ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Решив не искушать более судьбу, спустился обратно к входу в здание. Сердце после скоротечного боя колотилось как бешеное, да и общее самочувствие что-то было не очень – то ли от немного другого состава и давления атмосферы, то ли просто от переживаний, а уж настроение и вообще упало ниже плинтуса… На площадке перед дверью билась о бетонный пол выпавшая, видимо, из водопада рыбина с меня ростом и пастью, усеянной множеством зубов в мизинец длиной каждый. Жуть! Настроение ее вид мне явно не улучшил, и, протиснувшись по стеночке мимо незваной гостьи, я заскочил внутрь, плотно захлопнув входную дверь. И подперев ее массивной стойкой. Не нужны мне тут такие нежданные визитеры!

Ладно, на разведку сходил, теперь можно немного расслабиться, покалякать с самим собой о делах своих скорбных. Жаль только, водки с собой нет, на дежурстве никогда не пью. То есть как это нет? Теперь-то уж все равно! Я взял в дежурке ключи от продовольственного мини-маркета, занимавшего большую часть левой половины здания, и вошел в него. Гордо проследовал мимо стойки с дешевым спиртным к шкафчику с качественными напитками. Тот, разумеется, был закрыт и ключа у меня не имелось, поэтому воспользовался предусмотрительно захваченным с пожарного щита топором.

Что бы взять? Ну вот, пожалуй, выдержанный «Хеннесси» подойдет. В обычной жизни распивать такой дорогой коньяк я себе позволить не мог. Хоть одно преимущество этого дурацкого происшествия выявилось! Жаль только, долго это продолжаться не будет – чувствую, в этом мире сдохну я быстро. Если не от бактерий, то в пасти какого-нибудь хищника. Сразу вспомнился зубастый клюв давешнего «птеродактиля», и меня передернуло. Лучше, пожалуй, быстренько допиться до «белочки». Или вообще сразу пулю в висок, благо есть из чего.

Но после пары-тройки рюмок благородного напитка течение мыслей стало приобретать более оптимистичное направление, если таковое определение вообще уместно в данной ситуации. Тут хоть есть возможность какого-то выбора! И время на подумать. А ведь бывали у меня в жизни моменты, когда и такой роскоши позволить себе было нельзя! Когда, например, на последнем курсе училища, в пятом самостоятельном вылете на Л-39[1] отказал движок над жилым районом. Тогда пришлось сделать выбор за долю секунды! Он был «прост»: катапультируешься – самолет упадет на дома, уведешь в сторону леса – может не хватить высоты. Я выбрал второй вариант – как сделал бы и любой другой, кому не стыдно называть себя летчиком. Дернул рычаг катапульты, лишь достигнув опушки леса, когда машина была уже в паре десятков метров над проносящимися снизу с бешеной скоростью верхушками деревьев. Повезло – техника не подвела, и даже за ветки куполом не зацепился, приземлившись на удачно подвернувшейся полянке, в сотне метров от весело полыхающих обломков своего самолета. Меня тогда не наградили – сам по ошибке от маршрута отклонился, прошел над городом, ну и хрен с ним! Не в этом же дело…

Поэтому отставить сопли, товарищ капитан запаса! Считай, что вызвали из резерва и послали в разведку с особым заданием! Подумаешь, какие-то недобитые динозавры тут летают! Тебя-то учили сражаться с крылатыми чудищами пострашнее. С загоризонтным радаром на борту и самонаводящимися «клыками»! Я подошел к зеркалу и, чокнувшись со своим отражением, опрокинул еще рюмочку. То ли пятую, то ли уже шестую. Да какая разница! Главное – упадническое настроение прошло, и мне опять захотелось жить. Ведь, если подумать, что уж такого ценного я оставил дома, что по нему бы стоило так убиваться? Да ничего! Близких родственников нет, семьи не было и не предвидится, увлечений тоже – после того, как за последнее из них пришлось отсидеть. Даже друзей, по сути, нет! Те, что были, после зоны стали относиться ко мне с прохладцей. Не то чтобы отказывались встречаться, но… Да и те остались в Москве. Короче, я и так уже не раз задумывался в последнее время – а не уехать ли куда подальше за границу, начав новую жизнь? Ну вот, считай, и уехал!

