ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну что ж, у них могли найтись причины, чтобы передумать, — размышлял Бродерсен. — Придется разобраться, и в вашем распоряжении находятся люди, имеющие опыт общения с ними.

Еще более важно то, что Совет решил получше разобраться с ними, прежде чем предпринимать какие-либо меры. Надеюсь, что арест этой группы послужил достаточной мерой и нам не придется предпринимать более решительные шаги. Вы прекрасно понимаете, полковник, что нам не нужна публичная истерия. От этого и секретность.

Время!

— Да, конечно, я не спорю, адмирал Фрай, давайте обсудим мероприятие, так? Какие предосторожности вы имеете в виду?

…Наконец переговоры закончились.

Возвратив телам полную земную тяжесть, «Чинук» гнал вперед. Колесо достаточно прибавило в размере и было заметно уже невооруженному глазу. Когда внешняя связь умолкла, экипаж получил свободу, чтобы поболтать. Бродерсен понимал, что ему следует надлежащим образом все организовать. Предприятие будет рискованным — это в лучшем случае.

Он встал, потянулся и расслабился, напряжение спало. «К черту всю спешку, — решил он. — Я переговорю с ними и дам все возможные наставления. Это не слишком уж хорошо: потому что потребует не более часа или двух. Сперва надо отдохнуть. Схожу-ка я к Пиджин. Возможно, это наша последняя встреча».

Глава 19

Покорный точным импульсам вспомогательного двигателя, «Чинук» устремился к пустой ступице Колеса. Огнецветные пары клубились в ночи и таяли. Так можно было быстро избавиться от колоссального электростатического потенциала, защищавшего корабль от космических лучей. Когда «Чинук» принял правильную ориентацию и лег на нужную траекторию, внутри корабля начал раскручиваться гироскоп. Он набирал скорость до тех пор, пока не стал вращаться чуточку быстрей, чем станция. Корабль уже почти поравнялся с ней.

Люди сидели, чтобы избежать дурноты, вызванной изменением искусственного тяготения вдоль радиуса и силой Кориолиса. Бродерсен утешался уверенным голосом вахтенного офицера впереди. Прикрытие объясняло отсутствие на «Чинуке» других опознавательных знаков, кроме регистрационного номера и яркой эмблемы его компании, так же как наличие энергопушки и трубы для запуска ракет. Заговорщикам пора бы уже проявить подозрительность, хотя бы на Земле, и прислать предупреждение со скоростью света. Но все это еще будет. Впрочем, сердце тянуло, челюсти ныли — так плотно он стискивал их, — холодный пот стекал струйкой по хребту. Последний раз он был в сражении более чем четверть земного столетия назад.

Космический корабль входил в ступицу со скоростью нескольких метров в секунду, чуть-чуть в стороне от оси. (Слава Богу, у корабля такой величины остается не слишком большой зазор.) Снаружи роликовые подшипники мягкой поверхностью остановили «Чинук», нос корабля выдавался из переднего конца ступицы, корма и фокусирующие трубы с другого. Угловая скорость вращения сделалась равной скорости вращения Колеса в тот самый момент, когда грузовой и пассажирский переходы оказались напротив соответствующих входов. Таким образом Колесо приобрело дополнительный угловой момент, но изменения были незначительными. Когда достаточное количество причаливающих кораблей заметно подействует на вращение, ракетный двигатель на ободе Колеса снизит скорость.

Поскольку прибывший корабль не нес в себе груза, который следовало перенести в Колесо, навстречу гостям выдвинулся лишь пассажирский переход. Резервный бак наполнил его воздухом; уравнявшись, давление активировало сенсор, замерцавший зеленым огоньком и загудевший. Можете проходить.

Бродерсен провел деревянным языком по пересохшим губам. И как бывало с ним прежде, но все-таки чуть иначе, вдруг остыл: у него чересчур много дел, чтобы позволить себе волнение.

— О'кей, — сказал он своим. — Вспомните нашу договоренность и сигналы, — и поцеловал Кейтлин, стоявшую возле него с автоматическим пистолетом в руках. Сюзанна находилась где-то в недрах корабля, подсоединенная к своему компьютеру и через него ко всему кораблю, который отреагирует на каждую команду, которую она отдаст. Скудость информации заставляла ее ограничиваться несколькими базовыми действиями, но Бродерсен был рад и такой поддержке.

