ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ни мольбы, ни причитания не изменили выражение лица мастера, он внимал каждому слову, но не реагировал. Помолчав немного, спросил:

– Как вы думаете, Сергей, чей грех сильнее: хозяина, который не покормит кошку, или хозяина, который убьет корову ради того, чтобы ею накормить кошку? Я не хочу быть хозяином, убивающим корову ради кошки. Допустим, я знаю, куда на этот раз ушли «невидимые», но что это вам даст? Вы же туда пройти не сможете?

– Варум ден нихт? Почему же нет? – оживился Голубев, чувствуя, как быстро забилось его сердце.

– Потому, что это означает послать вас на верную гибель.

– Но почему, почему, если они проходят, не могу пройти я или мои ребята? Опять способностей не хватает?

– Потому что они другие! – не выдержал Сэн Лоу и первый раз повысил голос.

– А знаете, мастер Сэн Лоу, мне ведь хоть так, хоть этак деваться некуда, и я ради этого готов стать и тем и другим, только покажите, куда деваются «невидимые»! – Вид у Голубева был обреченный, и этим он растрогал сердце мастера Лоу.

– Они уходят в свою зону!

– Куда?! А что это?

– Это энергетический тоннель, зафиксированный вход в пространство, способный перенести в другую точку планеты или в другой мир. Тоннели имеют огромную длину, но их можно пройти за один миг, умеючи. Тоннель выводит к базам «невидимых», но в нем можно и потеряться, да так, что никто не найдет. Тоннелем нужно уметь управлять, и он окажется незаменимым транспортным средством. Но у каждого тоннеля свои особенности и свои тайны, поэтому нет никакой гарантии, что, зайдя в него, останешься цел.

– Я правильно понял, мастер Сэн Лоу, что, войдя в тоннель, я сразу окажусь в месте, где найду кого-нибудь из них?

– Скорее всего, если они будут еще на месте.

– А если нет? Если нет, то нужно будет уходить срочно, пока тоннель не закрылся? А как быстро он закрывается?

– От трех до семи минут.

– Понятно, значит, можно успеть выяснить хоть что-то!

– Вообще-то это самоубийство. Даже я не знаю, что может вас ожидать, даже я не обещаю, что смогу вернуть вас!

– Но вы же гарантируете мне от трех минут?

– Да!

– А вы можете составить мне компанию?

– О нет, это невозможно! Простите, я могу только рассказать, но прийти туда, да еще в вашей компании, это нарушение всех возможных правил.

– Хорошо, тогда, пожалуйста, отведите меня туда!

– Хорошо, но знайте мое мнение – это самое нелепое, что может совершить человек! Это другой мир, и вы в нем не ориентируетесь!

– Но при хорошем стечении обстоятельств я могу вернуться через два часа?

– При хорошем можно вернуться и раньше! А при плохом…

– Мы не будем о плохом, вы научите меня! Едем!

– Когда?

– Прямо сейчас!

– Знаете, я выполню вашу просьбу, я не брошу вас там, я людей не бросаю. Хотя я считаю, что это безумие, потому что подполковнику Снегину ваше дело все равно не передадут!

– Что?!

– Владимир Александрович Снегин уже в другом мире!

«Гости съезжались на дачу»

Вспоминая неприятную встречу, Сэм время от времени поглядывал на Лику, загадочно улыбающуюся на переднем сиденье. Надо же, она уверена, что эта улыбка «а-ля Мона Лиза» может скрыть полное отсутствие у нее мозгов. Ну и барышня – одни инстинкты! Да здравствуют такие доверчивые, падкие на славу соблазнительницы, без них миссия Сэма была бы действительно невыполнима!

– Можно узнать, куда ты меня везешь, Сэм? – наконец заволновалась Лика.

«Ну, девушка, у вас и бдительность!..» – поразился Сэм.

– Можно, красавица, я везу тебя в святая святых – на мою дачную резиденцию! – Сэм врубил музыку и прибавил скорость. Прибор показывал сто двадцать километров, его броневик летел, а душа Сэма витала в облаках. Он прекрасно выполнил задание!

– Сэм, я поехала с тобой только потому, что я тебе доверяю. Надеюсь, ты не станешь злоупотреблять моим доверием?

– Мы, кажется, заключили контракт?

– Ты не представляешь, как дорого он мне стоил!

– Это не мои проблемы, слава стоит дороже! Тебя снимали журналисты двадцати глянцевых журналов!

