ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Моро взглянул на часы, потом на включенный экран компьютера и вздрогнул – на экране чернел его собственный предвыборный слоган:

«Изменишь сознание – изменится мир!»

Секрет успеха

Флеш-бэк 30 августа 2005 года

Новое время выдвигает новых героев, XXI век разворачивал историю на сто восемьдесят градусов. С новейшими технологиями и глобальным потеплением нужно было успеть реализоваться. В эпоху смены эпох, удушающего смога и сверхплотных пробок на дорогах, в которых мутировали легкие водителей, также трансформировались веками сложившиеся понятия о чести и достоинстве. Вернее, их полное отсутствие стало эталоном и хорошо оплачивалось. Время ускоряло свой привычный ритм, Меркурий – планета информации – крутился гораздо быстрее. Все, что приковывало внимание вчера, завтра безвозвратно устаревало. Воронов знал это лучше других. Он шел в ногу с модой, по пути стараясь ею управлять. Кроме моды, он собирался еще управлять миром, выдвигая свою кандидатуру на пост президента, но к этому процессу он подходил научно и последовательно. Полученный от американского папы капитал, исчисляемый миллиардами, позволял ему это сделать. Даже журнал «Форбс» не мог определить, на какое место поставить его имя. И для сохранности семейной тайны приходилось изображать бурную деятельность, вкладывать капитал в банки, строительство и жертвовать на благотворительность, что не только работали на его имидж, но и приносило ему удовлетворение. Воронов обожал менять стереотипы, например, детдом: все знают, что детям там жить не сладко, так он взял и вручил пакет на пожизненное содержание семей, готовых усыновить ребенка. И все – детдома не стало! Все богаты и счастливы! Воронову нравились оригинальные и неожиданные решения. Или дома престарелых! Ну кто сейчас заботится о людях, с которых взять уже нечего? О них не заботится даже собственное государство, а Воронов заботился! Он влил огромные деньги на уход за стариками, и газеты писали о нем как о самом сострадательном олигархе в России. Он потратил полмиллиона евро на масляные обогреватели для жителей Сибири, посылки в тюрьмы и бесплатную одежду для безработных. Многие догадывались, что за этим стоит игра в кошки-мышки с налоговой инспекцией. Воронов был лучшей моделью нового века: волевое, скуластое лицо, прямой арийский нос, жесткий подбородок, роскошные белые зубы, натренированное тело, костюмы от лучших модельеров мира. Роман Анатольевич казался галантным и вежливым, но одного его взгляда было вполне достаточно, чтобы у подчиненных пробегал легкий холодок по спине даже при одной мысли просто о чем-то переспросить. Сегодня он вел переговоры со своим имиджмейкером и одновременно правой рукой – Константином. Из всего штата сотрудников его предвыборной кампании он единственный, кто мог на два, а то и три хода просчитать желания шефа; кроме этого, он мог так же просчитать желание толпы.

Костя был молодым, но уже изощренным профессионалом, соединяющим в себе несколько профессий и талантов. Он был настоящим красавчиком и не стеснялся высоко оценивать в денежном эквиваленте все свои качества.

Он один прекрасно заменял Воронову большой штат: политтехнологов, имиджмейкеров, финансовых аналитиков, пиарщиков и пресс-секретарей. Он был чутким и всегда мог прочувствовать настроение шефа, и тем самым так приручил Воронова, что тот доверял ему все важные дела. Однако сейчас, в разработанном изначально предвыборном плане явно видна была прореха.

– То есть?! Аналитики считают, что у меня мало шансов?! – угрожающе наступал на него Воронов.

– С таким раскладом, как сейчас, – да, – хладнокровно отвечал Костя.

– С каким это – «таким раскладом»?

– Выпадает винтик из стройной цепи. Нужен брак!

– Не понял? Какой брак? – Воронов, сидя в кресле, подозрительно вглядывался в Константина.

– Династический! Семья! Образцовая семья – это секрет успеха! 2008-й – Год семьи! Это путь, ведущий вас к каждой семье! Вы должны иметь то, чем живут миллионы. Свой курятник, свое гнездышко, свою свиноферму. Вы должны иметь свою курицу, которая принесет вам золотые яйца.

