ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я слишком практичен, чтобы так поступить. — Он нервно поерзал в мягком кресле. Видно, эта тема способна лишить равновесия и его. — Послушайте, Брук, я приехал сюда только потому, что… потому, что я чувствовал, что мне необходимо побыть какое-то время с Молли наедине.

— Это похвально, но…

— Никаких «но». Мне нет никакого дела до завещания, и если бы не Молли, я бы вообще сюда не приехал.

Она бессильно опустила голову.

— Значит, вы все уже решили до того, как приехали сюда?

— Разумеется. — Он не улыбался.

— И ваша бабушка не вызывала у вас даже крошечного интереса?

Он пожал плечами.

— Никакого. Думаю, я уже говорил вам, что ее имя никогда не упоминали в семье.

— Да, но это была не ее вина, она…

— Брук, оставьте эту вашу романтику! — Впервые он выглядел по-настоящему раздраженным. — Вы во всем видите только черное и белое, а мир полон серых оттенков. Кора вовсе не была невинным ангелом.

— А я этого и не говорила. Но можно подумать, что она совершила какое-то чудовищное преступление! Да, она убежала из дома — но ей было только пятнадцать лет! Можно было бы и простить ее.

Его темные брови приподнялись.

— Вы правы, и вы также не правы. Во-первых, ей было не пятнадцать, а семнадцать.

— Что? Но она же сказала, что снялась в своем первом фильме, когда ей было шестнадцать!

— На самом деле ей было почти восемнадцать.

— Но зачем бы ей лгать? По крайней мере мне. Зачем ей нужно было лгать мне? — удивилась Брук.

Он пожал плечами.

— Вероятно, когда она рассказывала вам эту историю, она уже забыла, как все было на самом деле, — предположил он.

Пытаясь справиться с этой новой информацией, в истинности которой она ни на мгновение не усомнилась, Брук мучительно подыскивала слова, которые оправдали бы мисс Кору.

— Ладно, пусть она была на два года старше, чем я думала. Но и в таком случае она была слишком юной, чтобы поступить с ней так — выбросить из семьи только за то, что она убежала.

— Даже если и не одна?

Брук ощутила холодок на сердце. Она медленно подняла глаза от рук, которые держала, стиснув, на коленях. Их взгляды встретились, и ей показалось, что в его глазах она прочла сожаление.

— С кем она убежала?

— С женихом своей старшей сестры.

— У нее была сестра? Но я думала…

Она запнулась и уставилась на него в ужасе.

Он кивнул.

— Сестру звали Мод. Побег Коры ускорил семейный разрыв, так по крайней мере рассказывали мне мои родители. Отец Коры наконец выследил ее, но, какой у них вышел разговор, он никогда не рассказывал. Вернувшись домой без младшей дочери, он и Мод заперлись в библиотеке и долго о чем-то беседовали. Когда они вышли, они заявили перед всей семьей, что имя Коры никогда больше не должно упоминаться в их доме.

— Как ужасно! — Брук не знала, почему она безоговорочно поверила Гаррету, но она поверила. Отчего-то ей казалось, что он не обманывает. Может дразнить ее, интриговать, сбивать с толку, но не лгать. — А что Мод? — наконец спросила она. — Она жива?

Он покачал головой.

— Но Кора, очевидно, не знала этого, раз оставила ей поместье. А я — наследник Мод.

— Она вышла замуж?

— Нет.

— Простила свою сестру?

— Нет.

— И вы тоже, — со вздохом сказала Брук.

— Мои чувства не в счет, за исключением того, что я так же верен памяти Мод, как вы памяти Коры. — Он пожал плечами. — Я знаю, вы не это хотели бы услышать, но думаю, вы предпочитаете, чтобы я говорил правду.

— Да. — Но так ли? Хотя ее вера в честность мисс Коры была серьезно поколеблена, ее любовь оставалась все той же. Неожиданная мысль пришла ей в голову.

— Это Роберт Браун разбил сердце Мод?

— Именно.

— Гаррет, не искупается ли все тем, что он и мисс Кора прожили в браке пятьдесят лет, вплоть до того дня, когда он умер? Думаю, она никогда и не взглянула на другого мужчину. Это действительно была настоящая любовь.

Он был явно поражен.

