ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Макаров крякнул, словно его ударили.

— Почему вы сразу не сообщили нам об этом?

Квик вздохнул:

— Это обнаружилось совсем недавно. Прошу вас, поймите меня правильно, сэр. Мы… я… должны продолжать свое дело, но с осторожностью: в дело, увы, вовлечено слишком много народа. И отправка информации с повышенным приоритетом вызовет подозрения. Если я выделяю конкретный вопрос, все немедленно принимаются размышлять о причинах.

— Ха! У меня в Великороссии все организовано лучше. 

— Вот почему вы столь необходимы для наших действий. — «Ах ты, варвар, тиран».

— Итак — какова утечка информации… сколько, какого рода и к кому?

Квик развел руками:

— Определить конкретно пока невозможно. Я уже говорил вам, что, в отличие от вас, имею дело не с немногими дисциплинированными людьми, чье молчание гарантировано. Я сделал все возможное, чтобы держать вас au courant, но в той мере, насколько сам мог следить за потоком событий.

— Так. Впрочем, моего внимания требуют множество вопросов. Что, если вы вкратце сообщите мне, сумели или нет определить конкретную тему.

«Он играет со мной? Или же под крестьянской проницательностью скрывается тупость? Макаров нужен мне сегодня не для этого… но я нуждаюсь в нем, а потому придется быть вежливым. Быть может, через несколько лет…» — разложив факты в своей голове, Квик начал:

— Наша исходная группа, конечно, знает всю историю. В том числе исполнители, которых мы привлекли. — К ним принадлежал весь экипаж сторожевого корабля «Ломоносов», большая часть которого была набрана заново; корабль уже отправлен через Т-машину к Фебу: ждать появления «Чинука». Экипаж составили из ветеранов Макарова, ушедших на космическую службу после войны, но оставшихся преданными своему старому предводителю, и технически подготовленных тайных агентов самого Квика. Ему оставалось только восхищаться тому, насколько быстро премьер устроил все по его просьбе. Астронавтический комитет изъявил благодарность за столь быстрое исполнение дела. Теперь «Бору» не придется оставлять свое место, чтобы провожать судно к месту задержания.

— Я велел психологам обследовать экипаж «Дайсона». Предлог придумали они сами, — якобы вознамерившись исследовать реакцию космонавтов на чрезвычайные ситуации. Конечно, никто из них не подозревал истины, хотя все удивлялись такой заботе. Никаких серьезных проблем, на мой взгляд. — «Дайсон» выполнял роль сторожевого корабля у Солнечных ворот, когда «Эмиссар» вернулся в систему Феба. Квик почти жалел, что не верит в Бога и не может поблагодарить его за то, что Том Арчер, капитан «Фарадея», охранявший Ворота с другого конца, проявил смекалку и верность. Он выслал автопилот, попросил «Дайсона» пройти через Ворота и оказать необходимую помощь. А сам немедленно повел «Эмиссара» в противоположном направлении. Как и ожидалось, никого не обнаружив возле Т-машины в Солнечной системе, он тут же увел своего пленника на безопасное расстояние и связался с Квиком. Ко времени возвращения «Дайсона» министр уже подготовил объяснение озадаченному капитану: дескать, извините и все-такое, но внезапно возникла необходимость провести груз крайней секретности так, чтобы о нем не сумели проведать экстремисты на Земле или Деметре.

— С «Фарадеем» дело обстоит сложнее, но я ведь могу и не повторять этого? — Арчер и его помощник дали подписку о молчании, но было бы неразумно по одному перебирать экипаж. Эти люди обрадовались возвращению «Эмиссара» и подняли шум относительно того, что корабль отправлен в карантин, и не с подобающими случаю предосторожностями, а как вражеское судно. Проконсультировавшись со своими хозяевами, капитан сообщил своему экипажу следующее:

— Получается, что корабль доставил назад нечто опасное… Может быть и нет, но правительство хочет провести расследование тщательно и осторожно, не возбуждая публичной истерии. Поэтому, чтобы обеспечить полное сохранение секретности, мы отправляемся на Гадес с научным поручением. — Быстрые и многофункциональные сторожевики часто выполняли исследовательские задания. Внешний мир системы Феба обладал некоторыми особенностями, о которых планетологи хотели бы узнать поподробней. — Да, это оторвет нас от семьи и друзей, которых вы надеялись вскоре увидеть, но приказ есть приказ. Родичей известят о том, что с нами все в порядке. Потом мы получим жирную плату за дополнительные обязанности — «Фарадей» не останется там навечно.

— Наибольшую опасность, пожалуй, представляет Трокселл и его агенты, — продолжал Квик. — Вне зависимости от тщательности отбора они уже много недель выслушивают проклятые и убедительные аргументы в пользу звездных полетов. Если один или двое из них изменят… то смогут погубить нас в тот самый день, когда ступят на Землю.

Вот те люди, о которых следует побеспокоиться. Кроме них у нас есть множество менее очевидных кандидатов. Это те, кто заправляет всем делом, начиная от моего ассистента Шово и Зои Паламас, которую я пугал опасениями скорого восстания на Деметре, вплоть до техников на космических станциях, которых просили обнаружить «Чинук» и передать ему команду возвращаться домой.

Сэр, ситуация не только опасна, она ухудшается. Я все менее и менее способен справиться с нею самостоятельно. Необходима сильная поддержка. Из всей нашей группы лишь вы способны предоставить мне таковую.

Макаров свирепо ткнул сигаретой в пепельницу, потянулся к другой и буркнул:

— Так что вы хотите от меня именно сейчас?

Квик вздохнул:

— Если бы я знал это, сэр, мне бы, наверное, было незачем обращаться к вам. Дело в том, что ситуация может выйти из-под контроля. Если дела пойдут неважно, я, возможно, не сумею сохранить все в тайне. Более того, я не имею достаточного опыта в этой области. Но, используя ваши советы, связи, предложения… вы следите за моей мыслью?

Предположим, все сойдет в соответствии с нашим расчетом. «Чинук» вернется к Т-машине, послушно сохраняя молчание по аутеркому. Дежурит сторожевой корабль «Коперник», на помощь ему спешно выслан «Альхазен». Экипажи обоих кораблей предупреждены о том, что «Чинук» разыскивают на Деметре и считают захваченным опасными преступниками. К тому же Брусcap из Европейской федерации позаботился, чтобы на «Альхазене» капитан и стрелок оказались людьми, которые не рассуждая исполнят приказ и будут стрелять при любом сомнении. Национальное правительство защитит их потом перед бюро расследований… Итак, предположим, что «Чинук» проходит к Фебу без всяких инцидентов и «Ломоносов» эскортирует его прочь. Оказавшись подальше от «Бора», «Ломоносов» посылает абордажный отряд, который арестовывает деметриан, допрашивает их, связывается с губернатором Хэнкок и ожидает дальнейших распоряжений.

Мы еще не знаем, что именно успела натворить шайка Бродерсена и что еще может сделать. Следует рассчитывать на какой-нибудь пакостный сюрприз. Например, они могли распропагандировать охрану на Колесе. Мы должны быть готовы к быстрым и решительным действиям.

Ну а сейчас надо ждать неприятностей, которые начнутся в ближайшие несколько часов и реализуются сотней непредсказуемых вариантов. Что делать тогда? Повторяю, сэр, события развиваются слишком быстро. Нам придется импровизировать, нас мало, наше прикрытие изобилует дырами. Слишком много людей — от Гадеса до Колеса и обратно — вскоре будут задавать слишком много вопросов. Что будем мы делать?

Макаров пыхнул вонючим дымком.

— Все зависит от того, какова реальность, — сказал он. — Вы правы, я буду ожидать рядом с вами.

И, подумав мгновение, добавил:

— Абсолютная реальность всегда чревата смертью.

Квик выпрямился. «Я наполовину боялся именно этого. Но неужели наполовину и желал?»

— Я не вполне понимаю, — осекся он.

— Разве у англичан нет поговорки: мертвые не говорят?

«Да, и сколько же могил наполнили твои палачи, Макаров?» Язык Квика сделался ватным. Ему стало холодно, хотя в кабинете было натоплено.

— Мы имеем… наша группа… обсуждала крайние меры, — на случай крайней необходимости.

60
{"b":"1511","o":1}