– Ты что, Костя, сегодня ездил на экскурсию на свиноферму?

– Нет, я спускался на экскурсию в метро! Не ради экзотики, а ради изучения нравов. Там все читают светские новости. А о вас их нет! С кем пошли, кого укусили за ногу? Народ ничего не знает о вашей личной жизни. Вы забираете у страны шанс покопаться в вашем грязном белье!

– У меня нет грязного белья!

– Вот это и плохо! Белье должно быть! Нужна жена, тогда это будет чистое грязное белье, но его можно будет рассмотреть, пощупать!

– Я не планирую жениться в ближайшие сорок-пятьдесят лет.

– Хорошо, Роман Анатольевич. Я вам скажу… – Константин заходил по комнате, продумывая, какой рычаг задействовать в качестве аргумента. Лучше всего ему давались примеры из жизни. – У меня был клиент, очень богатый человек. Начальник свалки. Он обожал помойки. Некоторые его называли кретином. Но я никогда его так не называл. Я просто намекнул, что у него достаточно низкий IQ. Он любил эпатировать публику лозунгами типа: «Деньги – это мусор, а мусор – это деньги!» Я понимаю, производственный юмор. Но я сразу предупредил – с подобными слоганами не пройти и в районную администрацию. И он меня послушал. Внимательно послушал. – Костя выдержал эффектную паузу. – Сейчас он возглавляет фракцию в Думе!

– И что?

– Еще не все. В Думе я так отшлифовал его биографию, что он возглавил комитет по науке. Руководит академиками.

– Короче, Костя, в чем мораль?

– Деньги – не единственный фактор успеха, Роман Анатольевич. Главное, стать частью сознания людей, родным близким человеком, пусть каждый переживает по поводу ваших браков, разводов и свиданий. А потом уже навязывать толпе свое сознание, чтобы оно стало неотъемлемой его частью. Настоящий успех наступает тогда, когда ваш портрет в каждом офисе и в каждой квартире. Вам нужно стать родным: чистить селедку в ток-шоу, давать советы Малахову, как убирать пиявками синяки, и главное, побольше личной жизни!

Воронов прислушался. Он старался, когда надо, прислушиваться к умным советам. Он мог простить даже дерзость, если она была обоснованной. В конце концов, Костя головой отвечал за правильный имидж. Воронов, ворча, согласился.

– Раньше ты говорил, что довольно денег, власти, харизмы и благотворительности!

– Ладно, хватит уговоров, я разрешаю тебе работать над банком невест! Но учти, этот брак может быть исключительно фиктивным.

– Ну это как ваша душа пожелает, Роман Анатольевич.

– Только учти, я очень придирчивый!

– Я знаю, Роман Анатольевич… – начинал веселиться Костя, ибо гора начала сдвигаться. Костя прекрасно знал, какой популярностью пользуется Воронов у женщин, он знал еще и то, что от них не только не было отбоя – от них не было спасу! Роман Анатольевич был прекрасным знатоком и искушенным дегустатором. Он умел их ценить, но больше всего ценил свободу. Босс терпеть не мог ограничений. Естественно, он пополнял собой золотой, нет – алмазный запас женихов России.

– Я знаю, – продолжал Костя, – это болевая точка каждого современного мужчины. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы эта пиар-акция оказалась приятным, незабываемым моментом вашей жизни…

Это прозвучало с интонацией услужливого бортпроводника. Воронов затушил бычок, и Косте показалось, что это его гасят и мнут. Он сменил тему.

– Вот вам список заготовленных вопросов – Костя положил перед боссом распечатанный файл с текстом.

– Каких вопросов?

– Ну как же! Уже забыли?! В среду мероприятие – общение с народом.

– Ах да! А это что? Мои ответы?

– Можно не наизусть. Но по смыслу… Запомните – ваш брат погиб на заводе.

– Какой брат? – удивился Воронов.

– Двоюродный. Он спасал мальчишек, пробравшихся в вентиляционный люк. Ему раздробило кости – легенда!

– Вообще-то я не самый большой поклонник черного пиара, – как-то сразу почернел Воронов.

33
{"b":"152003","o":1}