ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это верхнетельный вечер! — и продемонстрировал нам свой бицепс.

Карла уснула быстро, меня же, как всегда, сон избегал, вот я и спустился в казино и бестолково дергал за ручки автоматов, пока все мои $20, четвертак за четвертаком, не исчезли.

Пески

украденные часы

оставленные обручальные кольца

подземные шлакобетонные блоки, набитые купюрами по $100.

Ты хочешь сдаться.

Подвергаясь власти случайности, ты признаешь свою неспособность понимать логические и линейные системы.

21

королевский флэш

три лимона

соус барбекю

пластиковое ведро

открыватели гаражных дверей

вуфер

антенна

тастатурный

номеронабиратель

Ла Квинта

телефонная карта

Мы создаем для вас истории, потому что вы свои не сохраняете.

Пятница

Тодд провел прошлую ночь с одной из Лизо-единиц с «Сони»-вечеринки, на которую он вернулся после того, как обругал нас. Сегодня утром он ворвался в нашу с Карлой комнату и, вручив нам ведро круассанов, со слезами на глазах во всем признался. Это было плохое начало странного дня. Он весь день мучился угрызениями совести.

Анатоль был в ванной (одолжил у Карлы фен), так что все слышал сквозь дверь. Тодд заставил меня, Анатоля и Карлу поклясться на стопке Библий, что никогда ничего не скажем Дасти. Анатоль пустился было в одну из своих тирад типа: «ф муаей странээ» о том, что у всех французов-мужчин есть любовницы, но перестал, когда увидел, как печален Тодд.

Тодд был угрюмым и молчаливым весь день. Я подумал о Дасти и Линдси, оставшихся дома, и порадовался, что он несчастен, но все это время он пребывал в таком самоотречении ради своей новой семейной ячейки, что был просто готов взорваться. По крайней мере он не СПАЛ ни с какой Лизой.

К тому же за окном шел дождь. Дождь. Так странно было видеть, что в Лас-Вегасе есть погода, как будто он настоящий город. Но поскольку все постоянно находятся в помещении — в казино, — это, похоже, никого не волнует.

В фильме «Сумеречная Зона» был такой эпизод, когда взрослые оказались пленниками капризов десятилетнего мальчика, Энтони, который мог изменять мир при помощи одних только мыслей: он мог вызывать снег на поля с урожаем, мог стирать людей с лица Земли, он заставил всех смотреть телевизор, который показывал исключительно динозавров и мультики. И все, что они могли сказать, чтобы предотвратить свое стирание, было: «Вот молодец, Энтони, как хорошо». Фокусная группа из одного человека.

ШПЭ — такая же торговая выставка, как и все другие: тысячи тысяч мужчин, большинство из которых одеты в шерстяные костюмы с бэджиками приблизительно следующего содержания: «Дуг Дункан, производственный разработчик, „Маттел“… или НАСА, «Сименс-Никсдорф», «Огилви», «Ю-Си-Эл-Эй» и так далее. Все набирают себе бесплатные рекламные товары, такие как сэмплы программ, кнопки, кружки, булавки и бутылки с водой, бегая с собрания на собрание. Каждая палатка забита тысячью тех парней, которые в школе были симпатичными, но получали только 3+, теперь они продавцы бытовой техники и вынуждены подлизываться к занудам, которых изводили в школе.

Мы, «Ооп!»—стеры, весь день перемещались с одного собрания на другое, самые важные события происходили в маленьких комнатах этажом выше. Во всех гостиницах они выглядят одинаково: прокатная мебель из хрома& стекла, добавочные телефонные аппараты и охладитель воды. А все эти люди, собирающиеся внутри, впервые в жизни надели приличный костюм и стареют прямо у тебя на глазах.

Мы туда пришли лишь ради того, чтобы посплетничать и наладить связи с общественностью, так как о распространении нашей продукции уже позаботились, да еще чтобы начать переговоры о выпуске стартовых модулей «Ооп!». Обычное дело. Кроме того, мы «позакидывали удочку» — очень большой вопрос для статуса, — кому дать свое «железо» для предварительного выпуска.

