ЛитМир - Электронная Библиотека

— Неудивительно, что вы избрали такой путь.

Бровь его поползла вверх.

— Это какой же такой путь я избрал?

— Не думаю, что мне стоит вдаваться в подробности. Да вы и сами прекрасно понимаете, что я имею в виду.

— И что же, этот путь не кажется вам достойным преодоления? — спросил он чуть небрежно.

— Еще вчера не казался.

К ним торопливо подошел Суди.

— Нам пора уезжать.

— Вы возвращаетесь в лагерь или едете со мной в Сараджи?

— В лагерь, — не колеблясь ответила Кэра. — Я хочу быть там, когда завтра поймают этих парней.

— Если поймают, — поправил он.

У Кэры дрогнули губы.

— Когда.

— Пожалуй, мне лучше вернуться в Сараджи, — неожиданно вмешалась Квинн. — Боюсь, я несколько пресытилась походной жизнью. Впечатлений хватит до конца моих дней.

— О, прости, я не подумала об этом! — сокрушенно воскликнула Кэра. — Тогда и мне надо с тобой.

— Вовсе не обязательно.

— Мы же обещали держаться вместе.

— Нет никакой необходимости сопровождать меня только из-за моего настоятельного желания очутиться там, где можно заметить — ей-Богу, мне самой не верится, что я это говорю, — хоть какие-то признаки цивилизации.

Кэра взглянула на нее с улыбкой.

— Вот видишь, как все переменилось за один день.

— Опять ты за свое! Кроме того, — продолжила Квинн, понизив голос и увлекая ее в сторону, — я хочу оказаться подальше от Крейга.

— Почему? Он ведь такой славный.

— Предоставляю тебе сколько угодно наслаждаться его обществом. А с меня довольно. И даже с избытком — для одного отпуска.

— По правде сказать, я в некотором роде надеялась, что вы…

Квинн предостерегающе подняла руку:

— Даже не произноси этого. К тому же если бы я позволила себе заинтересоваться кем-то, то это был бы Лукас, а не Крейг.

Кэра, отвернувшись, посмотрела на платформу, где все суетились вокруг носорога.

— Лукас?

— Он по крайней мере хоть что-то из себя представляет.

— Но ведь ты не можешь серьезно…

— Перестань, прошу тебя! — Кэра согласно кивнула, и Квинн похлопала ее по плечу. — И не будь смешной.

— Я?

— Думаешь, не заметно, как ты на него поглядываешь? Но это явно не твой тип. Он совершенно тебе не подходит.

— Возможно, именно поэтому меня к нему и тянет.

— Не позволяй себе увлечься им.

Кэра пристально посмотрела на сестру:

— Тебе не кажется, что ты излишне категорична?

— Я только не хочу, чтобы ты понапрасну мучилась. А кроме того, мне невыносима мысль, что ты проведешь остаток жизни в этом Богом забытом месте. Я слишком нуждаюсь в тебе. Ты моя единственная опора. Не знаю, что бы я без тебя делала весь этот год. Думаю, просто не смогла бы выжить. — Квинн крепко обняла сестру. — Ты по-прежнему необходима мне.

Кэра молча сжала ее в объятиях.

Квинн осторожно высвободилась и направилась к машине.

Лукас, сказав что-то Суди, спрыгнул с платформы и подозвал Крейга. Они несколько минут тихо переговаривались, а потом Лукас подошел к Кэре:

— Старайтесь держаться подальше от неприятностей.

— Попробую.

— И не наделайте глупостей.

Она улыбнулась ему, но улыбка получилась какой-то вымученной. Порой ей казалось, что от ее воли ничего не зависит, и сейчас наступил именно такой момент.

— Вся сложность в том, как заранее распознать, что это глупость.

Он тряхнул головой.

— Почему меня преследует ощущение, будто, оставляя вас здесь, я совершаю ошибку?

— Не знаю.

Лукас поднял руку и коснулся ее перепачканной щеки.

— Вам снова придется мыться. Только сначала удостоверьтесь, что делаете это не принародно. — (У нее порозовели щеки.) — Не стоит смущаться. Мною, во всяком случае, владели совсем иные чувства.

Она покраснела еще больше.

— Вы ужасный человек.

— И, невзирая на это, вы находите мою персону достаточно привлекательной, разве не так? А может быть, именно потому?

Кэра посмотрела в его синие глаза и поняла, что он прав. Потом бросила взгляд в сторону Квинн и увидела, что та наблюдает за ними из кабины.

— Прощайте, — сказала она отстраненно. — И прошу вас, постарайтесь обходиться помягче с моей сестрой по дороге в Сараджи. Если вы дадите ей шанс, то, думаю, сможете убедиться, какой она замечательный человек.

Лукас отвел руку.

— Единственное, чего бы мне хотелось, — это избавиться от ощущения, что я обязан взять вас с собой.

— Все будет хорошо. Правда. Я сама о себе позабочусь.

— Я уже видел, как это у вас получается.

— А если что-нибудь и произойдет, одной отдыхающей, доставляющей вам лишние хлопоты, станет меньше, только и всего. — (Лукас даже не улыбнулся.) — Вы не находите это забавным?

— Пожалуйста, будьте осмотрительнее.

Она сдвинула брови.

— Буду.

Лукас снова подошел к Крейгу.

— Что такое? — спросил тот.

— Не знаю почему, но у меня какое-то недоброе предчувствие. Не спускай глаз с Кэры. Не давай ей без спросу и шагу ступить.

Крейг с любопытством посмотрел на приятеля. За все годы, что они провели здесь, Лукас впервые проявлял такое беспокойство о постороннем человеке.

— Я знаю, — сказал Лукас, словно угадывая его мысли, — это трудно объяснить. Я, во всяком случае, не хочу и пытаться. Только присмотри за ней — ради меня.

— Хорошо. Считай, что сделано.

Лукас сел за руль. Суди дважды стукнул по крыше кабины, и грузовик, кренясь на ухабах, двинулся вперед.

Кэра смотрела ему вслед, пока он не скрылся в облаке пыли.

Подошел Крейг и, встав рядом, обнял ее за плечи.

— У приговоренных к смерти и то, должно быть, более счастливые лица. — Он легонько стиснул ее плечи.

Она с трудом выдавила из себя улыбку.

Он покачал головой.

— Невыносимо жалостное зрелище. Что случилось?

— Чтобы от отпуска был какой-то прок, надо, оказывается, еще вывернуться наизнанку.

— Это в каком же смысле?

— В смысле саморазоблачения.

— Что-то такое, что могло бы заинтересовать и лично меня?

Кэра повела плечами.

— Не знаю, Крейг. Живешь себе и живешь, воображая, что достаточно хорошо осведомлен о собственной персоне, но вдруг происходит что-то такое — и ты уже не узнаешь себя. — Она, повернув голову, посмотрела на него. — Вам это знакомо?

— Да. Немножко напоминает бред сумасшедшего.

— Может быть.

— А позвольте узнать, не имеет ли к этому какое-либо отношение мой компаньон?

— Самое прямое.

— Вы, часом, не увлечены им? — спросил Крейг.

— Надеюсь, что нет.

— То есть вы не слишком уверены?

— О, несомненно, какие-то чувства к нему я испытываю. Мне только необходимо побыть одной, чтобы разобраться в природе этих чувств и понять, что они означают.

Так вот что произошло, подумал Крейг, улыбаясь про себя. Известно ведь: противоположности сходятся.

— А если я все-таки возьму на себя смелость поговорить о вашем к Лукасу отношении?

— Лучше бы мне никак к нему не относиться, — сказала Кэра тихо. Она смотрела, как медленно оседает на землю поднятая колесами пыль. — Вот только я не убеждена, что этим можно управлять.

— Полностью согласен с вами.

— Но, поддается это управлению или нет, мне выбирать не приходится: у меня есть обязательства перед другими людьми.

— А теперь мы говорим о вашей сестре, не так ли?

Она посмотрела на Крейга.

— Я приехала сюда только потому, что надеялась: это путешествие пойдет на пользу Квинн. Я не стремилась изменить что-то для себя.

— Послушайте, вы слишком много размышляете. Предоставьте событиям развиваться своим чередом.

— Это безответственно.

— Вы не можете отвечать за все на свете. Поймите, заботясь о других, не следует отказываться и от собственной жизни.

Ответом ему было молчание.

Глава седьмая

Лежа на раскладушке, Кэра никак не могла заснуть. Она ворочалась с боку на бок, прислушиваясь к отдаленным раскатам грома.

22
{"b":"152001","o":1}