ЛитМир - Электронная Библиотека

Шелгрейв не заметил этого.

— Хуже всего, — простонал он, — что он обольстил мою подопечную… да, Дженифер Элайн! Она помогла ему!

Баркер, доставший из рукава носовой платок, замер, не донеся его до лица.

— Вот как? О ужас!.. Но продолжайте же, бедняга. Расскажите все, все подробности, каждую деталь, чтобы я знал, как действовал Сатана, и мог дать вам совет. В чем тут состояла хитрость? Каким образом он одолел девицу? Как часто это случалось?

— О, если бы это было простое прелюбодеяние! Но — нет, она по-прежнему девица!

— А-ха! На итальянский манер? Продолжайте, продолжайте!

— Да нет же, говорю вам, это была не плотская похоть. Она поклялась на Библии, что они с Рупертом не касались друг друга, кроме одного-единственного поцелуя.

— О! — Баркер принялся вытираться.

— И я уверен — она говорит правду. Я хорошо знаю свою племянницу. Она благочестива, на свой полупапистский манер, и не стала бы лжесвидетельствовать… Ну конечно, ее долгое сопротивление было сломлено еще и тем, что ей не давали спать — это надежный метод, я уже испробовал его прежде. Если его правильно использовать, он надежнее пытки на колесе.

— И сохраняет здоровье, так что она испытает куда больше страха перед настоящим наказанием.

— Эй, стоп! — рыкнул Шелгрейв. — Ее они не повесят… Ладно. — Он взял себя в руки. — Я буду краток; позже, если захотите, сможете услышать все в подробностях. Похоже на то, что один из людей Руперта выследил его и убедил Дженифер помочь освободить принца; и этот человек действовал при поддержке тех языческих духов, эльфов и фей, что до сих пор бродят в наших лесах и развалинах. — Видя потрясение Баркера, Шелгрейв кивнул и продолжил: — Да, она назвала не кого иного, как Оберона и Титанию. И это действительно так, потому что, когда я с моими людьми отправился в погоню, нам изрядно докучали всякие фантомы. И хотя я сумел вырвать у Дженифер правду, Руперт остается на свободе. О нем не слышно ни слова — ни о том, что он снова в плену, ни о том, что он присоединился к нашим врагам. Но было бы опрометчиво утверждать, что вороны давно клюют его кости.

— Тогда где же он и его дьявольские легионы? — спросил Баркер, преодолев дрожь. — Нет… тот, кто прав, не должен бояться… Можно мне еще кофе?

Шелгрейв наполнил его чашку, потом встал, подошел к письменному столу и открыл один из ящиков, продолжая говорить.

— Демоны посоветовали ему искать магической помощи в Средиземном море и на его берегах. Дженифер не могла припомнить детали, она ведь почти неграмотна… И все же я полагаю, он направился именно в ту сторону. Если принц преуспеет, нас ждет нечто худшее, чем просто война… В качестве проводника ему дали кольцо, камень на котором начинает ярко светиться там, где принца ожидает помощь… можно не сомневаться, это горит огонь ада. Племяннице тоже дали такое кольцо, для тех же целей. — Шелгрейв натянуто улыбнулся. — Заметьте, как Господь может иной раз использовать инструменты Сатаны! Ведь именно кольцо помогло мне понять вину племянницы. Вот оно.

И Шелгрейв, держа в руке кольцо, шагнул к Баркеру. Баркер выронил чашку прямо себе на колени.

— О-о! — взвыл он. — Выбросьте эту страшную вещь, выбросьте ее!

— Мне казалось, вы храбрый человек, Нобах.

Богослов отчаянно покраснел.

— Извините. Но это был настолько неприятный и неожиданный сюрприз… Будто вы держали руку друга, а ее пальцы внезапно обратились в змей… — Он встал, и чашка грохнулась на пол. Уставясь на кольцо, Баркер пробормотал: — Оно выковано Вельзевулом, берегитесь его! Пусть поразит его молния Божьего гнева!

— Прошу вас, успокойтесь. — Шелгрейв отложил кольцо в сторону, взял гостя за плечи и заставил снова сесть в кресло. Стоя рядом, он торопливо заговорил: — Послушайте… мы с вами люди практичные, равно как и благочестивые. И мы знаем, где искать награду в этом мире. И если уж Господь дал нам в руки этот предмет, чтобы открыть грех и хитрость, — разве это не знак свыше? Разве не имел Он намерения помочь нам?

