ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Квик гордился быстрой реакцией и трезвым умом. Он затребовал по интеркому информацию о корабле; его персонал должен был сделать это быстро и точно. А потом с особой тщательностью пересмотрел письмо и приложение, откинулся назад, погладил бороду и подумал о том, что теперь делать.

Первое — воздержаться от паники, проявлений внешней тревоги. Второе — самым строжайшим образом приглядывать и контролировать передвижение Бродерсена и каждого члена его экипажа с самого момента приземления, или с этого часа, если они уже так поступили. (Что за проклятая неопределенность! Время появления корабля из Ворот было достаточно произвольным образом связано с мгновением, когда корабль входил в них, что, вероятно, объяснялось неизбежными различиями траекторий возле Т-машины. Никто еще не появлялся раньше робопилота, но некоторые корабли приходили непосредственно за ним, другие запаздывали дня на три.) Он мог приказать Североамериканской секретной службе… или, точнее говоря, некоторым хорошо подобранным агентам ее — через те же каналы, которыми воспользовался, чтобы добиться сотрудничества в отношении «Эмиссара».

Да, будем приглядывать за Бродерсеном… посмотрим, что случится, узнаем все, что можем узнать. Но в тот же самый момент когда кто-то из них попытается связаться с Руэдами, нужно схватить Бродерсена и всю его шайку. Ордер на арест был приложен к посланию Хэнкок. Они могли присоединиться к пленникам на Колесе, разделить их судьбу.

Квик обратился к другим материям. Через час позвонил начальник его штаба. Шово казался расстроенным. 

— Сэр, это о корабле «Чинук», — проговорил он. — Он безнадежно опаздывает и при этом молчит.

— Что? — Квик ухватился за ручки кресла. — И служба контроля за движением не интересуется им?

— Мне знакома методика их работы, и к кому следует обращаться в астронавтическом контрольном бюро, поэтому пришлось потратить некоторое время, чтобы выяснить это. Получается, что, когда корабль входит в Солнечную систему, сторожевик передает ему летный план до места назначения — в нашем случае до Земли — прямо в банк данных. Они полагают, что иные процедуры окажутся излишне сложными и отнюдь не необходимыми, поскольку корабль, вынужденный изменить маршрут, всегда может известить об этом через одну из тех станций, которые передают сообщение об авариях.

Словом, особа, с которой я вступил в контакт, предоставила мне отчет, утверждавший, что «Чинук» должен был выйти на орбиту Земли еще вчера. Она проверила факты в службе контроля, запросила и своих илиадических коллег, но — вкратце, босс, — никто ничего не знает. Мой информатор уже озабочена, но я упросил ее подождать — намекнув на то, что за экипажем может быть отправлен специальный рейс, — и не обращаться в службу безопасности. Но, боюсь, долго она не продержится.

— Молодец, — тепло проговорил Квик. В душе его вспыхнула надежда: вероятность одна на миллион, подобное никогда не случалось, но, быть может, они погибли. Он задумался. Нет.

— Так что же делать, сэр? — спросил Шово.

Ум Квика заторопился. Никто из его людей не знал причины тревоги. Чтобы дальше настаивать на своем, нужно было что-то сообщить им, придумать, как объяснить свои действия.

Приняв самую серьезную мину, Квик произнес:

— Жак, дело строго секретное, быть может, мне не следовало вам говорить о нем вообще. Я доверяю вам и хочу, чтобы у вас были соответствующие мотивы. Вы знаете, что на Деметре растет недовольство; как всегда, жалобы, протесты, петиции, случилась даже пара настоящих мятежей. В основном колониальные бизнесмены возражали против налогов, выплачиваемых их родным странам и Союзу — потому, дескать, что ничего якобы не получили взамен, — словно бы они перестали быть частью человечества и не обязаны помогать своим менее удачливым братьям. — «Нет нужды проповедовать Евангелие себе самому, Айра Квик! Кроме того, некоторые пункты являются вполне законными. Правительство действительно не в той мере заботилось об их благосостоянии, как следовало бы». — Мы пока умалчивали об укреплении революционных тенденций, постепенно переходящих от подстрекательских речей к действию. — «Не совсем ложь». — И я боюсь, что так и случится, если люди, обладающие нужной властью, потеряют бдительность. Пока речь идет лишь о меньшинстве, но вы представляете себе, какой ущерб может нанести даже горстка террористов.

