ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дурак он дурак! Ведь гораздо лучше бы было согласиться поехать с китайцем в его школу. Тогда бы он был хотя бы среди единомышленников и его бы не доставали. Китаец очень понравился Никите, зря он так долго сопротивлялся и не хотел к нему заходить, он даже снял перед ним свою маску, чтобы Ник увидел его приятное и доброжелательное лицо.

А значит, он очень сильно доверял Никите, этим поневоле загордишься. Потом разоткровенничался и рассказал, что никакой он и не китаец вовсе, а выходец из бурят, в детстве жил в России, пока к нему не приехал настоящий китаец и не увез его учиться к себе в школу. Ему было тогда семь, а мне уже девять, и мастер Сэн Лоу даже огорчился, сказал, что он немного опоздал, что долго искал меня и что скоро, может быть, уже поздно учиться. Мама спросила, что же ей со мной делать. Он ответил, что нужно правильно меня развивать и направлять мои способности и что лучше Сэн Лоу этого не сделает никто. А седой мужчина это подтвердил. Он объяснил, что мастер Сэн Лоу владеет техникой скоростного обучения йоге Патанджали и методом по развитию сидх (мистических способностей). Что это познание тонких законов физики, которые пока не может объяснить наука, но очень скоро ученые эти законы откроют, и все люди смогут их познать. Но можно не дожидаться победы научного знания, а сразу заняться делом. Потом он широко заулыбался и объявил маме, что будет счастлив, если Никиту отдадут в его школу. Мама при одной мысли об этом зарыдала и сказала, что это только через ее труп!

Тогда мастер Лоу попросил Никиту пройти такой тест: он разложил перед ним на столе кучу всяких безделушек, в основном это были женские украшения. Медальончики и кулоны, подвески и серьги, маленькие и большие. Одних медальончиков Ник насчитал штук тридцать, и все разные: со знаками Зодиака, расписанные по эмали, украшенные камнями, с фигурками и даже со скелетом. Из этой кучи дребедени он должен был выбрать один, свой. Лоу так и сказал: «Какой из них твой? Решай сердцем, не умом, бери, который почувствуешь, к которому лежит твое сердце». А что тут думать – вот этот кругленький, железный, смотрит на него и как будто подмигивает. Он не был ни таким красивым, ни нарядным, как все остальные, но для Никиты не было других, он протянул руку, взял медальончик на веревочке и прочитал на нем меленькую надпись:

«1331 – два отражения, видит и один. Тайна их скрыта, и тайна внутри – все открывает число 33».

– Загадка какая-то.

Лоу спросил, не знаю ли я, что означает эта надпись? Я сказал, что, наверное, это шарада из журнала. Ответ, конечно, был неверный. Но Лоу, несмотря на это, Никиту поблагодарил. Он погладил его по голове и сказал маме, что его способности нужно не подавлять, а правильно развивать. Они со временем будут только усиливаться и без должного руководства действительно могут начать разрушать его здоровье. Вот тут мама как врач обрадовалась тому, что он подтвердил ее мысли.

И тогда Сэн Лоу предложил забрать Никиту с собой в специальную школу, где обучают таких, как он.

И тут все изменилось с точностью до наоборот: если сначала Никита не хотел идти к китайцу, мама его силком тащила, то теперь мама уперлась, напряглась и как-то от Сэн Лоу отшатнулась – испугалась, что сына могут у нее отобрать. А Нику, наоборот, стало интересно как никогда в жизни…

Мастер просил маму не отвечать категорично, а просто пойти подумать, потому что ее мнение может и измениться. Но мама ответила, что это абсолютно исключено и что она никогда не поменяет своего решения.

– Только через мой труп! – неосмотрительно настаивала она. На что Лоу лишь покачал головой.

