных предприятиях, — проговорила она. — А я умею быть паразитом. Трудиться день за днем за одним и тем же столом — работа не для меня. Я попала в перелетные птички с того часа, когда родилась. — И довольным голосом исправила себя:

— Ой, я совсем расчувствовалась: как может родиться птица?

Дэн уселся возле нее скрестив ноги.

— Наверно так, как вылупляется из яйца идея, — предположил он.

— Ага, — быстро отвечала она. — Видишь ли, Эйнштейн долго высиживал собственную идею, — ему даже носили еду и табак в гнездо, — пока наконец однажды яйцо не лопнуло и крохотная теория относительности не выглянула наружу — мокрая и голенькая, а потом бедолаге пришлось то и дело заталкивать в клюв малышу длинные извивающиеся уравнения, и в итоге жалкий птенец превратился в большого красивого петуха — общую теорию относительности, — и тогда квантовой механике пришлось соорудить для него подходящий насест.

— Да-а, — Дэн обнял ее. — Что касается проекта, я уже вижу корпус его на смазанных рельсах, потом ты приходишь и разбиваешь бутылку шампанского об голову директора — конечно, пристроенного на носу, как в старину.

Дурачества продолжались. Веселый нрав был частью того, что Дэн любил в ней.

— Ну-ка, — заметил он наконец. — Ты еще не рассказала мне о том, как обнаружила эту пещеру. Правда, я не стал отрывать время на расспросы от нашего отдыха, но все же?..

Кейтлин ухмыльнулась:

— А как ты думаешь? 

— Э…

— Мы нашли ее вдвоем с одним симпатичным охотником в прошлом году… знаешь, мое сокровище, я уже почти жалею, что ты не запоздал на один день. Я как раз строила планы относительно того молодого человека, когда ты появился. Ну ладно, придется ему чуточку подождать.

Дэн попытался скрыть свое разочарование. Ощутив это, Кейтлин обняла его и сказала:

— Я тебя обидела? Извини.

— Ну что ты, я не могу надеяться на то, что ты проводила все эти долгие месяцы в безбрачии, — не без труда выговорил Дэн. — Для этого ты слишком полна Жизни.

— Дэниэл, я люблю тебя; конечно, ты у меня не первый, я любила других и достаточно жарко, но подобных чувств еще не знала. Ты силен, ты многое знаешь, любимый, руки твои умны… ты — мужчина во всем, добрый, благородный и ласковый. Тебя я буду любить, пока не закрою глаза, ну а остальные… среди них попадаются и похуже, большая часть ничего, скучных не было вообще, но рядом с тобой все они — ерунда. В лучшем случае они мне просто близкие друзья.

— Ну что ж, — согласился он. — Я тоже не придерживаюсь строгого единобрачия.

Кейтлин попыталась одолеть возникшую между ними преграду.

— Ты уже слыхал об этом, мое сердце, я не кошка. У меня случаются свои порывы, но в первую очередь мне приходится думать о нем. Я не хочу принести кому-нибудь зла, одарив друга более чем поцелуем. У меня было немного любовников, должно быть, две дюжины, если считать с того времени, когда на Земле мне исполнилось шестнадцать.

— Ну а я не всегда бывал разборчив, — признал Бродерсен, прижимая ее к себе на минутку.

— Прости меня, — наконец проговорил он дрогнувшим голосом. — Зря я всерьез воспринял твою шутку. Но…

— Что «но»? — переспросила его Кейтлин чуть помедлив.

— Наверно, дело в том, что ты сказала, что я мог оставить дом сегодня, а не вчера. И я вдруг вспомнил, что действительно оставил дом и почему сделал это.

— И ты поддался ревности, потому что память об этом ранила тебя слишком глубоко. Дорогой мой, — Кейтлин встала перед ним на колени, погладила по лицу, глядя полными слез глазами.

— Не знаю, — отвечал он. — Я не имею склонности к психоанализу. — Дэн потянулся к ней губами. — Машинка еще ездит и не очень-то громыхает, и я просто время от времени смазываю ее. О'кей, давай-ка забросим эту тему подальше, чтобы как следует уснуть.

Кейтлин оставалась серьезной:

— Нет, Дэн. Опасность грозит и тебе самому, и всем, кто тебе дорог: в первую очередь Лиз и детям. Разве оказалась бы я достойной чести быть твоей любовницей, если бы ты мог скрыть от меня свои беды? Говори.

— Я сделал это еще по дороге.

— Ты ограничился одним скелетом. А теперь облачи его в плоть, пусть он у нас погуляет.

— Я… я просто не знаю, что еще сказать тебе, голубка. — Так он называл ее наедине.

— Тогда слушай меня, — она вновь устроилась возле него, рука возле руки, бок у бока, а за выходом из пещеры суетились факельные мухи, молчали деревья и медленно ползли звезды. Все притихло — кроме воды в ручье. — Почему ты поднял восстание? — спросила она. — Конечно, и мне тоже страстно хочется побывать у тех дальних солнц. Но ведь у тебя есть «Чинук», ты перестроил этот корабль и подобрал экипаж, способный увести его к звездам.

— Да, я сделал это после того, как инопланетный корабль пришел через Ворота у Феба. Разве ты забыла об этом? Рядом оказался только сторожевой корабль, который смог замерить его точную траекторию — конечно, это сделали двое специалистов. Но, черт побери, они передали информацию лишь своему начальству, и правительство Союза немедленно объявило все чрезвычайно важным секретом. Сам Дон Педро, сеньор клана Руэда и глава Синдиката, не сумел ознакомиться с ней. Если бы не проболтался экипаж, быть может, и мы с тобой так и не узнали бы до сих пор о том, что систему Феба посетило инопланетное судно. О да, — продолжал Бродерсен едким голосом. — Я понимал причины. Более того, отчасти даже соглашался с ними; не верь, если не хочешь. Мы не знали, что за существа ждали нас по ту сторону Ворот, и не могли отправить туда какой-нибудь случайный экипаж, способный натворить дел. Поэтому им пришлось задействовать меня и мою компанию. Но, купив «Чинук», я надеялся, что официальная экспедиция привезет хорошие новости и правительство разрешит частный поиск. Можно было думать, что, если экспедиция не вернется, Совет Союза в каком-то году позволит мне предпринять вторую попытку. И поэтому я держал корабль полностью укомплектованным, чтобы стартовать мгновенно, а потом пусть политики и бюрократы попробуют отменить полученное мной разрешение.

А «Эмиссар» возвратился! И они, чтоб Господь проклял их, умалчивают об этом! Они хотят, чтобы человечество не могло использовать свой шанс…

Плечи Бродерсена поникли.

— Ад и проклятье в нем! — объявил он. — Ты тоже не в первый раз слышишь, как я жужжу о том, что все и без того знают. Я рассказывал тебе о своих подозрениях еще в прошлый раз. Сегодня я выложил все, что случилось после того. Зачем ты заставляешь меня твердить одно и то же?

Она припала головой к его плечу.

— Потому что это нужно тебе, мой дорогой, — ответила Кейтлин и добавила через мгновение:

— Теперь скажи мне, какая необходимость заставила тебя броситься вперед, как быка О'Шонесси. Ты прекрасно владеешь собой. Почему ты не мог проявить терпение и хитрость, чтобы в конце концов собрать все пряди правды в своей руке и сплести из нее удавку палача?

Тон ее голоса успокоил Дэна сильней, чем слова.

— Ну, — проговорил он, — скажем, я сильно скомпрометировал себя и слишком доверился Аурелии Хэнкок, и видишь, что получилось из этого?

14
{"b":"1511","o":1}