ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она стояла в теплой гостиной, около горящего камина, а кровь ее застыла.

– Зачем ты приехал? Это из-за слухов или… – Она судорожно облизнула губы. – Ради всего святого! Перестань играть со мной и скажи, что тебе нужно!

Его темные глаза смотрели на нее в упор. Взгляд проник в самую душу.

– Ты, Лаура, – тихо произнес Габриель. – Я приехал за тобой.

Глава 2

Лаура открыла рот и уставилась на Габриеля. «Я приехал за тобой». Темные глаза Габриеля горели желанием. Точно как в ту ночь, когда он лишил ее девственности. Ночь, когда они зачали ребенка.

«Я приехал за тобой…»

Сколько раз она мечтала о том, как Габриель разыщет ее и произнесет эти слова…

Лаура скучала по нему все эти пятнадцать месяцев: и когда родила Робби в одиночестве, и когда вставала к нему по ночам, и когда растила сына без отца. Она постоянно тосковала по его сильным рукам, способным защитить от всего. Особенно в тяжелые моменты, например, когда сообщила родным, что беременна. Или в день похорон отца, когда мама и младшие сестры прижались к ней, рыдая. Они не сомневались, что Лаура будет сильной. Или когда она день за днем ходила с ребенком на руках в банк, в очередной раз пытаясь убедить сотрудников увеличить заем, чтобы ферма осталась на плаву.

Но все же случались и хорошие дни. Тогда Лаура скучала по Габриелю еще больше. Например, на половине срока она мыла посуду и внезапно схватилась за свой округлившийся живот. Ее громкий смех разнесся по всему дому. Молодая женщина почувствовала, как малыш впервые зашевелился. А еще был солнечный августовский день, когда родился Робби. Лаура прижала его крошечное тельце к своей груди, он моргнул и устало зевнул. Его темные глазки были точь-в-точь как у отца.

Уже больше года Лаура нуждалась в Габриеле, как в воде, солнце или воздухе. Она тосковала по нему день и ночь. Она скучала по его смеху, по их дружеским отношениям.

И вот наконец он приехал… За ней?!

– За мной? – прошептала Лаура. Возможно ли, что он думал о ней хоть немного? – Что ты имеешь в виду?

– То, что я сказал, – тихо ответил Габриель. – Ты нужна мне.

Она нервно сглотнула:

– Почему?

Его глаза сверкали.

– Все другие женщины оказались лишь твоей пародией, твоей тенью.

Если до этого ее сердце громко стучало, то теперь оно пыталось вырваться из грудной клетки. Неужели, покинув Габриеля пятнадцать месяцев назад, она ошиблась? Неужели не нужно было скрывать от него Робби? Что, если Габриель изменился, и все это время она была ему небезразлична? Что, если…

Он наклонился к ней, и на губах его заиграла улыбка.

– Ты нужна мне в офисе.

Сердце Лауры на секунду замерло.

Конечно. Ну конечно, это все, что ему нужно. Он вообще забыл ночь, которую они провели вместе, – ведь прошло больше года. А она запомнила ее навсегда. Ей каждый день напоминали об этом глаза сына, а каждую ночь – страстные сны. Лаура уставилась на красивое, загорелое, мужественное лицо Габриеля.

– Должно быть, ты очень сильно этого хочешь, – произнесла она медленно.

Он ответил сдержанной улыбкой:

– Да, так и есть.

Краем глаза Лаура увидела, как в комнату входит ее мама с Робби в одной руке и куском торта в другой.

Робби! Она затаила дыхание. Как она посмела забыть, что сын нуждается в ее защите?

Лаура схватила Габриеля за руку и потащила из дома на свежий воздух – подальше от любопытных носов.

Стояла холодная февральская ночь. Двор был заставлен припаркованными машинами до самого сарая. За старым каменным забором, отделяющим двор от гравийной дороги, виднелись холмы, покрытые снегом. За полем начинался густой лес, которого не видно было в надвигающихся сумерках.

Позади них, рядом с сараем, находился пруд. Заледеневшая вода сверкала, как зеркало, под серым облачным небом. Отец учил ее и сестер плавать в этом пруду. Даже повзрослев, Лаура часто ходила туда поплавать, если на душе было грустно. Плавание напоминало о сильных руках отца, которые не давали девочкам утонуть. Ей сразу становилось легче.