Но должен сказать, есть что-то вечное в ложной искренности и синтетической благожелательности собраний, просчитанной веселости и обезьяньем руководяще-мужском/подчиненно-мужском языке тела. По крайней мере присутствие Карлы, Сьюзан и Эми спасло нас от неизбежных стриптизных шуток. Карла подметила, что в то время как в «Майкрософте» на собраниях по маркетингу все старались выглядеть притворно бойкими и создавали видимость изобилия идей, здесь на ШПЭ все пытаются быть притворно искренними и изображать полное отсутствие отчаяния.

Позже, в один из редких тихих моментов я смотрел из окна на собрания других людей, и все они были похожи на человечков из портсигара голландского мастера, только модернизированных. Старые, но в то же время новые, как беспроводной телефон, лежащий в корзине с яблоками.

Мы спешно пообедали в проходе у демонстрационного зала компании «Интел», сверили свои записи о ходе собраний. Во «Дворце Съездов» подается наихудшая еда в мире, подается в самом унизительном, бесстульном низко-достойном виде, какой только может быть. Люди были похожи на собак, загнанных в тесный загон и жующих обогащенную побочными продуктами, намыленную жиром гадость с высоким содержанием натрия. Пустить в свой желудок пищу, купленную во «Дворце Съездов», это все равно что сделать пятьдесят рентгеновских снимков груди — она столь же токсична. В итоге до скончания дня «рентген груди» стал нашей официальной единицей измерения того, что скорее всего вредно для здоровья, что укорачивает жизнь, но что дает о себе знать только спустя большой промежуток времени. Если мы встречали кого-то очень ужасного, мы говорили: «десять рентгенов груди» и умрем мы теперь, вероятно, на три дня раньше, чем могли бы, если бы не встретили этого человека.

После обеда отправились в выставочный зал «Интел» посмотреть фильм «Пентиум», который крутили в главном холле. Он был о том, как в будущем интерактивность улучшит вашу жизнь, но мы просто не могли сдерживать смеха, потому что по всему Интернету гуляют шутки насчет пентиумовских десятичных запятых. И мы точно знали, что каждый человек, смотревший этот клип, чувствовал то же самое.

— 0,999999985621, — прошептал я, повергая всех в очередной спазм смеха, и в конце концов нам пришлось уйти, так как своим хихиканьем мы раздражали слишком много людей.

Полагаю, что если человек находит шутки о месте запятой в десятичной дроби, отделяющей целое от дроби, смешными, то он воистину зануда.

После обеда, в перерыве между собраниями, Сьюзан проводила большую часть своего времени в здании «Сега-Нинтендо», знакомясь поближе со своими друзьями по «Чикс» в мини-баре «Интерактивная девственница». Прокатился слух, что в соседнем здании раздает автографы супермодель Фабио, так Сьюзан с Карлой рванули туда, чтобы это проверить. И правда, сам господин Его Волосатость подписывал календари и обложки посреди орущих автомобильных колонок. Карла и Сьюзан простояли в очереди целый час и наконец-таки дождались своего «звездного часа»: несколько секунд интимной беседы, запечатанных поцелуем, и, что более важно, полароидный снимок. Сьюзан собирается опубликовать свой в Сети. Я спросил у Карлы, что он ей сказал, и она призналась:

— Автомагнитолы — моя страсть, но только после тебя.

Как остроумно!

Тодд надулся, потому что Карла и Сьюзан все время обсуждали грудные мышцы Фабио…

— Ах, они как говяжьи диванные подушки… они как пятидесятифунтовые куриные окорочка… они как…

И Тодд отрезал:

— Ну хватит уже.

Всего посетили около семнадцати собраний. На ШПЭ все постоянно похваляются названием своего отеля. Отельство — важнейший параметр статуса на ШПЭ: нас весь день спрашивали, где мы остановились:

75
{"b":"15199","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда Ницше плакал
Как избавиться от демона
Сису. Поиск источника отваги, силы и счастья по-фински
Связанные судьбой
Сила воли. Как развить и укрепить
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Силиконовая надежда
Центр тяжести
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере