ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дэн, — удивилась Джоэль. Глаза ее стали громадными: черное дерево на лице слоновой кости.

Дэн подобрался.

— Поторопись, — бросил он, перехватив ее за руку. Джоэль в свой черед указала на внеземлянина, который двинулся к ней..

К ним присоединился мужчина.

— Дэниэл! — воскликнул он. — Рог todas los santos… — Карлос Франсиско Мигуэль Руэда Суарес. Полысел.

За ним следовала пышная блондинка. Бродерсен припомнил имя — Фрида фон Мольтке. Остальные смешались в возбуждении. Бродерсен отправился вверх по проходу, в котором он находился: не стоит сейчас попадать под замок.

— Поспешите, поспешите! — закричал он. Вейзенберг и Лейно могли передать прихваченное с собой оружие и за дверями. А потом пусть Трокселл побережется. Инженеры следовали за Бродерсеном, кричали, махали руками. И все же большая часть пленников колебалась. Лангендийк подгонял их, но они не были солдатами, и сердце не связывало их с дикими вторгшимися захватчиками. Шум и оружие рождали желание спрятаться. Им было нужно несколько минут, чтобы понять.

Бродерсен вновь выскочил в коридор. Правая рука его держала винтовку, левая Джоэль. Инопланетянин держался позади них, Лейно следовал за ними. Вейзенберг замер в дверях, призывая к себе отстающих. Фон Мольтке воспользовалась возможностью, чтобы взять автомат со спины инженера. Руэда Суарес повторил ее движение.

Тут из-за изгиба коридора появились Трокселл и его люди. Первый ряд, как щиты, нес за ножки пару больших столов, обратив их крышками вперед.

Бродерсен потом так и не вполне понял, что именно произошло. Разразилась новая схватка. Все, кто был с ним, отступили назад в коридор, они виляли, припадали на колени, ложились, бежали, стреляли, и каким-то образом все оказались целы. Враг непонятным образом исчез, когда они достигли следующей спицы.

Бродерсен понял, что их атака была слишком эффективна и не оставляла лишенным соответствующего вооружения агентам ни одного шанса. Так, должно быть, и случилось. А Трокселл сделал все, чтобы продержаться достаточно долго и задержать промедливших людей с «Эмиссара». Возвращение туда было бы самоубийством.

Джоэль вернула Бродерсена в настоящее.

— Послушай, Дэн, нам нужно кое-куда забежать. Фиделио… бетанин — инопланетянин — не может есть нашу пищу, у нас есть для него припасы.

— Да? — сказал он. — Нет, слишком рискованно.

— Нет, если мы поспешим, — отрезал Руэда. — Всемогущий Господь, Дэниэл, пойми — Фиделио связывает нас со всей своей расой.

— О'кей, — решил Бродерсен. — Вперед, галопом.

Склад оказался не так далеко, дверь не была заперта, и удобная упаковка рационов позволяла нести их; в основном все было приготовлено в обезвоженном состоянии. Нагрузившись, группа направилась к ближайшей спице, заняла лифт и направилась к ступице.

По пути они почти ничего не говорили. Все были ошеломлены. Бродерсен считал: он сам, Джоэль, инопланетянин, Вейзенберг, Руэда, Лейно, фон Мольтке. «Спасены четверо, ну что ж, это много, — если их удастся предъявить на Земле как свидетелей. Если же нет, он попадет в историю как отчаянный бандит, убитый в преследовавшем непонятные цели налете».

Лифт выпустил их. Они поспешили по коридору, загибавшемуся куда более круто. Вот платформа. Пиджин и Дозса… Пиджин. Пиджин! Она помахала ему. Бродерсен не видел Зарубаева, которого, должно быть, перенесли внутрь. При здешнем уменьшенном весе Кейтлин вполне могла это сделать. Выжил ли он? — этот вопрос может подождать. Трокселл скоро найдет способ приступить к действиям. Лучше поторопиться с отправлением.

Компания Бродерсена поднялась по лестнице в корабль, он вошел последним и рявкнул в ближайший интерком:

— Сью, теперь уносим ноги отсюда.

Закрылись люки, включился двигатель. На самом малом ходу «Чинук» отделился от Колеса и вышел из ступицы.

Пальцы прикоснулись к рукам Бродерсена. Оглянувшись, он увидел фон Мольтке.

— Если фы будете любезны, мистер капитан, — проговорила она с хриплым акцентом. — Я слыхала, что фаш стрелок ранен, а фооружение фесьма похоже на то, которым снабжен «Эмиссар».

— Да, — отвечал он, ничего не понимая от усталости, — да, это так.

— Я была стрелком на «Эмиссаре», — напомнила она ему. — Я могу сферить детали с фашими инженерами и отстрелить передающие антенны на корабле и Колесе. Лучше бы лишить фозможности перетфигаться и корабль. Тогда они не сумеют сообщить о нас на Землю. — И пока он медлил, добавила:

— Я сомнефаюсь, что они уже гофорили с планетой, но сделают это при перфой фозможности. А если мы помешаем, фреда им не будет. Они будут сидеть тихо, пока кому-нибудь не приспичит прислать за ними скоростной корабль. Тем фременем фы фыполните план, который есть. Ферно?

