ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

(Кейтлин шепнула: «Ради любви», — и Джоэль заметила это.) — Их интересуют места, где можно увидеть кое-что более интересное, чем вакуум. Поймите, им приходится пересылать все необходимое для сооружения новой Т-машины — материалы, а быть может, и инструменты, — экспедиция может возвратиться, только построив собственную машину. Работа немалая даже для них. Я думаю, что если мы начнем перемещаться от машины к машине по предлагаемой мной схеме и соберем больше данных… словом, если будем перемещаться дальше и в нужную сторону… то наконец окажемся на той границе, где сейчас находятся сами Иные.

Джоэль чувствовала, что теряет сознание, голова ее была словно набита песком. Ныла каждая клеточка ее тела. Она согнулась, жалея только об одном, — что не может немедленно уснуть.

Смутно она услышала Бродерсена.

— Все понимают, на что мы дерзаем? Эта леди не гарантирует нам дальнейшего перемещения при каждом прыжке. Шансы могут сложиться и в нашу пользу, но с каждым повторением они уменьшаются.

— Мы можем остаться здесь во вращении на датской орбите, — предложил Вейзенберг. — Вполне очевидно, у нас есть шансы на то, что чей-нибудь корабль явится сюда прежде, чем мы умрем от голода. Не сомневаюсь, что такая цивилизация сумеет синтезировать земную пищу и позаботиться о нас. Конечно, экипаж не сумеет проводить нас домой, но мы, вне сомнения, сумеем прожить интересную жизнь на его родной планете.

— Ты это серьезно, Фил? — спросила Кейтлин.

— Нет, у меня семья. Но я просто думал, что один из нас должен подытожить все для остальных.

— А человечество останется в руках типов, подобных Айре Квику? — огрызнулся Дозса.

— Эй там! — сказал Бродерсен. — У нас еще будет время обдумать это. Джоэль, я берусь за лечение: начнем с двадцатичетырехчасового сна.

Джоэль едва чувствовала руки, относившие ее в каюту, не заметила она, и как Кейтлин губкой омыла ее, как вдвоем они с Бродерсеном уложили ее в постель и дождались, пока она уснет. Проваливаясь в сон, она думала лишь об Оракуле и о тех, кто создал его.

Глава 38

Прыжок.

Число видимых звезд уменьшилось, как в туманную ночь на Земле. Ярче всех были красные, а это значило, что они рядом. Несколько редких гигантов отливали стальной синевой.

Среди них висело громадное солнце. Тусклый, красно-оранжевый диск можно было разглядывать без очков. Зодиакальное свечение простерлось широко, но на диске ничего не было: ни пятен, ни вспышек, ни протуберанцев, не было и короны; не имея резкой грани фотосферы, звезда как бы расплывалась, растворяясь в космосе.

Ближе располагалась казавшаяся глазу большая планета, вокруг которой в троянском положении по отношению к большой луне обращалась Т-машина. Оба небесных тела тоже светились янтарным светом. Дав увеличение, Бродерсен заметил, что толстая, полная сажи атмосфера укрывает расплавленную поверхность. Мимо пролетел астероид; темный покрытый кратерами, вращающийся, кувыркающийся вдоль длинной оси.

Джоэль проговорила:

— Так образуется новая система. Солнце черпает энергию из сжатия, и пока еще не сжалось настолько, чтобы начались термоядерные реакции. Космос здесь остается пыльным, изобилует камнями любого размера. Падая на зарождающиеся планеты, они расплавляют кору и увеличивают массу. По-моему, это со временем сделается похожей на Землю.

«А если это и есть Земля? — поежился Бродерсен. — Нет, маловероятно! И уж во всяком случае не имеет практического значения. Не хочу в это верить. Не буду».

— И сколько времени на это уйдет? — громко спросил он без всякой цели, побуждаемый остатками любопытства.

— Потребуется примерно пять миллионов лет, чтобы здешнее Солнце оказалось в главной последовательности. Образование твердой коры на планете может идти даже медленнее. Мне необходимы дополнительные данные для точной оценки.

— Прости, не будем мы оставаться здесь. Тут нас ничего не интересует.

