ЛитМир - Электронная Библиотека

Алекс глядел на океан, чувствуя, что внутренняя пустота снова возвращается. Так было всегда – в колледже, на работе. И сейчас, на острове, который он считал своим домом, эта пустота не исчезла.

Он был одинок. У Кейт были Томас и Джон. У Майкла – свои дела и заботы. А что было у Алекса? Ничего. Только ответственность за беднеющий остров, рушащуюся империю и страх одиночества.

Алекс уходил все дальше от дома. К Майклу нагрянули друзья и превратили тихое убежище в ад. Огни дома и пьяный хохот оставались далеко позади. Алекс не хотел возвращаться туда, только мысли о Кэрис беспокоили его. Она почти ничего не ела за ужином и вскоре ушла к себе, ссылаясь на головную боль.

Алекс слушал шум океана, думая о том, когда же наступит лучшее время его жизни.

Кэрис уходила все дальше от дома. Ей еще никогда в жизни не было так стыдно. Сегодня она совершила то, за что сама же судила других. Сегодня она украла пачку сигарет, забытых кем-то на столике в холле. Кэрис не могла устоять – это была марка ее сигарет.

Она остановилась. Пляж был пуст, можно было спокойно выкурить сигарету.

– Решили прогуляться? – Кэрис вздрогнула и выронила сигарету.

Алекс поднял ее и протянул Кэрис:

– Вот, возьмите. Я знаю ваш секрет.

Кэрис чувствовала себя ужасно. Все улики были против нее, но она все же бросила пачку, которую держала за спиной.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – сказала она с невинным видом.

– Почему вы боитесь в этом признаться? Курить – это не преступление. По крайней мере пока.

– Ну, хорошо, хорошо, я признаю. – Кэрис схватила сигарету и бросила ее на песок. – Теперь вы довольны? Да, я заядлая курильщица! Прошло два дня с тех пор, как мы прилетели, а я не выкурила ни одной сигареты.

Алекс засмеялся.

– Не смейте надо мной смеяться! – Глаза Кэрис наполнились слезами. Она отвернулась, чтобы Алекс не видел, как ей плохо.

– Кэрис, прости. Я не знал, что все так серьезно, прости. Но если ты не курила два дня, продержись еще два. Я слышал, нужно всего лишь четыре дня, чтобы вывести весь никотин из организма.

– Четыре дня ада! – Она резко повернулась к нему. – Ты даже не представляешь, что я чувствую.

– Ты права, я не представляю, что ты чувствуешь, – резко сказал Алекс. – Но я знаю, что эта привычка губит здоровье и угрожает жизни.

– Конечно, ты все знаешь!

Он поднял с земли пачку и протянул Кэрис.

– Держи, выкури ее всю, до потери сознания. А если не хватит, я отвезу тебя в город купить еще.

Алекс повернулся и пошел.

– Алекс, не уходи.

Он остановился. Кэрис не смотрела на него, боясь прочитать на его лице разочарование.

– Поверь мне, обычно я так себя не веду. Когда ты увидел меня, я только что перенесла ужасную посадку, кроме того, это был шестой час моей новой жизни без сигарет.

– Новой жизни? Значит, ты бросаешь совсем?

– Я этого не говорила, – сказала Кэрис, с отвращением глядя на пачку сигарет, которая совсем недавно казалась ей такой желанной.

– Ты никогда не думала бросить?

– Уже несколько раз пробовала. Но не могу бросить.

– А ты задумывалась о своей будущей жизни? Ты хочешь иметь детей?

Кэрис замерла. Это было ее заветной мечтой, далеко спрятанной от всех.

– Возможно.

– И ты собираешься курить во время беременности?

– Конечно, нет! Ты же знаешь, как это опасно!

– Я-то знаю, а вот ты? Когда родится ребенок, ты будешь курить в его присутствии?

Кэрис не задумывалась об этом.

– Нет…

– Послушай, Кэрис, если ты готова оберегать людей, которых ты любишь, почему ты не хочешь позаботиться о себе? – Кэрис молчала, не зная, что ответить. Алекс пристально смотрел на нее. – Я заключу с тобой сделку, Кэрис. Если ты продержишься без сигарет четыре дня, я плачу тысячу долларов.

Его голос дрогнул, как у игрока, который боится поставить на карту больше, чем сможет заплатить. Но что для Алекса Наварро какая-то тысяча долларов? Он ведь «богат».