— Хорошо, — отвечал он, — согласен. Обсудите с Филом, главным инженером Вейзенбергом. И с нашей линкершей Гранвиль, — но думал он лишь о Кейтлин.

Минуту спустя режущий энерголуч сделал Колесо Сан-Джеронимо немым. Других повреждений не было, но ракета превратила «Эмиссар» в облако осколков. Жаль.

«Еще два преступления, — подумал Бродерсен. — Теперь мне следует придумать весьма надежные объяснения, чтобы добиться оправдания. Впрочем, это неважно. Пока главное выжить. Нет, пока важней всего сон».

Он едва умудрился привести дела в порядок и назвать нужный курс корабля, прежде чем повалиться в постель.

Сергей умер.

Кейтлин прижала Бродерсена к себе.

Глава 20

Вновь достигнув ускорения земного тяготения, «Чинук» направился к Т-машине. По предписанному маршруту путешествие заняло бы шесть земных дней.

— Лучше всего какое-то время соблюдать предписанные нам правила, и за это время выработать стратегию, — пояснил Бродерсен. — Иначе они направятся прямо за нами, а у сторожевика больше ног, чем у нас; кроме того, можно не сомневаться, что мы не сможем укрыться от ракеты со следящей системой наведения.

Фон Мольтке, вероятно, спасла и его и экипаж от этой судьбы, добавил рассудок. Известие о нападении на Колесо могло бы предоставить Квику превосходный повод просто взорвать весь корабль, тем самым избавив заговорщиков от затруднений, связанных с экипажем «Эмиссара», не говоря уже о вопросах, успевших прийти Трокселлу в голову. Безусловно, они могли попытаться что-нибудь сделать, и даже неудача могла оказаться летальной. Пока «Чинук» мог бросить свет на все дело, отряду Лангендийка не грозило ничего худшего, чем продолжительное заключение. С тактической точки зрения было даже неплохо, что Бродерсен не сумел освободить их. И теперь дело — свободы? — разложило свои куриные яйца по разным корзинкам. Наполовину, случайно, но его операция удалась.

«Нет. Это не так. Есть убитые, есть и раненые. Плохо и то, что среди них есть агенты. Сам я могу пережить это: они ввязались в драку с преступным безрассудством; быть может, проведенные в космосе недели лишили их осторожности — но погиб Сергей, мой собственный человек, мой собственный друг».

Он проснулся возле Кейтлин, осознавая лишь ее присутствие. Потом нахлынули воспоминания. Его неровное дыхание пробудило ее. Обняв его, она зашептала:

— Теперь мы ввязались в войну, Дэниэл, дорогой мой. А мужчины всегда погибали на войне. Твое дело правое, ты тоже восстал против тиранов и угнетателей, как часто случалось на Земле, и хорошо, что так. Я тоже знала Сергея, куда ближе, чем рассказывала тебе. Он радовался Вселенной; и если ему пришлось оставить ее, он может гордиться тем, что все произошло именно так, — голос ее медленно возвращал ему силы, наконец он смог встать и приступить к работе.

Потом, впрочем, он зачем-то вышел из их каюты, а когда вернулся, обнаружил Кейтлин безмолвной, на лице были видны следы слез. Он спросил, в чем дело, и она ответила — едва ли не шепотом, — что складывает песню и хочет побыть в одиночестве.

Итак, она отсутствовала, занятая своим делом, и Бродерсен встретился с Джоэль Кай, Карлосом Руэдой Суаресом и инопланетянином. Следовало бы устроить общее собрание, чтобы все могли услышать повесть «Эмиссара». Бродерсен не мог откладывать, ему следовало поскорее ознакомиться с фактами и сориентироваться, а это лучше делать, когда под рукой меньше людей. Невзирая на всю благодарность к Фриде фон Мольтке, он не стал приглашать ее; они не были знакомы и это могло помешать делу. Карлос был кузеном Антонии, первой жены Бродерсена. Когда она умерла, ему было мало лет, и хотя Руэда не часто встречался со своим бывшим родственником, у них нашлось достаточно общего. С Джоэль Кай Бродерсен впервые встретился девятнадцать земных лет назад; и, перебравшись на Деметру, всегда заглядывал к ней, когда посещал материнскую планету; ну а в последнее десятилетие… Не будучи точно уверен в своих чувствах к Джоэль — настолько не похожа она была на любую другую женщину в его жизни, — он испытал потрясение, когда она вошла в кабинет. Дни их рождения укладывались в один месяц, но Джоэль вдруг оказалось пятьдесят восемь; она провела много времени на чужой планете; странные края заставили поседеть локоны, которые он помнил черными до синевы, избороздили морщинами лоб, запечатлевшийся в его памяти тонким, чистым и ясным… истончавшая плоть обтянула кости, оставшиеся столь же изящными, как и прежде.

48
{"b":"1511","o":1}