И не с голыми руками, кстати! Только сейчас я сообразил, что судьба (или тот, кто ее в данном случае заменял) преподнесла роскошный подарок, забросив сюда вместе с торговым центром и всем его содержимым. А ведь могли и выбросить в голом виде прямо в местные джунгли! Тогда бы уже давно какая-нибудь из местных тварей закончила обгладывать мои несчастные косточки. А так еще побарахтаемся! Так что для начала надо провести ревизию находящегося в моем распоряжении имущества. Кстати, а чего это я все еще при аварийном освещении тут кукую? Ведь благодаря паранойе (или предусмотрительности – это смотря под каким углом взглянуть) бывшего хозяина этого здания у меня имеются резервные генераторы!

Быстренько, перепрыгивая через пять-шесть ступенек сразу (нет, определенно, пониженная сила тяжести мне начинает нравиться!), спустился в подвал и включил резервное оборудование. Новенький немецкий генератор завелся с одного нажатия, и тут же вспыхнул нормальный свет. Значит, состав и плотность местного воздуха его вполне устраивает. Счастье еще, что воздухозаборники и отвод выхлопных газов размещались возле входной двери под козырьком, иначе меня уже затопило бы! Вообще-то генераторов было аж четыре, но мне и одного достаточно с запасом. Сугубо на освещение и питание холодильников в продовольственном. Зачем Васильич (владелец этого заведения) брал еще три – фиг знает. Полной энергии от них хватит даже для накачки тактического боевого лазера, наверное! Видимо, все-таки у него паранойя. Значит, это ей и надо сказать спасибо за учетверенный запас такого ценного оборудования! Кстати, сразу и занесем этот факт в специально прихваченную тетрадку, куда я собирался поместить перечень имеющихся в моем новом хозяйстве вещей. Так как: «Социализм – это учет!» – учил нас великий Ленин. А у меня тут полный социализм – все буржуйское имущество экспроприировано и принадлежит народу в моем лице!

Что-то меня не туда несет. Ленина вот вспомнил… Интересно, пониженная тяжесть способствует усвояемости алкоголя? Иначе почему меня так развезло с каких-то несчастных шести рюмочек коньяка? Или это просто нервы? Мотнул головой, разгоняя по-хозяйски обосновавшиеся в ней алкогольные пары, и раскрыл тетрадь, выводя в ней неровным почерком: «дизель-генераторы, 4 шт. выходной мощностью по девяносто пять киловатт». Очень хорошо! А что с топливом для них? И тут мой параноидальный Васильич не подвел! В подвале стояло три цистерны с соляркой, по двадцать тысяч литров каждая. М-да, явно мой бывший хозяин готовился к полному и окончательному апокалипсису! Я быстро прикинул на пальцах – если не выключать генератор совсем, то он проработает около двух лет!

Так, а что у него еще в подвале имеется? Ну конечно, аптечка! И хорошо подобранная. Медицинское оборудование – даже портативный аппарат искусственного дыхания имеется! С машины «Скорой помощи» его украл, что ли? Противогазы, понятно, а тут что? Ни фига ж себе – три костюма полной химической и бактериологической защиты. А также счетчики радиации. Серьезно! Не, Васильичу за подготовку к концу света – твердый зачет! Правда, чем он собирался заниматься годами в бункере? Книг, естественно, не запас, так как вряд ли в своей жизни прочел хоть одну. С ума сошел бы! Кстати, это еще один аргумент против того, чтобы оставаться здесь до последнего.

Только вот почему он сюда оружия не притащил? Пара автоматов мне бы явно не помешала. А мой криминальный на всю рожу хозяин вполне мог бы достать что-нибудь и посолиднее! Я внимательно осмотрел подвал. Вот на хрена, спрашивается, возле одного из генераторов стоит аж два шкафа с электрооборудованием? Возле остальных – по одному, а тут – два? Открыл оба. Внутри вроде бы обычные щитки с предохранителями. Только вот в левом в нижнем углу второго висит замочек. Обычный такой. Сбил его с помощью пожарного багра. Теперь электрический щит можно отодвинуть. Есть! Под шкафом – лаз в небольшой погребок. А там…

«Гранатометы РПГ-7, 1966 года выпуска – 3 шт.»

вернуться

1

Л-39 – учебный реактивный самолет чехословацкого производства.

4
{"b":"151383","o":1}