ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ура! Мамочка едет домой! Мамочка едет домой!

Мэтти выронила нож. Визг Кэнди Сью пронзил ее в самое сердце.

— Мамочка плиедет! — радостно кричала та. — Мамочка плиедет!

Малышка не могла даже помнить свою маму и не совсем понимала, что говорит, но глаза Мэтти неожиданно наполнились слезами. Сейчас для Мэтти главное — постараться устоять на ногах. Она была слишком ошеломлена и уязвлена. Наконец она взяла нож и снова стала мазать хлеб маслом. Она просто не будет думать об этом, решила Мэтти. Она просто не могла думать об этом.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Не успел зазвонить телефон, как Мэтти сняла трубку. Прижав ее плечом к уху, она продолжала чистить яблоко.

— Алло.

— Мэтти, это я.

По его взволнованному тону она поняла, что происходит нечто особенное. Грейс? Мысль об этом была невыносимой. Она все утро твердила себе, что новость, которую ей выложила Джин Мэри, не означала, что Оррен предполагает воссоединиться со своей бывшей женой. Тем не менее, она едва не задохнулась от вставшего в горле комка. Ей пришлось покашлять.

— Гм. Мне казалось, что ты куда-то должен был съездить в обеденный перерыв.

— Я съездил. Только что вернулся. Ты хорошо себя чувствуешь?

Мэтти хотелось спросить, правда ли то, что ей сказала Джин Мэри, но она боялась услышать ответ. Да и не касалось ее это. Оррен не брал на себя никаких обязательств, не давал ей никаких обещаний. А если и дал понять, что она может стать для него больше чем просто няней его детей, ну что ж, он мог изменить свое мнение. Возможно, он решил сделать еще одну попытку склеить свою семью.

— Я хотела спросить, зачем ты звонил. Я в полном порядке… Просто что-то попало в дыхательное горло.

— Ты уверена? Температуру мерила?

— У меня нет температуры, Оррен. Я хорошо себя чувствую. Скажи мне, что происходит.

Он так долго молчал, что она решила — он не хочет отвечать. Потом он произнес:

— Я снова получил срочную работу. Я должен отремонтировать еще один дизельный двигатель.

— Работу? — Она отложила в сторону нож и взяла трубку рукой. — А поподробнее?

— Речь идет об автобусе, который ходит по маршруту Даллас — Оклахома-Сити. Он сломался по дороге, у Мерлоу. Его притащили сюда. Компания посылает своего механика и другой автобус за пассажирами, но им нужна мастерская и небольшая помощь. Мой хозяин предрекает нам большие лавры после окончания.

— Нам? — спросила она.

— Мне, — ответил он. — Мне и механику компании. Мэтти, я знаю, что это не вовремя, и мне стыдно просить тебя задержаться опять, особенно из-за того, что ты неважно себя чувствуешь, но это принесет нам долларов семьсот-восемьсот.

Нам? Она покачала головой. Конечно же, он не имел в виду себя и ее. Он имел в виду себя и своих детей, а возможно, себя, своих детей и их мамашу. Не отказаться ли на сей раз? Она на минуту заколебалась.

— Да, конечно. Никаких проблем, — ответила она насколько могла небрежно. — Ты не можешь сказать примерно, насколько задержишься?

— Нет. Может потребоваться несколько часов, а может быть, придется пройти через еще одно тяжелое испытание, хотя не думаю, что до этого дойдет.

— Хорошо. Если я буду спать, когда ты придешь, разбуди меня, ладно?

— Ты святая, Мэтти. Спасибо, маленькая.

— Не забудь пообедать.

— Обещаю, — хмыкнул он. — Поцелуй ребятишек за меня.

— Хорошо.

— Послушай, Мэтти, — сказал он мягко, — о том разговоре…

— Вернемся к нему позже, — сказала она преувеличенно оживленно.

— Это важно. Я не хочу, чтобы ты подумала, что я забыл.

— Нет. Конечно, нет. Ладно, пожалуй, мне пора кормить детей. Пока.

Она положила трубку и мрачно принялась чистить яблоки. Ей совсем не хотелось слышать то, что он собирался ей сказать.

Оррен добрался до дома почти на рассвете. Он был очень доволен и ночной работой, и пухлым бумажником. Неожиданно подвернувшаяся работа постепенно помогла ему восстановить душевные силы после разговора с матерью Сонни Флатта. У Эвелин не нашлось особо теплых слов в адрес ее невестки. Она не знала и того, как ему связаться с ее сыном или с Грейс, но обещала сказать нескольким друзьям, которые, возможно, увидятся с Сонни, что Оррен разыскивает Грейс.

В общем, Оррен был доволен предпринятыми действиями. Сегодня же он обсудит это с Мэтти, спросит, считает ли она правильным то, что он решил повременить и не говорить детям, что пока не смог найти их маму. Потом он скажет Мэтти, как сильно ее любит и о планах на их будущее. Оставалось только надеяться, что она не разболелась. Ее голос так странно звучал по телефону.

Оррен снял обувь при входе на кухню и прошел в одних носках в гостиную. В доме было темно и тихо, но ему было здесь все так знакомо, что он редко зажигал свет, чтобы не разбудить детей. Он быстро прошел через безмолвную гостиную в коридор. По привычке сначала проверил девочек. Все три крепко спали. Оррен заглянул к сыну — на груди у спящего Чэза покоилась раскрытая книга, страницы которой освещал фонарик. Молча усмехнувшись, Оррен выключил фонарик, загнул страницу и отложил и книгу, и фонарик в сторону. С бьющимся сердцем он пошел обратно по коридору в свою спальню.

Ему не пришлось даже входить в нее, чтобы понять, что Мэтти там нет. Тут он подумал, а почему, собственно, она должна быть там? Не принимал ли он желаемое за действительное? Оррен вернулся в гостиную и зажег свет возле дивана. Мэтти ойкнула и поспешно села, раскрыв в испуге глаза.

— Успокойся, дорогая. Это всего-навсего я.

— Оррен!

— Ты просила тебя разбудить, хотя мне, наверное, не надо было тебя тревожить. — Он нахмурился и положил руку ей на лоб. Она отпрянула. — У тебя опухшие глаза.

Мэтти откашлялась и опустила взгляд.

— Правда? Не знаю, почему.

— Ты, правда, хорошо себя чувствуешь?

— Все прекрасно. — Она спустила ноги с дивана. — Пожалуй, я поеду домой.

— Подожди! Мне казалось, мы собирались поговорить.

Мэтти, состроив гримасу, приложила руку к голове.

— Сколько времени?

— Без двадцати шесть.

Она зевнула, не поднимая глаз.

— Оррен, ты был прав. Я плохо себя чувствую. Все, что мне нужно, — это поехать домой, принять лекарство и лечь спать. — Он снова потянулся к ее лбу, но она увернулась. — Не надо. Вдруг у меня что-то заразное?

Он нахмурился:

— Тебе следовало сказать мне об этом раньше.

— Надо же было кому-то остаться с детьми.

— А тебе не пришло в голову, что ты можешь их заразить?

— Я соблюдала осторожность, — пробормотала она.

— Я знаю, — сказал он. — Я только не вижу смысла в том, чтобы тебе ехать домой в такой час. Все равно все уже, без сомнения, заразились. Иди и ложись в мою постель. А я лягу здесь.

Она покачала головой.

— Нет, нет. Я лучше поеду домой. Папа будет разыскивать меня, если я не приеду.

— Я позвоню…

— Не надо. Я просто хочу домой. — Она отбросила одеяло, которым была накрыта, и встала. — Увидимся в четверть десятого.

— Я пойду на работу только после обеда, — сказал Оррен. — Кроме того, если ты заболела, тебе надо отдыхать. Знаешь что — попробую найти себе замену на завтра.

Мэтти не стала спорить с ним, а просто сунула ноги в босоножки и откинула волосы от лица.

— Я позвоню и скажу тебе, как я себя чувствую.

Она пошла к кухне.

— Мэтти, не уходи.

— Я должна.

— Позволь мне…

— Спокойной ночи. — Она схватила свою сумку с кухонного стола и ушла прежде, чем он успел еще что-то сказать.

Оррен протирал куском замши боковое крыло длинного кузова. Не так давно он считал, что этот пикап последней модели — как раз то, что требуется для его семьи. Теперь, однако, он видел, что им была нужна более просторная машина или даже фургон. Но и такой пикап, как у него, всегда может пригодиться. Интересно, захочет ли Мэтти продавать свою маленькую машину и ее ли это машина? Он мысленно добавил этот вопрос к тому длинному списку тем, которые они с Мэтти должны были обсудить.

22
{"b":"151885","o":1}