ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не будьте слишком уверенным в этом, — остерегла его Хэнкок.

— Хм? Быть может, лучше пробежать всю историю с самого начала, чтобы вы могли указать мне место, где я нарушил закон? Словом, расслабьтесь и слушайте.

Прежде чем продолжить, Бродерсен вздохнул:

— Я решил — и говорил об этом различным людям, — что «Эмиссар» может вернуться назад раньше срока. И многие прислушивались ко мне. Действительно, как вы догадались, я оплатил создание робонаблюдателя, которого Фонд послал исследовать Т-машину. Но эта научная работа полностью соответствовала всем правилам, и я сам хотел бы получить удовлетворительное объяснение причин, по которым у нас потребовали вывести аппарат на столь далекую орбиту.

Пожалуйста, потерпите, дайте мне еще минутку. — Веки его дрогнули, словно бы пряча повелительную нотку в голосе. — Космические правила не требуют подробных объяснений всех планов. Ну что плохого в том, что наш телескоп поглядывал в сторону «Эмиссара»? Вы обвиняете меня в обмане? Адово пламя, Аури, это же просто обходной путь!

Тем не менее через несколько месяцев наблюдатель возвратился и передал по лучу сообщение на станцию, что и должен был сделать в данных обстоятельствах. Я обратился к вам и спросил — кажется тактично, — что вы знаете о случившемся? Вы отвечали мне — «нет». Я связался с Землей, и все, с кем я общался, говорили то же самое. И мне бы не хотелось называть их лжецами. А в особенности вас, Аури. Тем не менее вы пригласили меня сегодня на конфиденциальную беседу явно для того, чтобы заткнуть мне рот.

Хэнкок выпрямилась в своем кресле, положила руки на крышку стола и начала с отрицания:

— От исходных посылок вы перепрыгнули к выводам. Причем к совершенно абсурдным выводам.

— Неужели я должен босыми ногами ради вашего удобства пробежать через весь этот коровник? — Подчеркнутое терпение не было сымпровизировано. Он спланировал свое поведение по пути в этот дом. — Прямо или косвенно, вы слыхали мои аргументы и прежде. И вот мы опять оказываемся в том же месте.

Она молча затянулась. Бродерсен вскользь подумал о том, сколь отвечают человеческой природе все эти постоянные повторения — прямо удары там-тама… интересно, а свободны ли Иные от этой необходимости, раз они могут сразу ухватить суть.

— Робот заметил вышедший из Ворот транспорт класса «Королева», — проговорил он. — Конечно, расстояние не позволило определить название корабля, но мы, люди, еще не построили кораблей крупнее, и форма была вполне подходящей. Словом, или это был корабль этого типа, или судно внеземлян, похожее на него. Потом робот установил, что «Фарадей» приблизился к пришельцу, а потом оба корабля совершили переход от Феба к Солнцу. Этого было достаточно, чтобы по программе полета он решил вернуться домой и дать отчет.

И все же, Аури, я не стал нырять вслед как утка. Я начал с того, что мои агенты на Земле установили, где именно располагались в это самое время остальные суда класса «Королева». Оказалось, что все они находились — и здесь, и в Солнечной системе — так, что мой робот не мог их заметить.

Тем временем «Фарадей» вернулся к Фебу и приступил к исполнению своих обязанностей. Я попросил директора Фонда связаться по лучу с капитаном Арчером и вежливо осведомиться о том, что случилось. Тот ответил, что все, мол, в порядке, если не считать некоторых неприятностей с транзитным грузовиком, прибывшим от Солнца; корабль, во избежание неприятностей, отослали назад, но принадлежал он не к классу «Королева», а к «Принцессам», и если наш робот утверждает иное, следует подбирать инструменты получше. Но, Аури, я-то знаю, что мой наблюдатель в превосходной форме! Какого же черта вы от меня хотите? Или это был корабль внеземлян, или же «Эмиссар», что, как мне кажется, куда более вероятно. Но в таком случае это самое великое событие со времени… — решайте сами какого… — и власти не имеют никакого права вмешиваться в это дело!

Бродерсен наклонился вперед и ткнул трубкой в воздух.

— Уверяю вас, в основном люди, с кем беседовал я или мои агенты, не лгут, — проговорил он. — У них действительно нет информации. В паре случаев они потрудились отослать собственные запросы и получили отрицательный результат. Понятно, что они не стали копать дальше, решив, что время дороже, но у меня репутация смутьяна. Почему должны они считать, что моя информация справедлива? Безусловно, кое-кто из них решил, что я наврал для каких-нибудь тайных целей.

Но вы-то провели на Деметре достаточный срок, чтобы узнать меня лучше, так ведь? Что касается меня, то, когда я впервые обратился с этим вопросом, вы сказали, что ничего не слыхали, и я поверил. Потом я спросил еще раз, вы отвечали, что расследуете обстоятельства, и я снова поверил. Ну а после того — скажу откровенно — мое настроение сделалось куда более скептичным.

Итак, зачем я понадобился вам сегодня?

Хэнкок ткнула окурком сигареты в пепельницу, извлекла из пачки новую и яростно раскурила.

— Вы сказали, что я хочу заткнуть вам рот, — проговорила она. — Называйте как угодно, но именно это я и намереваюсь сделать.

— Незачем удивляться. — Бродерсен постарался расслабить мышцы живота, чтобы голос его прозвучал мягко. — По каким причинам и по какому праву?

Она невозмутимо встретила его взгляд:

— Я получила ответ на свой запрос по поводу этого дела. Из чрезвычайно высоких инстанций. Интересы общества требуют, чтобы в течение неопределенного времени утечки новостей не было. К этому разряду относятся все ваши заявления.

— Общественные интересы, надо же!

— Да. И я хочу… — рука Хэнкок, доставив сигарету к губам, дрогнула. — Дэн, — проговорила она почти грустным голосом, — у нас с вами и прежде нередко доходило до драки. Я понимаю, насколько вы противостоите определенным политическим тенденциям. И то, что вы являетесь глашатаем этой позиции среди деметрианцев. Тем не менее я уважала вас и смела надеяться, что и вы также верите в то, что я желаю лучшего этой планете. Мы ведь и работали вместе, разве не так? Например, когда я уговорила Совет выделить дополнительные фонды на университет, чего вы добивались, или когда вы лоббировали ваш жестоковыйный колониальный парламент, чтобы одобрить учреждение Экологической Администрации; мне показалось, что она сделалась необходимой, и я убедила вас в этом. Могу ли я попросить вас и сегодня поверить мне?

— Конечно, — отвечал Бродерсен, — если вы назовете мне причины.

Хэнкок покачала головой:

— Я не могу этого сделать. Видите ли, подробностей не открыли даже мне. Настолько это все важно. Но я должна доверять людям, искавшим у меня помощи.

— Скажем, Айре Квику, — Бродерсен не сумел изгнать из своего ответа едкую нотку.

Она напряглась.

— Если хотите. Он является министром исследований и разработок.

— И приводным колесом в партии Действия, возглавляющих на Земле всех, кто заинтересован в том, чтобы люди не вышли в Галактику. — Бродерсен подавил раздражение. — Давайте не будем спорить о политике. Что вам позволено сказать мне? Полагаю, вы можете все-таки предоставить некоторые аргументы, чтобы каким-то образом образумить меня.

Хэнкок выдохнула дымок, глядя на кнопку, светившуюся у нее на столе:

— Мне предложили некоторый гипотетический случай. Представим себе, что мы правы и «Эмиссар» действительно вернулся, но с совершенно ужасным грузом.

— С болезнью? С кучей вампиров? Прошу вас, Аури, прекратите ради Петра Апостола! И ради Павла… и четырех евангелистов — Матфея, Марка, Луки и Иоанна!

— Корабль может принести просто плохие новости. Мы многое принимаем за факт. Например то, что каждая цивилизация, технологически превосходящая нашу, должна быть мирной, иначе они не сумеют существовать. Логически это поп seguitur. Предположим, что «Эмиссар» наткнулся на расу межзвездных ханов-завоевателей.

— Не говоря о прочем, сомневаюсь, чтобы Иные стерпели подобное положение. Но в таком случае я бы, например, постарался немедленно предупредить всех своих, чтобы люди успели приготовиться к обороне.

7
{"b":"1511","o":1}