ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты хочешь сказать, что нам придется отречься от всего, что у нас есть?

— И от всего, что представляем мы сами. Да, такое возможно. — Родной стройный силуэт шевельнулся, качнув лодку. — А я не хочу этого. Я так счастлив сейчас. В это мгновение.

В ту ночь они стали любовниками.

…Джоэль очнулась. «Прекрати, будь разумной. Иные — мое наваждение, я знаю об этом. Я вновь увидела их творение, служащее не инопланетянам, но людям, и зрелище словно открыло во мне родник. Виллем прав. Одних бетан хватит многим поколениям исследователей моей расы. Неужели Иные знают это? И предвидели?»

С легким замешательством Джоэль обнаружила, что внимание ее отвлеклось от интеркома не на одну минуту. Она не была склонна к мечтам и задумчивости посреди бела дня. Быть может, так вышло, потому что она подсоединена к компьютеру. В подобные мгновения оператор становится великим математиком и логиком, чьи возможности на несколько порядков превышают возможности существ из плоти и крови, живших на Земле прежде, чем была разработана эта связь. Но оператор все равно остается смертным, полным глупости, подобающей всему человеческому роду. «Должно быть, мной овладела привычка к рабочей концентрации. Я ведь отвыкла от эмоций».

Так сказать, краем уха она понимала, что идет спор, и, прислушавшись, услышала слова Арчера:

— Очень хорошо, капитан Лангендийк. Никто не ожидал, что вы вернетесь так рано. Откровенно говоря, не было гарантий, что вы вернетесь вообще, а посему я не имею никаких приказов относительно вас. Однако начальство все же снабдило меня общими инструкциями.

— Ну и?.. — поинтересовался шкипер «Эмиссара». — Что же они гласят?

— Ну, скажем, некоторые высокопоставленные особы опасаются не просто того, что вы занесете на Землю неизвестную болезнь… Дело в том, что они просто не представляют, что вы можете прихватить с собой. Я не стану говорить о том, что корабль могло захватить чудовище, теперь изображающее вас… на мой взгляд, это уже совершенная паранойя.

— Надеюсь, что вы действительно так думаете! Дело в том, сэр, что бетане — так их назвали, конечно, мы сами, — бетане не только дружественно настроены к людям. Они просто рвутся ближе познакомиться с нами и поэтому соглашаются торговать с нами на условиях, которые мы могли бы посчитать просто невероятно выгодными. Однако у них есть свой интерес.

Последовал осторожный ответ:

— Какой именно?

— Долго объяснять. Человечество располагает сведениями об одном важном для них вопросе.

В сердце Джоэль шевельнулась мысль: «То самое, чего я так и не поняла и, наверное, не пойму».

Голос Арчера прогнал эту задумчивость:

— Что ж, возможно. Однако я полагаю, что ваши слова только подчеркивают правильность принятых мер, никто не может сказать, как отразится — на нас — ваш полет. А как известно, Всемирный Союз учреждение не слишком стабильное. Итак, вы намереваетесь доложить результаты непосредственно Совету…

— Да, — проговорил Лангендийк. — Мы подойдем к Земле, вызовем Лиму и затребуем инструкции. Что в этом плохого?

— Чересчур много шума! — воскликнул Арчер, помедлив. — Видите ли, я не все могу сказать вам, но… упомянутые чиновники намереваются опросить вас приватно, изучить собранные материалы и все прочее, прежде чем передавать известия о вашем возвращении в новости. Понимаете?

— М-м-м, у меня были такие подозрения, — грохотнул Лангендийк. — Продолжайте.

— Словом, с учетом обстоятельств и так далее, я собираюсь интерпретировать полученные мною приказы следующим образом. Мы проводим вас через Ворота в Солнечную систему. И, естественно, синхронизируем по радио автопилоты, чтобы корабли одновременно вышли на той стороне. Вы не будете ни с кем общаться по прямому лучу, мы сами уладим все необходимые вопросы, пока не отменят приказ. Понятно?

— Пожалуй, даже чересчур.

— Поймите, капитан, мы не хотим обидеть вас. Учтите, какой огромной важностью обладает это дело. Люди, отвечающие за миллиарды человеческих жизней, обязаны быть осторожными. А считать их начнем хотя бы с меня.

— Хорошо, я согласен; вы выполняете свои обязанности так, как считаете нужным, капитан Арчер. К тому же сила на вашей стороне.

Уже в последний момент на «Эмиссаре» установили парочку пушек, корабельные стрелки дублировали пилотов при запуске. Располагая достаточным временем, корабль мог набрать колоссальную скорость, однако предельное ускорение в заправленном состоянии и при полной нагрузке меньше чем в два раза превосходило земное тяготение, а гироскопы и вспомогательные двигатели весьма медленно разворачивали судно. Никто не собирался отправлять одинокий военный корабль на просторы Галактики. «Фарадей» же был рассчитан для боя, хотя прежде подобных оказий не возникало. Однако, кто знает, что может однажды вынырнуть из Ворот? К тому же высокая маневренность сторожевых кораблей помогала им совершать спасательные работы и также перевозить исследовательские экипажи.

— Я пытаюсь наилучшим образом выполнять требования правительства, сэр.

— Хотелось бы мне услышать от вас состав правительства в вашем понимании.

— Простите, но я всего лишь офицер-астронавт, и мне не подобает обсуждать политические вопросы. Э, видите ли .. ну, словом, вам не о чем беспокоиться. Это всего лишь дополнительная предосторожность, не более. 

— Да-да, — вздохнул Лангендийк. — Тогда приступим к выполнению. 

Разговор перешел к техническим подробностям.

Завершив переговоры и выключив луч, Лангендийк обратился к своему экипажу:

— Ну, слыхали, конечно? Есть вопросы? Комментарии?

Отвечал ему взрыв негодования и разочарования. Самым громким был голос Фриды фон Мольтке:

— Hollenfeuer und Teufelscheiss!

Первый инженер Дайроку Мицукури выразился мягче:

— Быть может, это и произвол, но долго нас не задержат. Сам факт нашего прибытия заставит публику требовать нашего освобождения.

Карлос Франсиско Руэда Суарес, старший помощник, добавил надменным тоном:

— К тому же у членов моего семейства найдутся весьма веские соображения по этому поводу.

Ужас, который, как она надеялась, был смешным, охватил Джоэль, заморозив ее плоть, заставил огрубеть голос.

— Ты полагаешь, что они узнают? — спросила она.

— Господи Боже, как ты можешь такое говорить! — вмешался второй инженер Торстейн Свердруп. — Чтобы клан Руэда держали в неведении… немыслимо.

— Боюсь, что вы ошибаетесь, — отвечала Джоэль. — Мы полностью и целиком зависим от этого сторожевого корабля. А капитан его не похож на персону, радеющую о безопасности человечества. Или вы думаете иначе? Не могу претендовать на тонкое понимание людей, однако мне пришлось немного пообщаться с разными лицами и группировками на высоком политическом уровне. К тому же еще на Земле, перед самым отлетом, Дэн Бродерсен предупредил меня, что наше возвращение может не просто встревожить некоторые группы, но и подтолкнуть их к действиям.

— Бродерсен? — осведомился Сэм Калахеле, коллега фон Мольтке по артиллерийской части.

— Владелец «Чехалис энтерпрайзес» на Деметре, — проговорила Мари Фюили, экспедиционный химик. — Твой друг вполне может преувеличивать. Он вольный капиталист, а потому излишне подозрительно относится к правительству, а быть может, и к самому Союзу.

— Скоро начнем ускорение, — определил Лангендийк, — все по летным постам.

— Пожалуйста! — воскликнула Джоэль. — Шкипер, выслушайте меня! Я не намереваюсь спорить, поскольку считаю себя безнадежно наивной в отношении многих вещей, но Дэн… капитан Бродерсен сообщил мне, что оставит возле Ворот робота, запрограммированного на поиски нашего корабля — просто на всякий случай. Он предвидел возможность — он называл ее вероятностью — того, что мы вернемся вскоре после отлета. Тогда второй космический аппарат на далекой орбите — который, как вы знаете, заметили локаторы, — может быть лишь его наблюдателем?

Прозвенел голос Руэды:

— Святая Дева! Джоэль, и за все эти годы ты ни разу не помянула об этом.

3
{"b":"1511","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Затонувшие города
Мой грешный герцог
Богиня по выбору
Тайны Торнвуда
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Академия Арфен. Корона Эллгаров
Удиви меня
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть