ЛитМир - Электронная Библиотека

— Старше меня, — без всякого выражения сказал Оррен. — Но это не помешало мне сделать ее беременной. Четыре раза.

Мисс Матильда Кинкейд вздернула подбородок.

— Вы пытаетесь смутить меня?

— И не безуспешно, — заявил он, бросив взгляд на красные пятна, выступившие на ее щеках. — Может быть, это остановит вас от дальнейших бесцеремонных расспросов.

— А есть какой-то лучший способ выяснить то, что я хочу знать? — вызывающе спросила она.

Он широко улыбнулся. Будь он проклят, если девчонка его не уела!

— Вы когда-нибудь слышали, что «любопытство сгубило кошку»?

Она закатила глаза.

— С моей стороны было бы безответственно действовать вслепую. Согласны?

Он почесал подбородок.

— Да. Вы ведете себя весьма откровенно.

— Ну, так как? Я получу эту работу или нет?

Хмыкнув, он покачал головой и сказал то, что, безусловно, должно было вывести ее из себя.

— Ну, не знаю… Мне надо сначала переговорить с вашим отцом, уладить все с ним.

Краска залила теперь все ее лицо. Несколько секунд она дышала, открыв рот, но в конце концов справилась с собой.

— Прекрасно, — кивнула она.

Оррен пошел к телефону.

— Как его зовут?

— Эванс Кинкейд.

— Я хочу, чтобы вы знали: я делаю это только потому, что, как вы упомянули, он офицер полиции, а это представляется мне хорошей рекомендацией. Вам на самом деле девятнадцать?

— Да!

— Какой номер телефона?

Она процедила сквозь зубы. Оррен набрал номер.

Разговор был довольно содержательным. Кинкейд был явно доволен тем, что с ним советуются. Это свидетельствовало о том, сказал он, что Оррен и сам ответственный отец. Оррен вежливо, но откровенно сообщил, что разведен и находится в довольно отчаянном положении. Часы работы были неопределенными, к тому же требовалась некоторая помощь по хозяйству. На самом деле Оррен надеялся не на некоторую, а на основательную работу по хозяйству. Но он не мог особенно много требовать, учитывая ту зарплату, которую был в состоянии платить. Поскольку Оррен, как менеджер авторемонтной мастерской, имел выходные дни в воскресенье и понедельник, он сказал, что хотел бы, чтобы Мэтти работала и по субботам. Он, конечно, не стал говорить, что ему не составило бы особого труда загружать ее делами все семь дней в неделю, но надеялся, что Мэтти будет рада приработку не меньше, чем он сам. Однако Кинкейд ясно дал понять: он против того, чтобы Мэтти была занята в воскресные дни. И Оррен понял, что Кинкейд — человек верующий и не хотел бы, чтобы его дочь пропускала церковную службу.

По словам ее отца, Мэтти прекрасно ладила с детьми и была очень трудолюбивой. Ей была привычна и работа по дому. После смерти матери Мэтти пришлось взять на себя множество домашних забот.

— Она очень организованная, — с гордостью сказал Эванс, — и аккуратная.

Оррен оглядел свою наспех прибранную кухню-столовую. Интересно, задержится ли Мэтти больше чем на неделю в этом сумасшедшем доме с ее любовью к порядку и чистоте? Ему оставалось только надеяться.

— Между нами, — продолжал Кинкейд, — мне кажется, она чувствует себя немного не в своей тарелке с тех пор, как я вторично женился. Они с Эми хорошие подруги, но я заметил, что Мэтти чувствует себя несколько неуверенно, когда приезжает домой на каникулы. Так что, может быть, работа пойдет ей на пользу.

— Надеюсь, — сказал Оррен, но в душе усомнился.

Он любил своих детишек, но иногда думал, что сойдет с ума. В этом доме постоянно случались кризис за кризисом. И всегда не хватало денег, если учесть, во что обходился уход за детьми и все остальное.

Оррен повесил трубку.

— Слышали?

Она кивнула.

— Когда мне приступить?

— Я работаю с десяти до семи. Пять, а иногда и шесть дней в неделю. Буду стараться накормить детей завтраком перед уходом на работу, но обед и ужин — это уже ваша обязанность.

— Хорошо.

— Я могу обойтись без еды, — продолжал он, — но дети должны питаться регулярно.

