ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Удивительно, — сказал он. — Поворачивай к ним, Стефан.

Дозса нахмурился.

— Сомневаюсь, — отвечал он, — чтобы в таких условиях можно было нарушать режим полета…

— Вниз, amadan! — завопила Кейтлин. — Клянусь, это они! Те, ради которых мы опустились сюда!

— Откуда ты знаешь? — спросил помощник капитана.

— Ты хочешь сказать, что не можешь этого сделать?

— Ладно… ты права. Если мы не посмотрим на них, то незачем было и лезть сюда.

Кейтлин пригладила липкие от пота волосы.

— Теперь ты говоришь то, что хотелось бы слышать Дэну.

Дуновения снизу поднимали бот и отпускали, поворачивая. Дозса тормозил, насколько было возможно — или даже чуть больше. Зрелище сделалось отчетливым, оно потрясало.

Кейтлин насчитала девятнадцать существ, парами и тройками поднимавшихся перед кораблем из облаков в километре внизу, в точности пересекая его траекторию. Создания имели размер кашалота и подобно киту напоминали торпеду; массивные округленные спереди головы заканчивались ртами-сфинктерами. Задний конец тела нес плавники, их было четыре; горизонтальные и вертикальные, они казались скорее гибкими рулями, а не толкающим устройством. Окружавшие рты короткие щупальца и длинные антенны, вне сомнения, содержали в себе органы чувств или сами являлись ими. Из середины тела выступала пара сложных мускульных структур, управлявших гладкими крыльями, длиной превосходившими все тело. Впереди них располагались две руки, или скорее два хобота, поскольку костей в них как будто не было; заканчивались они тем, что люди могли назвать только ладонями.

Тела данан были невероятно ярко окрашены. Глубокая синева спины превращалась на брюхе в сапфир, на крыльях трепетала радуга диффракции: каждое движение их гибкой поверхности рождало игру хроматических волн. Исполненные величия создания завели пляску перед кораблем. Они ныряли, кланялись, планировали, поворачивали… проскальзывали мимо буквально в сантиметрах друг от друга, совершали километровые дуги, кружили, сплетались, покорные ритму, захватывавшему ум, как привлекают его к себе великие шедевры или любовь.

— Они танцуют под музыку, — Кейтлин знала это. — Карлос, сумеешь ли ты найти ее?

Оторвавшись от захватывающего зрелища, Руэда принялся работать со звукоприемником. Наконец ему удалось устранить шум полета и приглушить звуки ветра… и в кабине возникла песня. Глубокие басы морских глубин, чистейшее сопрано, уходящие выше и ниже пределов, которые способно воспринять ухо, наполнили ее. Масштаб звуков не был знаком детям Земли. В песне данан, если можно было назвать какое-то первое впечатление, звучала несокрушаемая мощь, и Кейтлин сказала сквозь слезы, стоявшие в ее глазах:

— О радость, какая у них радость! Разве вы не слышите? Посмотрите, как они резвятся.

— Я предпочитаю концентрировать свое внимание на пульте управления, — отвечал Дозса и, хотя взгляд его то и дело обращался к величественной и радостной гармонии движения данан, повел «Вилливо» по дуге.

— Они приветствуют нас, — сказала Кейтлин. — Если они и в самом деле Иные… О, я всегда знала, что они должны быть счастливым народом.

— Подожди, дорогуша, — предостерег ее Руэда. — Спектакль бесспорно величествен, но ты торопишься делать выводы. Возможно, перед нами просто любопытные и игривые животные, как дельфины возле корабля.

— Дельфины с руками? Они же пользуются своими руками осмысленнее, чем танцоры, выплясывающие хулу.

— А где одежда, украшения, орудия, что-нибудь искусственное?

— Сейчас им ничего не нужно. Помолчите. Мне кажется, что я начинаю понимать их музыку.

— Тогда поспеши, — предостерег Дозса. — Я не могу больше продолжать этот маневр. Мне вот-вот придется увеличить радиус. Наша скорость превышает их возможность.

— Чего и следовало ожидать, — сказал Руэда. — Природа рассчитывала их для… Дану. А человек же создавал свой бот для других целей. К тому же у нас двигатель ядерный, а они используют химическую… Прости, Кейтлин, ты хотела тишины.