— Удачи, — пожелал он своим и направился вперед. Центробежная сила, равная одной десятой земного тяготения поместила воздушный люк под его ноги, внутри воздушного шлюза были поручни. По ту сторону стыка причальная труба предоставила ему другой набор поручней, располагавшихся теснее, потому что она была сложена на манер аккордеона до минимальной длины. Лампы дневного света бросали странные тени на складки. Бродерсен ринулся вниз; низкое тяготение обладало известными чарами.

Вынырнув с другого конца, он направился по короткой жесткой лестнице к балкону, предназначенному для выгрузки багажа. Там вторая лестница направлялась к палубе, но он остановился и огляделся. Настало мгновение, решавшее: нападать или бежать.

Широкий коридор пяти метров высотой дугой уходил по обе стороны, выпуклый сверху, вогнутый под ним. Дэн увидел двери, закрывавшие неиспользуемые помещения. Люк вел в спицу, коридор к ободу. Холл был выкрашен в тусклую краску и покрыт ковром. Громко жужжали вентиляторы, слегка пахло маслом — выдавая недавнюю заброшенность.

Под ним грудились люди. За исключением Трокселла, выделявшегося в деловой куртке и брюках, остальные были в комбинезонах. У каждого оружие: метательный пистолет, а не станнер. Бродерсен сосчитал всех — двадцать один, — и почувствовал прилив бодрости. Оцепенение еще не оставило их. Все они здесь, офицеры связи и управления, техники, квартирмейстеры…

***

Он сумел вынудить полковника согласиться на это и запереть своих нынешних пленников в аудитории. Бродерсен знал, где она находится. А вся команда должна была встречать вновь прибывших, чтобы помочь им эскортировать внеземлян, предположительно обладающих нечеловеческими способностями, пытаясь найти безопасное место.

— Приветствую вас, сэр, — обратился к нему на английском Трокселл. Его бас эхом загулял между голыми стенами. — Все в порядке?

— Да, — отвечал Бродерсен.

— Спускайтесь.

— Подождите минуту. Я хочу, чтобы кто-нибудь прикрывал мою спину.

— Как?

— Могу я себе позволить некоторую осторожность? Хорошо. Сергей?!

Появился Зарубаев с автоматом и встал рядом с капитаном. Агенты удивились. Бородатый, длинноволосый, одетый, как они, русский совершенно не отвечал их требованиям.

«Ну пора». Бродерсен выхватил пистолет. Зарубаев обратил вниз ствол.

— Не двигаться! — завопил Бродерсен. — Руки вверх, иначе стреляем.

— Какого дьявола… — Голос Трокселла умолк, когда загрохотал автомат Зарубаева. Предупредительная очередь пробарабанила о противоположную стену. Охранники застыли.

— Руки за голову! — приказал Бродерсен. — Быстро! О'кей, ребята, вперед.

К ним присоединились Вейзенберг и Лейно. Они были с автоматическими винтовками, за спинами стрелковое оружие.

— Пусть все остаются на местах и все будет в порядке, — проговорил Бродерсен. — Но всякий, кто проявит излишнюю прыть, погибнет. Понятно вам? Погибнет!

Внутренне он молил Бога о том, чтобы подобного не случилось. Эти парни не делают ничего плохого, просто такова их работа. Он сталкивался с подобными людьми, когда и в самом деле носил форму Союза, которому он помогал убивать. Симпатии обеих сторон трудно было согласовать.

Взгляд его блуждал вправо и влево. Зарубаев улыбался, словно бы радуясь стычке… быть может, так оно и было. Вейзенберг напряженно замер, рот его скривился, но ствол не дрожал. Лицо Лейно под шлемом темных волос вспотело и напряглось, он тяжело дышал, но также не казался испуганным. «А как насчет меня? — подумал Бродерсен. — Помнится, когда-то меня звали Каменной Рожей…»

***

Там позади, у шлюза, Дозса и Кейтлин составляли его резерв, охраняя путь к отступлению. Он попытался представить себе их лица. «Мы не на пикнике, не на игре в войну с любителями». Бродерсен разместил посты самым тщательным образом. Родившийся на Деметре Зарубаев некогда пустился в странствия и провел несколько лет в межпланетном корпусе миротворческих сил, и только потом поступил на работу в «Чехалис»; в бою не бывал, однако вымуштрован и знает маневр. Выросший в глуши Лейно был чемпионом среди стрелков. Вейзенберг умел сделать любой инструмент частью своего тела, а оружие — тоже механизм. Все трое обладали соответствующим космическим опытом. Дозса тоже, но не с оружием и редко за пределами корабля. Пиджин… да, за то время, которое у нас было, я сделал все, что мог, и сейчас мы узнаем, правильно ли я рассудил.

46
{"b":"1511","o":1}