– Да, еще вчера и я так думала, а сегодня понимаю, что предала человека, который ко мне относился по-человечески!

– Предать означает только передать, сделать выбор, ты его сделала, а значит, у тебя не было выбора!

– Я не знаю, я только сейчас задумалась, как много он для меня значит.

– Так же много, как твоя карьера?

– Я уже не знаю, но мне почему-то не очень хорошо. – Лика приоткрыла окно, чтобы вдохнуть чистого ночного воздуха.

– Если хочешь вернуться, детка, – я даю тебе шанс! – блефовал Сэм. – Ты можешь возвращаться к своему Ивану, и мы разрываем контракт! Мне не нужны осложнения. Я не жадный! – Сэм остановил машину и широким жестом распахнул дверь, инсценируя свободу.

Но Лика не чувствовала всей опасности происходящего. Она вжалась в сиденье, не желая выходить.

– Нет, Сэмушка, ты – моя единственная надежда! И потом, ехать мне особенно некуда. Он сказал, что не примет меня!

– Ну и расслабься! Ох, люди-люди, как же мне с вами тяжело!

Последнюю реплику Лика не оценила, и зря! Она откинулась на спинку сиденья и расслабилась. Что-то внутри не давало ей покоя: ум кричал: «Ты, Лика, дура, смотри, как все классно, ты реально добиваешься успеха! Все должны чем-то жертвовать ради поставленной цели. Ты оказалась в нужном месте в нужное время! Все супер!» Но сердце отзывалось по-другому по этому же поводу: «Ты, Лика, дура. Ты едешь с неизвестным тебе человеком в неизвестное место! А вдруг он вампир и захочет твоей крови?» Вот ведь какая дурь! Но этому голосу она отвечала: «Заткнись, это тот самый шанс, о котором говорил Сэн Лоу, и фото в журнале он видел, какие тебе еще нужны доказательства? Сэм – лицо Первого канала, он знаменит, его знают все!» Вот такая гадость лезла к ней в голову. Лучше она будет думать о том, как ее увидит мама по телевизору, как побежит к своим подругам хвастаться, как счастлива будет, когда Лика навезет полную сумку дорогих московских подарков. Как прибежит смотреть на нее весь двор. И как учителя ее школы будут ею гордиться: «Дети, вы учитесь в школе, в которой много лет назад училась знаменитая Лика Названова». Эта мечта в какой-то степени примиряла ум и сердце.

Дачная резиденция тэдов, которую Сэм только для пользы дела выдал за свою собственность, больше напоминала средневековый готический замок. Высокие каменные стены из коричнево-розового гранита, железные готические решетки с острыми наконечниками, булыжная мостовая, тронутые желтизной и багрянцем лианы виноградных лоз грациозно обрамляли балконы.

– Дача – раритет, – как бы извиняясь, буркнул Сэм. – Папа построил ее тогда, когда в округе еще не было ни одного здания. Он мечтал ходить здесь на охоту и на рыбалку. – Сэм указал рукою в сторону леса.

Лес был всюду: огромные древние сосны качали синеватыми верхушками, черные стволы лиственных деревьев с черными пятнами между ними делали этот лес каким-то зловещим, несмотря на то, что забрезжил рассвет. Во всяком случае, Лика в этот лес и за миллион не пошла бы. И вообще, настроение Лики непонятно почему изменилось. Если бы она не знала, что едет к Сэму – великому, знаменитому, фешенебельному любимицу женщин, она бы «ИСО» всех ног бежала прочь.

Вот дача – это да! Хотела бы она так вот понежиться здесь летом, отдохнуть, подышать свежим воздухом, поплавать в бассейне.

– Сэм, а бассейн есть?

– И бассейн, и сауна с джакузи – ты оттянешься по полной, можешь не сомневаться!

«Ну что? – победно отбрила Лика свой внутренний голос. – Может быть, теперь ты заткнешься?» Голос, похоже, не выдержал аргумента, свернулся калачиком и уснул.

– Есть и бильярдная, и кальян-клуб. Папашка знает толк в наслаждениях. – Сэм выгрузил из машины пакеты с едой и повел Лику на экскурсию по замку, как вежливый барин.

Напрашивался вывод: «Если она не будет дурой, то рано или поздно может стать хозяйкой всего этого богатства. Таких примеров полно в истории. Например, Наташа Водянова. А чем она хуже?»

28
{"b":"152003","o":1}