— Нет, продолжай, раз у тебя есть идея, — сказала она. — Я просто хотела слушать их, не вступая в спор. Одним ухом я слушаю тебя. Наука тоже комплекс искусств.

Руэда криво улыбнулся:

— Я не ученый. В лучшем случае ученик воскресной школы… Мы записываем эту сцену на ленту, да?

— Конечно же.

— Хорошо, — вяло сказал Дозса. — Жизнь, отвечающая величию и спокойствию этого мира. Нам будет о чем поговорить в ближайшие годы.

Зрелище продолжалось. Люди говорили, вслушиваясь в мелодии, разглядывая движения… совершая полет над облачным морем, расстилавшимся под красной карликовой звездой.

— На мой взгляд, эти живые корабли легче атмосферы, — предположил Руэда. — Их гигантские тела наверняка содержат лишь газ, нагретый собственным тепловыделением. Клапаны помогают им подниматься и опускаться, крылья улавливают ветер, быть может, их организм использует ракетный двигатель, выбрасывающий газ или же… во всяком случае атмосфера здесь достаточно плотна, чтобы сделать подобный способ передвижения практичным. Данане дышат водородом вместо кислорода — это естественно, — но, подозреваю, во всем прочем они не столь уж отличны от нас; тела их тоже состоят из водного раствора протеинов.

— Но как они возникли? — хотел узнать Дозса. — Что заставило их эволюционировать? Как началась здесь жизнь? На чем основывается пищевая цепь?

— Сколько лет и исследовательских организаций ты можешь выделить мне, чтобы мы могли дать ответ на эти вопросы, мой друг? Если ты интересуешься моими предположениями, скажу: на мой взгляд, под облаками находится первобытный океан, где атмосфера действительно становится плотной, а химические соединения концентрируются — первоначально на алкалоидах, Эта планета подобна Юпитеру, Зевсу и Эпсилону. Она тоже излучает больше энергии, чем получает от своей звезды. То есть тепловой градиент способен обеспечить биохимические потребности организма даже при слабом солнце. Энергия приходит в этот слой скорее из недр планеты. Наверно, высота, на которой мы сейчас находимся, является пределом для распространения жизни, как наша Антарктика или глубины земных морей.

Дозса хмурился, разглядывая танцоров, — Разум, развившийся в плавучей экологической цепи? Как может это случиться? Без камня, орудий, огня…

Руэда кивнул:

— Поэтому наличие разума у этих, во всем прочем восхитительных созданий и вызывает у меня сомнения.

Кейтлин выпрямилась в своей упряжи.

— Вурра, вурра, где же вы оба потеряли воображение? — бросила она вызов. — Неужели вы не в силах представить себе плавающую растительность, которую можно использовать как бурые водоросли или рыбьи кости? Или даже лучше. Если вам нужен какой-то аналог огня, как насчет энзимов, которые катализируют разложение органических составляющих? Потом, разве мы знаем, что именно подтолкнуло обезьян в сторону человека на нашей родной планете, чтобы выносить уверенное суждение об этом на чужой планете?

Руэда пригладил усы.

— Верно. Однако я отказываюсь верить в возможность существования электроники без твердых материалов и минералов. Да, конечно, Иные умеют обращаться с чистыми силовыми полями. Но как попасть от нас к ним? Не в один же шаг? Разум на Дану мог возникнуть, мог стать благородным, артистичным, утонченным, но он сам по себе не способен создать научно-технологическую цивилизацию. — Он резко усмехнулся. — Е pur si muove. Но мы обнаружили передатчики. — Руэда обмяк. Усталость сделала бесцветным его голос. — Похоже, тяготение уже достает меня. Я теряю способность мыслить. Надеюсь на то, что в ближайшее время случится еще что-нибудь.

Дозса кивнул. Он мог и не повторять очевидное: срок пребывания бота внизу был строго ограничен во времени. Мускулы способны принять большую нагрузку, но сердечно-сосудистая система, все жидкости в человеческом теле просто могут не последовать их примеру. Кровь накапливалась в нижних конечностях, перенапрягавшемуся сердцу все менее удавалось обеспечить мозг кислородом, утечка жидкости из клеток вызвала микроотеки; в известный момент повреждения должны были стать необратимыми.

70
{"b":"1511","o":1}