«Разве что, о Боже, хотелось бы оценить широту миров, которые привлекают Иных, в которых они живут и перемещаются, чтобы увидеть, как рождается звездная система, как она эволюционирует, живет и наконец умирает. Для этого-то они и построили здесь Ворота».

Глава 39

Прыжок.

— О-о-о! — зазвенел голос Кейтлин в интеркоме. — О величие, о свет! — Слова утонули в рыдании.

Пылало пространство, погасив Млечный Путь, звезды и звезды теснились друг к другу, изгоняя черноту с неба. Многие из них казались подобными Венере или Юпитеру, в самом блеске своем стоящим над Землей. Больше было рубиновых, но среди светил попадались и красно-оранжевые, и глубоко золотые.

Окруженное белой аурой солнце, возле которого парил «Чинук», — диск в половину градуса дуги — разрывал сердце своей схожестью с Фебом.

— Где мы, Джоэль? — хриплым голосом воскликнул Бродерсен.

В неровном голосе ее слышался восторг и сознание собственного ничтожества, давно не посещавшее ее:

— Как прекрасно. Должно быть, мы попали в шаровое скопление, Дэн. Оно старое, здесь не осталось ни пыли, ни газа, самые массивные короткоживущие звезды давно выгорели, остались только карликовые, родня Солнца. Давай побудем здесь немного, осмотримся.

Все согласились. К тому же — кто может сказать заранее? — Иные действительно могут поселиться среди такой красоты. Начались обычные исследовательские работы. Тем временем корабль набрал ускорение, приятно было вновь ощутить нормальный вес.

Исследования завершились через несколько часов. Джоэль сама измерила почти все параметры, а потом интерпретировала их. Желтое солнце владело по меньшей мере семью планетами. Одна, удаленная от своей звезды примерно на астрономическую единицу, относилась к числу землеподобных, атмосфера ее безусловно содержала кислород. Т-машина опережала планету, на 60° находясь в той же орбите. Никаких признаков радиопередач не обнаружилось.

Тем не менее Бродерсен решил.

— Поглядим. Лететь до нее три дня, в любом случае полезно побыть в условиях нормального тяготения.

— Неплохо будет и пройтись по миру, похожему на родной, — с завистью проговорила Сюзанна.

***

Ночная вахта.

В своей постели Лейно выпустил Кейтлин из объятий и лег рядом.

— Ах, — вздохнул он. — Это было прекрасно. Все чудесно в невесомости, но мы рассчитаны на тяготение. Правда?

Она села, обхватила руками колени и поглядела перед собой. Волосы Кейтлин светлыми локонами эльфа рассыпались по плечам. На белой коже выступил пот; Лейно ловил ее женский запах, солнечный и мускусный, ощущал испускаемое телом тепло. Ему потребовалось несколько минут, чтобы восстановить в себе энергию, настолько, чтобы заметить смятение на ее лице.

Он приподнялся на локте:

— Что случилось, querida?

Но Кейтлин по-прежнему глядела на перегородку, а не на него.

— Ничего, — сказала она негромким голосом, — и в известной мере все что угодно; дело не в тебе, Мартти, а во мне.

Он погладил шелковистое бедро.

— Скажи мне.

— Я бы не хотела ранить тебя по собственной инициативе.

Он напрягся.

— Выкладывай. Ты всегда умеешь найти нужное слово, Кейтлин, обычно приветливое, а до меня долго доходило, насколько ты независима и самостоятельна. — Молчание. — Говори, быть может, я помогу. Ты знаешь, что ради тебя я пройду через ад босыми ногами.

Он увидел, как в ней окрепла решимость.

— Вот это и плохо, Мартти.

— Эй? — Он тоже сел.

— Хорошо, этого следовало ожидать. — Она поглядела ему в глаза. — Ты сказал правду: вес приятная штука… и для любви тоже. Но сегодняшний шанс должен был принадлежать Дэну.

Он покраснел.

— Если я не ошибся, на сегодня он получил Фриду. Они ушли вдвоем.

Кейтлин кивнула:

— Да, я расстроена не этим. Более того, почувствовала радость за нее, когда Фриде удалось это сделать пару недель назад — после того как она провела с тобой столько времени. Фрида — добрая женщина, и заслуживает самого лучшего.

91
{"b":"1511","o":1}