— Я знал, что он женился, но… — Он нахмурился, покачал головой и упрямо выпятил нижнюю губу. — Это ничего не меняет. Назовите вашу цену, Брук. Если вы не пойдете мне навстречу, мне придется потратить уйму времени, чтобы продать поместье, но можете не сомневаться, я найду способ.

— Я по-прежнему отвечаю «нет». — Она приподняла подбородок и встретила его немигающий взгляд. — Мисс Кора хотела, чтобы у меня был собственный дом, где я могла бы заботиться о кошках, когда ее не будет, чтобы сделать это самой, — так написано в ее завещании.

Его красивые янтарные глаза сузились.

— Если вы думаете, что меня удержит пара кошек…

Она все же не дрогнула перед его гневом.

— Нет, удержат вас не кошки — я. Я не уступлю, вам придется отвоевывать каждый шаг вашего пути, Гаррет Джексон.

— Что ж, пожалуйста, но вам не победить. — Он говорил так, словно все уже было предрешено. — Я намерен закрыть эту главу ради Мод.

— А я намерена держать ее открытой ради мисс Коры.

Они сердито смотрели друг на друга, никто из них не желал отвести взгляд первым. Напряжение росло, и также росло магнитное притяжение между ними. Брук чувствовала, как едва заметно наклоняется к нему, ощутила, как наклоняется к ней он…

— Нет! — Она резко встала, разрывая силовое поле, пленниками которого они были. — Я не позволю вам запугать себя.

— Вы так это называете?

В его голосе появились ленивые, сексуальные нотки, от которых по ее телу прошла дрожь. Она направилась к входной двери.

— Не важно, как я это называю. Нам нечего больше сказать друг другу.

— Но…

— Гаррет, идите домой! Неужели вы не видите, что я больше не в состоянии говорить с вами? — Она потянулась и открыла дверь. Что-то пушистое стрелой мелькнуло у нее под ногами, заставив ее вздрогнуть и вскрикнуть от неожиданности. — Кто это был?

Молли, которая сидела и держала на коленях Пуки, с готовностью сказала:

— Я думаю, Одноглазый Дик.

— О, Господи! — Брук выглянула наружу, но нигде не заметила черного кота. — На Дика иногда находит, но я отыщу его. — Она прибавила шепотом: — Надеюсь!

Гаррет махнул Молли:

— Поднимайся, дорогая. Нам пора домой.

— Но…

— Мне очень жаль, однако нам действительно пора.

Молли нехотя встала. Не дожидаясь, пока они соберутся, Брук вышла за дверь и огляделась. Одноглазого Дика нигде не было видно. Она направилась по тропинке, окликая кота. Но нашла его, лишь почти дойдя до ворот. Глупый кот сидел прямо посреди дорожки, уставившись на что-то совершенно удивительное, находившееся на высокой сосне.

— Вот ты где! — принялась бранить Брук кота, приближаясь к нему. — Ах ты, неслух! Разве можно бродить здесь одному…

Раздался скрип ворот, прервавший ее монолог, и она увидела Ларри. Сделав пару шагов, пес залился громким лаем и бросился на кота.

Тот сидел словно парализованный, только шерсть поднялась на спине. Вскрикнув, Брук кинулась к коту, вытянув руки. Она чувствовала, что Гаррет бежит следом, но не осмеливалась надеяться на его помощь.

Брук и Ларри достигли кота почти в один и тот же момент. Она ничего не видела вокруг себя — только Дика, застывшего на дорожке, и оскаленную пасть ужасной собаки, которая тянулась к нему. Ни секунды не думая об опасности, грозящей ей самой, она попыталась схватить кота — и налетела на собаку. Ларри издал жалобный визг, который прозвучал так, словно его убивали, и резко затормозил.

Миссис Саск стремительно выбежала из ворот.

— Что тут такое, ради всего святого…

— Мой кот! — закричала Брук, оглядываясь по сторонам с безумным видом. — Где мой кот?

Гаррет махнул рукой вверх.

— Думаю, он сиганул на это дерево. Вы в порядке, Брук? Не очень-то умно становиться между двумя животными. Вы могли…

Вмешалась миссис Саск:

— Мистер Джексон, что все это значит? Что, нам предстоит все лето разнимать кошек и собак? Если это так, то я немедленно иду собирать вещи и сейчас же возвращаюсь в Чикаго!

15
{"b":"151991","o":1}