ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Каким курсом мы должны следовать?

Время.

— Вы будете маневрировать как обычно, подчиняясь распоряжениям — моим, а не «Коперника». Вы не должны вступать с «Коперником» вообще ни в какой контакт. Все свои передачи вы будете посылать нам лучом, ограничившись английским. «Коперник» уведен со своей обычной орбиты. Он будет держаться на дальней стороне Т-машины, пока вы будете проходить поле. Обратиться к нему вы можете только широковещательно и на испанском, потому что на «Копернике» никто не знает английского. И мы это обнаружим. Любое неповиновение с вашей стороны вызовет нашу атаку. Повторяю, вы поняли? Подумайте хорошенько, капитан Бродерсен.

— Боже-Боже, — деметрианин прищелкнул языком. — Что-то вы уж больно грозны. Как так? Какую беду могут причинить короткие переговоры?

Время.

Кейтлин певучим шепотом выводила — гаэльское ругательство, вспомнил Бродерсен.

— У меня приказ, — отвечал Лоуэс, чеканя каждое слово. — Среди прочего, вы обвиняетесь в попытке распространить технологическую информацию, способную подвергнуть общество опасности. Не сомневаясь в исполнительности экипажа «Коперника», я должен гарантировать, что вы не пошлете ни слова — ни им, ни какому-нибудь другому кораблю. Небесполезно сказать, что они не настроены на вашу волну. Если вы окажете сопротивление, они помогут нам.

— Понимаю. Ну а вы не хотите выслушать нас, капитан Лоуэс? Наша часть истории достаточно интересна. Нам есть кое-что показать вам.

Время.

Единственное удивление, — если стоило удивляться вообще, — принес ядовитый пыл Лоуэса.

— Нет! Меня это абсолютно не интересует! При первых признаках подобной попытки я отключаюсь. А если вы будете настаивать при повторном вызове, я имею разрешение атаковать.

— О'кей, о'кей. Что еще?

Время.

Бродерсен шепнул Кейтлин:

— Они его завербовали, так ведь? Скорее всего не просто обращением к воинскому долгу. Он — в конце концов — офицер Союза, а не Европы. Подкуп, шантаж…

— Ваша траектория и векторы не соответствуют переходным, — проговорил Лоуэс. — Объясните.

— Я как раз намеревался это сделать. У нас тут забурчала основная управляющая система. Получили не правильный импульс, пришлось компенсировать. Вместо того чтобы направляться прямо к нашей первой базе, мы используем параметры, которые дадут нам нулевую относительную скорость возле маяка Браво. Далее мы проследуем по стандартному пути. Могу, если хотите, передать вам цифры.

Далее несколько минут разговор шел на технические темы. Наконец, с некоторыми колебаниями, Лоуэс ответил:

— Ну хорошо. Мы будем постоянно следить за вами. Не отключайтесь — возможны дальнейшие инструкции. Если вы не сделаете ничего подозрительного, я выйду на прямую связь в 19.30. Понятно? — Получив подтверждение, он отключился, не попрощавшись.

Бродерсен откинулся назад.

— Ух, — проговорил он, — мне даже подумалось, что он вот-вот выстрелит. Просто палец зудел на спусковом крючке. Ну конечно, на таком расстоянии Фрида сумеет перехватить все, что он может прислать нам.

— Наши враги в отчаянии, — заметила Кейтлин.

— Правильно, А чем больше отчаивается человек, тем более опасным он становится, в том числе и мы сами. — Он улыбнулся Кейтлин. Любимое лицо придвинулось ближе. — Итак, до главных радостей осталось три-четыре часа. Отдохни-ка, макушла, если сумеешь.

Кейтлин провела пальцем по его щеке.

— У меня есть более интересное предложение, моя жизнь.

— Ха! Я… видишь ли, мне нужно обойти корабль, подбодрить войско, проверить все…

— Ответственные уже привели все в порядок, ты опоздал, — сказала она твердо. — Успокойся. Я прощупала их так, как не сумеет ни один шкипер. Все флаги на башнях, даже самые слабые укрепились сердцем. Конечно, мы должны собраться на несколько бодрящих песен о революции и свободе. Но это лучше сделать попозже, перед самым нырком. — Она ухмыльнулась. — Так что у вас есть свободный час, Дэниэл Бродерсен. Не сомневаюсь, что у тебя хватит ума провести его должным образом.

— Видишь ли, я так озабочен, что сомневаюсь в…

Кейтлин остановила его поцелуем. Двинулась ее рука. Наконец она расхохоталась.