– А что получаешь ты, если я не брошу?

– Тебя.

Кэрис чуть не задохнулась.

– Что?

– Ты будешь работать на острове в числе добровольцев – строить здания, ремонтировать – две недели во время твоего отпуска.

– Но у меня нет отпуска.

– Тогда лучше не проигрывай.

Кэрис молчала, раздумывая. Ей не нужны были деньги, но вот преимущество при переговорах ей бы очень пригодилось.

– Тысяча долларов – это слишком мало по сравнению с тем, что мне предстоит сделать. Давай так: одна уступка в сделке, но ты сам выбираешь какая.

– Нет, Кэрис, это личное. Никаких уступок, никакого бизнеса. Тысяча долларов и две недели на любую благотворительную деятельность, какую ты выберешь, если я проиграю.

Кэрис колебалась. Она знала, что все равно проиграет, но хотела, чтобы последнее слово осталось за ней.

– И еще ты покупаешь мне ленч.

– Идет. – Алекс, смеясь, пожал ей руку. – Я верю в тебя, Кэрис. У тебя хватит сил сказать «нет». К тому же ты обманешь только себя, сделав это снова.

Она кивнула головой.

– Мне пора возвращаться. Чем быстрее я усну, тем быстрее пройдут эти четыре дня. Вот только не понимаю, какая тебе разница, брошу я курить или нет?

– Просто я забочусь о тебе, Кэрис. Спокойной ночи.

Алекс повернулся и пошел по берегу. Кэрис долго смотрела ему вслед, пока он не растворился в ночной темноте.

Кэрис не могла уснуть. Как жаль, что она одна, ей не с кем поговорить, отвлечься от мыслей о сигаретах. Никто не проведет жаркой рукой по ее шее, снимая напряжение, не обнимет ее крепко и не согреет, а потом…

Кэрис тряхнула головой. Так она не уснет никогда.

Она взбила подушки, борясь с желанием выбросить их и с криком побежать к океану. Нервы Кэрис были натянуты. Она сходит с ума. Ей нужна сигарета. Ей просто необходим… Алекс.

Она услышала его шаги, такие же знакомые, как стук ее собственного сердца. Она затаила дыхание.

Услышав легкий стук в дверь, она спрыгнула с кровати, натянула футболку и открыла дверь. Алекс тепло смотрел на нее, улыбаясь.

– Я знал, что ты не спишь. Кажется, я могу кое-чем помочь.

Сердце Кэрис подскочило, ее бросило в жар.

– Помочь?

Алекс улыбнулся.

– Помочь бросить курить, конечно. – Он протянул ей маленькую коробку, завернутую в красную бумагу. – Не думаю, что это то, что нам обоим нужно, но все же…

Кэрис продолжала смотреть на него, жалея, что у нее не хватит смелости пригласить его в комнату, запереть дверь и забыть об окружающем мире, пока они оба не смогут уснуть.

– Открой ее, когда я уйду.

Кэрис проводила его взглядом и дрожащими руками закрыла дверь. Сев на кровать, она открыла коробку и высыпала пачки жевательной резинки разных сортов.

Все еще улыбаясь, Кэрис выключила свет и постаралась уснуть.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Кэрис направилась к лестнице, надеясь, что головная боль скоро пройдет.

– Доброе утро. – Слова Хэррисона нестерпимым гулом отозвались в голове Кэрис. – Вы неважно выглядите, Кэрис. Может, вам лучше не ехать сегодня на пляж?

Хэррисон с улыбкой подошел к Кэрис, и она удивилась этому внезапному участию.

– Спасибо, но уверена, что после завтрака я буду в порядке.

– Что бы это ни было, я не хочу заразиться. – Хэррисон попятился, улыбка тут же исчезла с его лица.

– Спасибо за заботу, – пробормотала Кэрис и пошла за ним в столовую.

– Доброе утро, Кэрис. Надеюсь, вы хорошо спали? – спросил ее Алекс. Кэрис слабо улыбнулась, все еще чувствуя пульсирующие удары в голове и свирепое желание выкурить сигарету.

– Да, спасибо, – неуверенно сказала она, садясь в кресло.

– Я бы хотел начать обсуждение контракта, – вступил в разговор Хэррисон.

– Всему свое время, Хэррисон. – Алекс взял кофейник. – Кофе, Кэрис?

Она протянула свою чашку.

10
{"b":"151985","o":1}