— Я понимаю. Но не вижу причины, по которой вам надо обходиться без еды, если учесть, что я все равно буду готовить.

Это была хорошая новость.

— Ну, возможно, я буду ужинать, — с благодарностью уступил Оррен. — Обычно я пропускаю обед, хотя иногда меня кто-то приглашает.

Она пожала плечами.

— А как с покупкой продуктов?

— Я пытаюсь делать это по понедельникам. Но иногда могу только во вторник вечером. — Или в среду, подумал он. Или в четверг. Если вообще удается.

— Я бы лучше занялась этим сама, если вы снабдите меня деньгами, — предложила Мэтти. — Предпочитаю составлять меню на неделю и покупать продукты по списку. Это помогает избегать трат на случайные и ненужные вещи. Я делаю покупки по понедельникам, привожу в порядок полы по вторникам, а стираю по пятницам. Хотя, как я понимаю, для меня понедельником будет вторник. Так что можем передвинуть все на один день, если хотите.

Оррен не мог в это поверить. Не может быть, чтобы такое говорила эта маленькая нежная девочка! Он сцепил пальцы рук и произнес с театральным пафосом:

— О, Господи! Если это твоя шутка, то я стану атеистом. Клянусь!

— Совсем не смешно! — нахмурилась Мэтти. — Я пытаюсь вам объяснить, чего вы можете ожидать от меня. Если вы представляете себе все как-то иначе, тогда все отменяется.

Оррен покачал головой и похлопал себя по сердцу:

— Мисс Мэтти, милая моя, да вы уже превзошли все мои ожидания. Я буду безмерно счастлив, если вы будете просто кормить моих ребятишек и присматривать за тем, чтобы Рыжик не изводила своих сестричек. Поскольку у вас есть свой график, которого вы хотели бы придерживаться, действуйте. Я в восторге! А если это сработает не совсем так, как вам бы хотелось, ничего страшного не произойдет. В основном мы так и делаем, между прочим. А сейчас, я надеюсь, вы уйдете, пока не нагрянули эти четверо озорников и не замучили вас до полусмерти. И еще я надеюсь, что вы успеете хотя бы купить продукты, пока не уволитесь. Увидимся утром, в половине десятого. — Он снял со спинки стула ее рюкзак и проводил до двери.

Мэтти замедлила шаги, но Оррен поспешно выпроводил ее за дверь, пока она не вздумала отказаться. Закрыть же дверь он не успел. Стоя на ступеньках, она взглянула на него и сказала:

— Знаете, а вы ненормальный.

Он кротко улыбнулся:

— И вы станете такой же. Гораздо скорее, чем думаете.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мэтти, конечно, не сказала отцу о том, что Оррен Эллис просто великолепен. Она ничего не сказала о его атлетической, почти двухметровой фигуре. Она оставила при себе мысли о его мужественном лице с волевым подбородком, красиво очерченных губах, густых бровях. Она не сравнивала ни с бронзой, ни с золотом его слегка вьющиеся, выгоревшие на солнце волосы, которые, по ее мнению, нуждались лишь в хорошей стрижке. А пуще всего она держала в секрете, какая электризующая сила таилась в глубине его светло-голубых глаз, густо опушенных золотистыми ресницами.

Вместо этого она рассказывала о его очаровательных четверых ребятишках. О Чэзе, маленьком мужчине. О строптивой Джин Мэри с непокорной рыжей шевелюрой. О золотоволосой Янси, которая обожает своего старшего брата. И о красивой, как картинка, маленькой куколке Кэнди Сью, которую все зовут Солнышком. Смышленые детишки, милые и забавные. И немного заброшенные. Мэтти не могла дождаться, когда начнет заниматься ими. Но чего она никак не ожидала, так это того, что ей придется заняться ими на два часа раньше положенного времени.

Оррен страшно извинялся, пребывая в еще большем отчаянии, чем накануне, когда позвонил в семь утра с просьбой — нет, мольбой! — чтобы она пришла пораньше.

— Заболел механик из первой смены, — оправдывался он, — а я брал вчера выходной, чтобы побыть с детьми и провести собеседование с нянями. Мне необходимо выйти на работу, чтобы заменить его. Умоляю, скажите, что придете! Я не могу оставить детей одних.

— Я приду, — сонным голосом ответила Мэтти. — Мне нужно полчаса, чтобы собраться.

4
{"b":"151885","o":1}