— Видишь? Нечего было бояться. — Вскочив на ноги, она схватила его за руку. — Пошли, бычок. Нечего сопротивляться. Ты обречен.

В командном центре звезды сверкали на всех экранах. Ослабленное светофильтрами Солнце светилось подобно горящей луне. Земля пряталась где-то за ним. В другой стороне от него тусклым золотом светился знак, возле которого остановился корабль. Где-то еще кружился цилиндр Т-машины; масса и мощь заставляли его казаться на этом крохотном расстоянии — около пятидесяти мегаметров — чуть большим диска землеподобной планеты… самоцветом, плавающим в небе.

Бродерсен плавал, привязавшись и прислушиваясь к стуку крови. Ее приливы проходили легче, чем он ожидал. Только нельзя принимать никаких успокоительных, потребуется быстрая реакция до миллисекунды. Он-то предполагал, что будет тугой струной. «Пиджин — действительно превосходнейшее лекарство».

Если бы только она могла быть здесь. Она не стала бы отвлекать его… по своей воле. Можно не сомневаться, что рядом с ней он сумеет остаться тем идеальным роботом, которым и должен быть. Тяжело только понимать, что скоро она могла умереть.

Стеф разместил детекторы и коммуникаторные пульты в электронной рубке; Джоэль-голотевт и Сью-линкер сделались частями корабля и словно пилоты вели его на приближающиеся рифы и буруны, Фил и Мартти находились в машинном отделении, хотя им оставалось разве что только потеть; Фрида расположилась в боевой рубке — вместе с Карлосом, успевшим разобраться и способным оказать ей кое-какую помощь. Кейтлин утешала Фиделио. Коротко включившись, Бродерсен улышал, как они с бетанином обмениваются песнями.

Моргнувший экран и звонок заставили его обратить внимание на аутерком. Осунувшаяся физиономия Лоуэса выпрыгнула на экран.

— Сторожевой корабль. Вы готовы?

— Более или менее, — отвечал Бродерсен. — Только наша проблема никуда не исчезла. Остается надеяться, что приборы снова не взбесятся. Иначе мы угодим прямо в Грядущее Царство.

Временной интервал был почти незаметен. Дозса сообщил, что «Альхазен» располагается в нескольких тысячах километров. При увеличении его обтекаемый силуэт уже был различим, Бродерсен не видел причин для беспокойства.

— Я… надеюсь на выполнение прежней договоренности… ради вас самих, — проговорил Лоуэс. — Следуйте объявленному летному плану. Я остаюсь подключенным… Действуйте!

— Да. — Бродерсен проговорил в интерком:

— Капитан к экипажу: вы слыхали? — за дело. 

Он увидел, как Лоуэс побагровел и стиснул зубы, словно бы еще раз убедившись, что имеет дело с шайкой пиратов. Невесомость подчинилась небольшому боковому переменному ускорению, и все ощутили кориолисову силу; «Чинук» раскручивал гироскопы. Они остановились, на миг корабль замер на орбите, а потом включил двигатели и ринулся вперед. Ускорение вдавило Бродерсена в сиденье.

Инструменты Лоуэса и компьютеры лишь через минуту определили, что происходит.

— Остановитесь! — завопил он. — Вы движетесь не правильно.

— Черт побери, если я знаю почему, — отрезал Бродерсен, самым лучшим образом стараясь изобразить возмущение. — Я же говорил, что у нас неприятности с двигателем. Слушайте — не мешайте мне.

— Что вы делаете?

— Неужели вы решили, что мы хотим сбежать по случайной траектории и исчезнуть навсегда? Вали с моей шеи, мне нужно затормозить корабль.

— Я даю вам очень мало времени, капитан, — Лоуэс сжал губы. Бродерсен и его экипаж обменялись заученными словами.

Ионный двигатель выключился, как и следовало, чтобы «Чинук» прошел путем, вычисленным для него Джоэль. В следующей точке перегиба корабль повернул нос. Радар мог бы обнаружить движение, будь он настроен на это, но Бродерсен рассчитывал, что это не придет Лоуэсу в голову.

— Навигационные оценки свидетельствуют, что мы можем задержаться на этой траектории шесть часов, не заходя в поле слишком глубоко, — сказал он. Это было верно. — Мои инженеры рассчитывают, что сумеют исправить поломку до этого срока.

62
{"b":"1511","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Город под кожей
Предприниматели
Призрак Канта
В самом сердце Сибири
Погружение в Солнце
Собиратели ракушек
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Тенистый лес. Сбежавший тролль (сборник)