Баркер искоса глянул на Шелгрейва и произнес:

— У вас есть какой-то план, сэр Мэлэчи.

— Верно, и вы в нем занимаете главное место. Слушайте. Если Дженифер наденет кольцо, оно будет светиться, стоит ей приблизиться к цели… ну, могло бы светиться, если бы она путешествовала по своей воле. Я изучал магию, это необходимо, чтобы знать, как противостоять ей. Магия — слепое, механическое искусство, она не страшнее обычной пушки… В общем, разве не разумно было бы предположить, что оба кольца нацелены на одну и ту же точку? Значит, едва Руперт и Дженифер окажутся у Средиземного моря, кольца повлекут их, как мошек на свечу, к некоему месту… И если девушка будет постоянно под присмотром достойного человека… не забывающего о том, что Руперт — опасный беглец, и если у этого человека будет в распоряжении команда отчаянных солдат…

— Но Руперт — королевской крови, — возразил Баркер. — И, конечно, прежде всего он отправится в Голландию и соберет там немало сторонников…

— Я думал об этом, и сомневаюсь, что он так поступит, — сказал Шелгрейв. — Конечно, он может заехать туда за деньгами, хотя двор его матушки давно доведен до нищеты, после многих лет изгнания… Он может даже потратить некоторое время, пытаясь тайно собрать войска. Но все же я уверен, что следует отправить за ним небольшой, но решительный отряд.

Баркер нервно вздохнул:

— Чувствую, вы намерены просить именно меня возглавить такой отряд, Мэлэчи.

— Вы не ошиблись. Меня слишком хорошо знают, да у меня и слишком много дел, мое отсутствие будет скоро замечено. И мне еще потому нельзя уезжать, что я должен скрывать побег Руперта. Если из Лондона пришлют за ним раньше, чем мы его вновь поймаем, я смогу написать им, что принц болен и не в состоянии выехать. Ведь если в армию просочится весть о его побеге, это будет слишком сильным потрясением.

— А Парламент будет недоволен вами, — хитро заметил Баркер.

— Что ж, там действительно есть злопыхатели, которым страстно хочется свалить меня. Но им это не удастся; Господь поддержит меня. Кроме того, Дженифер… я хочу дать ей шанс искупить грех. Ведь если о ее злодеянии просочится слух в то время, как Руперт еще на свободе, мне, боюсь, не спасти ее от повешения… И потому, Нобах, я подумал о вас. Для вас это неплохая возможность.

Шелгрейв вперил пылающий взор в собеседника и продолжил напряженным голосом:

— Вы благочестивы, и силам ада не сбить вас с пути, и вы разбираетесь в темных путях ведовства, вас не одурачить чарами. Более того, вы мне как сын — сын, которым не благословил меня Господь; или… впрочем, оставим это. Если вы победите, для вас откроются все пути. И не исключено, что ваши проповеди покорят Европу.

Баркер облизнул губы.

— Но путешествие через всю страну, с вашей племянницей, — он откашлялся, — чтобы в конце концов встретиться… не просто с дьяволом, а — с ним!

— Вы же отправитесь не один, вас будут сопровождать восемь надежных стражей, — пообещал Шелгрейв. — Вы их знаете, это преданные и смелые люди. Это Райтус Джерсон и его младший брат, Свардлард; это Джабилах Браун, Гофорвард Микер, Инкриз Ватерман, Урия Прикетт, Нехемия Скуддер, Зераб Трокмортон — все надежные люди. Они схватят принца Руперта и доставят его назад, или же привезут к воротам Лондона его злобную голову. — После этих слов тусклые глаза Баркера вспыхнули. А Шелгрейв выкрикнул: — И подумайте, Нобах, какая слава достанется вам!

Глава 14

РЫБОЛОВНОЕ СУДНО

И небо, и вода отливали стальной серостью. Над головой плыли тяжелые синевато-черные облака, грозящие дождем. Холод, туман, пронзительный ветер… Суденышко то взлетало на гребни волны, то падало вниз. Один человек стоял у румпеля, другой — у поручней, неподалеку от Уилла и Руперта, сидевших на скамье возле входа в каюту. Оба они были одеты в потрепанные шерстяные пуловеры, причем пуловер принца отчаянно натягивался на груди и на плечах; но они остались в своих кавалерийских башмаках, не сменив их на рыбацкие суконные ступни.

28
{"b":"1514","o":1}