Но после этого посещения ее как подменили, она стала изводить его своей заботой, просто жизни ему не дает! Постоянно проверяет его в своей клинике на разных аппаратах, таскает по врачам. Все время требует рассказывать, что ему снилось. А рисунки нашла один раз и тут же потащила его к психоаналитику. Вот папа – другой вопрос: он так завален делами, что ему нет ни до чего дела, он только говорит, что Ник умница, что из него выйдет брокерский гений, что, имея такие способности, он станет великим стратегом на бирже валют. Папа иногда заступается за Никиту: «Ленка, перестань изводить парня своими опытами, он же не морская свинка!» Но этим маму не остановишь, она его мнение игнорирует. Поэтому папа не особая для него защита. Никита надел мягкие тапочки и вышел крадучись в коридор. До кухни нужно было пройти мимо спальни родителей, напротив спит пудель Граф, перед Графом миска, нужно ее не зацепить ногой, тогда Граф не залает, но даже если тявкнет, то мама подскочит и тогда – конец делу венец. Ник благополучно прошел спальню, потом прополз мимо заворочавшегося пса, который только фыркнул во сне. Подходя к кухне, он почувствовал легкий холод, как от ветра. Наверное, он похолодел от страха, но фух, кажется, пронесло! Никита распахнул дверь на кухню и обмер: у открытого окна стоял папа и курил сигарету. Вот откуда доносился холод.

Павел курил, не зажигая света и выпуская дым в темноту, Никита никогда раньше не заставал отца за этим занятием, он вообще не курил. Наоборот, всегда пропагандировал здоровый образ жизни. «Что-то особенное должно было случиться, чтобы он закурил», – подумал Никита. Павел дернулся, одновременно дернулся и мальчик. Павел мгновенно сжал пальцами сигарету и выбросил ее в окно, было очевидно, что Никита застал отца врасплох, то же можно было сказать и о Никите, который прятал за спину рисунки.

– Ты что не спишь? – спросил отец. Было видно, что ему неприятно появление сына.

– А ты? Ты что, папа, куришь? – удивился Никита.

– Мне не спится, у меня был трудный день, сынок, очень трудный. Ты свет не включай, а то мама проснется и нам с тобой влетит, на кухне накурено! А ты чего встал?

– А я, папа, просто хочу попить воды.

– А, понял, тогда пей быстро и уходи давай. – Павел снова повернулся к окну.

Никита только и хотел того, чтобы уйти. Он налил для правдивости в стакан минералки и поковылял в свою комнату. Папа так и остался у окна, видимо встречать рассвет. Так что о том, чтобы осуществить план, нечего было и думать. И что? Теперь погибнет седой или уже погиб! Нику стало противно от своей немощи, от того, что он маленький и от всех зависит, что не с кем даже поговорить, вот только с Графом. Противно, что он занимается черт-те чем, а где-то мастер Сэн Лоу обучает таких, как он, мальчишек необыкновенным вещам. Никита готов был разрыдаться. Он зашел в свою комнату и закрыл дверь. И вдруг внезапно кто-то сзади напал на него. Чья-то сильная рука в перчатке зажала ему рот, мешая дышать, он не мог вырваться, рука держала его так крепко, что он не мог даже шевельнуться…

Первый урок

– Отпущу, только молчи! – раздался за спиной мужской голос. – Будешь молчать?

Никита кивнул. Ночной гость развернул Никиту к себе – это был мастер Сэн Лоу!

Он поднес указательный палец к губам: «Т-с-с!»

– Я так ждал, так звал вас, мастер Лоу, я… – Ник глядел на него, как Колумб, узревший наконец-то Америку.

– Прости, что пришлось применить силу, не хотелось, чтобы ты закричал от неожиданности.

Страх и ужас Никиты быстро сменились на восторг и счастье.

– Вот тебе твоя первая ошибка – ты сомневался, ты звал меня, но в глубине души не верил в то, что это может произойти. Запомни, я твой мастер, я сам выбрал тебя и всегда приду к тебе на помощь, если в сердце твоем будет вера. Это тебе первый урок.

Сэн Лоу сел напротив него на ковер и продолжал:

– Настоящий учитель никогда не отказывается от ученика, даже если тот сам откажется от учителя. Ученику можно совершать ошибки. Учитель же должен быть безупречным!

Сэн Лоу проницательно смотрел на Никиту, будто вглядывался в его душу.

– Ты должен мне доверять. Ученик всегда должен доверять учителю. Ты мой ученик? Отвечай без оглядки на родителей, это только твой выбор. И ты уже достаточно взрослый, чтобы сделать его.

17
{"b":"152003","o":1}