Губернатор Хэнкок известила меня о том, что владелец и капитан «Чинука» может оказаться вовлеченным в подобные дела, и прибытие его сюда вызвано отнюдь не невинными причинами. Она обратилась ко мне, а не куда-то еще, потому что, как вам известно, мы с ней близкие политические союзники, и она уверена в моей осторожности. Помните, у нее нет твердых доказательств против Бродерсена. Возможно, он и честен. Не правильный арест породит на Деметре недовольство, не говоря о том, что будут нарушены права человека.

Квик потеребил бороду.

— Его поведение все же выглядит подозрительным, разве не так? — закончил он. — Давайте начнем с того, что выясним, где они находятся.

— Лучше я соединю вас с помощником комиссара Паламас — той дамой, с которой я говорил, — проговорил Шово.

— Да. И пока я буду говорить с ней, установите дублирующую связь с… — Квик быстро назвал имена. Кое-кто из них помогал ему секвестировать «Эмиссар». Большая часть ничего не знала о случившемся, но их тем или иным путем следовало бы убедить направить свое влияние в нужном направлении без дополнительных усложнений повествования. Они доверяли ему, или были в долгу за прошлые почести, или были рады поставить его самого в положение должника. Сами по себе и все вместе, они были наделены значительной властью.

Разговор с Паламас закончился удовлетворительно. Если необходимо, она проведет поиск во всей системе и передаст результаты прямо Квику.

После этого, однако, время тянулось крайне медленно.

Межпланетные просторы, все эти сотни миллионов километров, в сущности, не патрулировались. Там и сям — на кораблях, лунах, астероидах, рукотворных станциях — располагались могучие радары или другие приборы, подобные умножающим спектрометрам, в основном предназначенные для научных целей. Их можно было использовать, но этого нельзя было делать по мановению пальца, и зачастую добрая доля часа проходила между приказом и реакцией на него. А потом им следовало градус за градусом обследовать еще более колоссальные просторы, а время шло.

У Квика холодело нутро от мысли, где скорее всего придется искать «Чинук». Он мог только чуть намекнуть об этом Паламас, заметив, что исследования, проводимые возле Колеса Сан-Джеронимо, куда более важны, чем указывает правительство, и будет слишком плохо, если ионный след погубит результаты. Он мог только надеяться, что кто-то в космосе согласится и сумеет проверить его предположения. Но входить в контакт непосредственно с Трокселлом, безусловно, было неразумно.

Впрочем, таким образом Айра протянул целый день: пожав смиренную руку, поздравил победителя научного конкурса, переговорил о стратегии следующих выборов за ленчем, который оказался великолепным, повозился с текущими делами, и все это с тупой доброжелательностью на лице. В 17.00 позвонил Элис сказать, что и эту ночь задержится на работе.

— Засижусь допоздна, быть может, на всю ночь, — пояснил он.

— Да, — отвечала она бесстрастным голосом. Так больно видеть ее лицо, так жалко.

— Это правда, — проговорил он. — Позвони мне, если хочешь, попозже, если не веришь.

— Зачем же? — Она вздохнула.

Он нахмурился:

— Ты опять в депрессии, дорогая? Я же тебе говорил не раз: только из-за того, что я не сижу на месте, ты не можешь оставаться дома и кукситься. Тебе нужно бывать побольше вне дома, дорогая.

— Ты сказал, чтобы я поступила в Галактический клуб, но это всего лишь группа, изучающая межзвездное пространство. Из верности к тебе я не стала туда ходить. С меня уже хватит всяких клубов и комитетов, в которые ты меня запихнул.

— Эй, давай-ка не будем ссориться.

42
{"b":"1511","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тихий человек
Воскресни за 40 дней
Успокой меня
Королевская кровь. Огненный путь
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Пятьдесят оттенков свободы
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Замок из стекла