ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В итоге, прибегнув к самым жестким экономическим терминам, я считаю себя вправе утверждать, что уже за одно поколение колония на Деметре тысячекратно возместит все расходы Земли. Вспомните, что в прошлом дала Европе Америка. Вспомните, что получила Земля от Луны и спутников.

Но обратимся к более важным вещам: подумайте о непредсказуемом и неизмеримом, о вызове, о возможности, о просвещении и свободе…

С этого начнется наш рост к Иным…

Джоэль обнаружила продолжение и сочла дополнение правильным, однако откровенность сия уже принадлежала последующему поколению.

Оно повествовало о деметрианской истории. Переправить через Ворота и доставить на планету можно было не более нескольких тысяч человек за год. Транспортные возможности возросли, когда колония начала приносить дивиденды, но не слишком быстро, из-за противоречивых претензий на это состояние. Каждая нация отправляла эмигрантов в соответствии со сложной системой квот. Впрочем, взятки или законные соглашения позволяли многим путешествовать под отнюдь не родными флагами.

На новую планету людей уводили самые разнообразные причины: среди них нередко встречались честолюбие, жажда приключений, утопические взгляды на жизнь. Иные правительства, впрочем, поощряли к отправлению диссидентов — более того, настаивали на этом; некоторые мечтали завести вовне опорный плацдарм; у других находились еще более безумные мотивы: и у некоторых неофициальных организаций, и у личностей.

Поначалу всем приходилось жить в Эополисе или рядом, и выжить можно было только при строгой кооперации. Представление о том, что Иные должны находиться где-то неподалеку и наблюдать за землянами, только укрепляло солидарность. Конечно, со временем она ослабела, однако население и экономика уже успели окрепнуть. Науки следовали их примеру. Люди научились жить независимо за пределами города. Территория планеты покрывалась пятнами этнических и социальных скоплений.

Наконец колонии потребовалось правительство. Оно оставалось подчиненным Союзу; власть губернатора еще более ослаблялась тем, что большая часть сообщества самостоятельно управлялась со своими делами.

Но время шло — повсеместно, — тот шаткий порядок, что вроде бы установился на Земле, рухнул, и тут начались Беды. Находились краснобаи, которые связывали их начало с явлением Иных, дескать, излишне встревожившим людей и породившим ереси; ведь существуют и такие вещи, которых человек знать не должен. С точки зрения Джоэль, в значительной степени подкрепленной разговорами с Дэном Бродерсеном, — все это было чушью. Чудом было скорее то, что предшествовавший хаос сложился наконец в равновесную картину; появление Иных заставило людей задуматься и помешало лунатикам опустошить земной шар. Как бы то ни было, существовал неоспоримый факт: вымерли миллионы людей, исчезли целые нации, но мир выжил. Более того, цивилизацию на планете по большей части удалось сохранить. Космическая промышленность уцелела; за пределами Земли волнений не произошло: ни в промышленности, ни в научных исследованиях, ни на Деметре.

Одно направление исследований сделалось более важным, чем отправление непилотируемых зондов к ближайшим звездам. Теперь их отправляли через Ворота по произвольным траекториям; автоматы проводили возвращение столь же произвольным путем. Но пока ни один аппарат не вернулся.

Постепенно человечество начало успокаиваться. И собравшиеся в Лиме его представители подписали Обетование.

(Кабинет знаменитого астрофизика, значительно состарившегося)

РОССЕТ:

…теория, которую мы развиваем, гласит, что Т-машина обладает конечным диапазоном. Мы полагаем, что он соответствует пяти сотням световых лет, быть может, чуть больше или меньше. И всякий кто хочет отправиться на большее расстояние, должен использовать промежуточные машины в качестве релейной станции.

Пока автоматические зонды не принесли нам удачи. Но если мы будем рассылать их достаточно долго, статистика гарантирует, что один наконец сумеет вернуться назад, записав маршрут, которым прошел. Когда это случится несколько раз, мы получим информацию о дороге, ведущей к многим звездам. Быть может, нам даже удастся уловить контуры основных принципов и получить представление о том, как намечать курс. Идея еще более оправдается, если мы встретим другую расу, занятую аналогичными попытками. Мы сможем сопоставить рабочие записи…

Фильм окончился — на случившемся двадцать лет назад. Джоэль подумала о том, как могла попасть сюда эта лента. Быть может, куратор потребовал, что раз уж Колесу Сан-Джеронимо суждена участь исторического монумента, то в его банке данных не должны находиться устаревшие сведения. На миг ей представилось еще одно дополнение, произведенное четыре года назад по времени Солнца или Феба, или двенадцать лет — если считать по ее собственной жизни.

(Вид со сторожевого корабля на фебийскую машину, на неизвестный космический корабль, неожиданно появившийся из нее. Длинный, тупоносый, окруженный голубым свечением, он явно не был построен человеческими руками. Не отвечая на сигналы, корабль с высоким ускорением прочертил тропу между маяками, которую тщательно зафиксировали офицеры сторожевика, и исчез.

Сценки всеобщего фурора и тайных дебатов о новостях. Официальные инстанции успели разочароваться в эффективности робозондов и уже некоторое время не посылали их. Принято решение прекратить запуск автоматов и вместо этого послать пилотируемое судно по измеренной траектории. В желающих попасть в члены экипажа не было недостатка.) («Эмиссар» проходит через неизвестные Врата и исчезает.) («Эмиссар» неожиданно скоро возвращается.) (Знаменитый голотевт, член экипажа, рассказывает о том, что она узнала от бетан. Транспортную машину Феба, которую они обнаружили методом проб и ошибок, бетоне используют — но не часто — уже три столетия в качестве транзитного пункта на пути в редкопосещаемую часть Галактики. Планеты системы Феба не привлекают их в качестве объектов для колонизации, или даже для научных исследований; и того и другого у них уже слишком много, больше, чем можно управиться. Так что торопившийся домой корабль, обычно использовавший для общения пучки нейтрино, а не лазеров, не заметил пришельцев.) (Эти кадры отличаются от предыдущих тем, что знаменитость обращается не ко всему миру людей, а к тем немногим, кто держит ее в заточении.)

— Ну, — спросила Джоэль, — теперь ты стал понимать лучше?

— Нет, — признался Фиделио.

— Я тоже, — согласилась Джоэль.

Глава 9

Слова Лиз заставили Бродерсена оглядеться. Единственный общественный телефон в «Новом Мире» висел на стене таверны. Однако их разговором как будто бы никто не заинтересовался. Пахло землей и зеленью, солнечные лучи били в окно и открытую дверь, освещая небольшую комнату и икону на стене. Двое стариков попивали чай и играли в шахматы. Возле самовара сидел человек помоложе, этот пил водку и судачил с хозяином. Они старались не глазеть на Кейтлин, оставшуюся в одиночестве за столиком и хмуро разглядывавшую бокал зелья, которое эти русские именовали пивом. Впрочем, в этих краях немногие знают английский, припомнил Бродерсен. А может быть, и никто.

— О'кей, — он повернулся назад к экрану. — Теперь повтори это еще раз, дорогая!

Едва увидев осунувшееся от бессонницы ее лицо, Дэн ощутил, сколь далеки они сейчас. Физическое расстояние тривиально. Но он не смел прийти к ней, и она к нему, — так чтобы коснуться друг друга. Они не могли даже впрямую переговорить. Голос его от этого аппарата направлялся в хижину на берегу озера Артемида, там автомат перекодировал его и передавал в дом, где телефон Лиз принимал заранее записанный разговор между «Эбнером Крофтом» и ее мужем, — чтобы служба безопасности Хэнкок уверилась в том, что он находится дома, — и воспроизводил его истинные слова. Ее ответ должен был проследовать тем же самым окольным путем.

— Я сказала, что лишь пятеро из членов экипажа согласились отправиться с тобой. — Лиз назвала имена. — Остальные обещали помалкивать, и я в этом не сомневаюсь, но Рам Дас Гупта сказал, что у него на руках семья, о которой он обязан заботиться, а приключение это обещает быть не только отчаянным, но грозит сделаться беззаконным.

21
{"b":"1511","o":1}