Жаль, что нельзя поплавать там сейчас.

Лаура увидела, как белый парок от ее дыхания на морозном воздухе смешивается с дыханием Габриеля. Она сообразила, что до сих пор не отпустила его руку, и посмотрела вниз. Его большие пальцы все еще обвивали ее ладонь. Тепло Габриеля, казалось, обжигало кожу.

Лаура высвободила руку и взглянула на него:

– Мне очень жаль, что ты проделал долгий путь, но я не буду работать на тебя.

– Ты не хочешь даже выслушать, какую работу я тебе предлагаю? Или, например, – он сделал паузу, – какую зарплату?

Лаура закусила губу, вспоминая, что на ее счете в банке лежат всего тринадцать долларов. Этого еле хватит на недельный запас подгузников, что уж говорить о продуктах. Но они справятся. Она не могла рисковать правом опеки над сыном. Лаура гордо вздернула подбородок:

– Большие деньги меня не соблазнят.

Он улыбнулся одними губами:

– Я знаю, со мной нелегко…

– Нелегко? – перебила она. – Да ты настоящий кошмар!

Тут и его глаза тронула улыбка.

– Ах, наконец-то вернулась наша учтивая мисс Паркер!

Лаура посоветовала:

– Найди другую секретаршу.

– Вообще-то речь идет не о вакансии секретарши.

– Ты же сказал…

Габриель посмотрел на нее. Голос его вдруг стал низким и бархатным, глаза загорелись. Лаура напряглась.

– Я хочу, чтобы ты провела со мной ночь в Рио. В качестве любовницы.

Любовницы?!

Лаура открыла рот от удивления. Габриель продолжал загадочно смотреть на нее, держа руки в карманах. Она облизнула пересохшие губы.

– Я, знаешь ли, не продаюсь, – прошептала Лаура. – Ты считаешь, что богатый и привлекательный мужчина может иметь все, что хочет? Достаточно заплатить мне, и я прыгну к тебе в постель? А утром удалюсь с чеком на кругленькую сумму?

– Заманчиво. – Довольная улыбка тронула его чувственный рот. – Но я собирался платить не за секс.

– Да, а за что тогда? – Ее щеки покрыл румянец.

– Я хочу, чтобы ты, – Габриель подошел почти вплотную, его лицо вблизи было невероятно красивым, – притворилась, что любишь меня.

Лаура нервно сглотнула – в который раз. Она склонила голову:

– На это с радостью согласятся многие. Зачем нужно было ехать в такую даль, если достаточно щелкнуть пальцами, и в твоем пентхаусе в Рио станет тесно от кандидаток? Ты сошел с ума?

Он откинул темные волосы.

– Да, – согласился Габриель, – я медленно схожу с ума. Компания моего отца находится в руках другого человека. Я из-за собственной глупости потерял то, что принадлежит моей семье. Я терплю это почти двадцать лет, и с каждой секундой мне все сложнее. Теперь до заключения сделки, возвращающей фирму, осталось совсем немного.

– Но как, скажи на милость, я могу помочь тебе?

Он стиснул зубы и попросил:

– Сыграй роль влюбленной и преданной девушки. Всего двадцать четыре часа. Пока мы не подпишем контракт.

– Как это вообще поможет тебе? – поинтересовалась сбитая с толку Лаура.

Габриель с трудом произнес:

– На переговорах я натолкнулся на одно препятствие. Препятствие почти шесть футов ростом, причем в бикини.

– Что?!

Габриель заскрежетал зубами:

– Филипп Оливейра узнал, что я встречался с его невестой.

– А ты встречался? – Лаура удивилась, но затем горько усмехнулась. – Конечно встречался.

– Теперь он желает, чтобы я оказался как минимум за тысячу миль от Рио. Филипп решил, что, если он не продаст мне компанию, я вернусь в Нью-Йорк. – Габриель взглянул на нее. – Твое появление вместе со мной убедит Филиппа, что меня больше не интересует его женщина.

– Да, но это не объясняет, почему тебе нужна именно я. Тысячи женщин согласятся сыграть эту роль. Причем бесплатно. – Лаура сделала глубокий вдох. – Некоторым из них не придется даже притворяться!

– Это не сработает.

Лаура втянула носом воздух:

3
{"b":"151781","o":1}