ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ах ты гад!» – Эльвира увидела из своего укрытия, как Воронов нагло заигрывает у нее на глазах с кокетливой журналисткой, которая извивалась перед ним с кинокамерой. Он оглянулся на Элю, как на пустое место, и обнял журналистку за талию!

«Ну что ж, черт с тобой! Все! Она уходит! Может быть, так оно и лучше! И больше никогда… И ни за что! Забирай свой театр, он мне не нужен!»

Эля, стараясь быть незамеченной, проскользнула к выходу и сбежала по ступенькам. Пусть только попробует к ней подойти! Это страшный олигарх-акула!.. Эля бросилась к машине, открыла дверь, как вдруг ее локоть сцепила знакомая стальная хватка.

– Добро пожаловать в мою! – Воронов насильно повел ее к белому лимузину, больше напоминающему длинную акулу, чем машину. – Ну, слава богу, вы созрели к поступку, а то я все жду-жду, когда вы уже наиграетесь!

– Я не участвую в опытах на людях и не позволяю их ставить на себе! – вырывалась из его рук Эля.

– Прошу прощения, мадам, но это похищение! – Воронов взял ее в охапку и закинул в свою машину. – Вас ждет корабль! Увлекательная прогулка на белом теплоходе – недавно купил, заодно и обкатаем!

Корабль плывет

В этот день сюрпризы для Эльвиры только начинались. Бывают дни безликие, как капли воды, ничем друг от друга не отличаются, а бывает один день, который так резко повернет жизнь на триста шестьдесят градусов, что и днем его назвать трудно: век или жизнь можно прожить и не в каждой жизни такой день случится. Воронов и Эля плыли на корабле, который был куплен специально для продолжения банкета. Она хотела отклонить все просьбы Романа Анатольевича, но испытанная ею сердечная горечь по поводу его якобы невнимания как сторожевой пес напомнила, что без него эта горечь будет грызть сердце постоянно.

«…Эта смертная тоска,
Ты не скажешь брысь ей,
Волчьей ягодой с куста —
Надави и брызнет!..»

Эля знала таких мужчин – вцепится, не отпустит, а наскучит – выкинет, и ничем уже не вернешь его внимания. Все они любят неприступность, а потом в два счета пресыщаются. Таким людям необходимы препятствия.

Они стояли на борту под холодным ветром и делали вид, что наблюдают за природой. На самом деле их интересовало только одно – природа друг друга. Они с гудком отплыли от станции и пошли вверх по живописным берегам Москвы-реки.

Яхта, как и все, к чему прикасался Воронов, поражала воображение. Ослепительно-белая, новейшей конструкции, разработанная по специальному чертежу и заказу, она вызывала немой восторг. Все было продумано и механизировано до мелочей: от самовыдвигающегося трапа и смотровой площадки с телескопом, до спортивного зала и бассейна с горячей водой. Воронов понимал толк в наслаждениях. Три спальни, одна лично для него, с прозрачным потолком, в который можно смотреть на звезды, бар с дорогими винами, аквариум с морскими продуктами.

Справа и слева по борту проплывал обычный осенний пейзаж: последние мгновения третьего этапа бабьего лета. Красные тучи на фоне заходящего солнца, теплый ветер и холодные брызги от волн. Эля и Воронов стояли на палубе и любовались закатом. Оба чувствовали, как невероятная сила притяжения прыгает между ними, как маленький юркий предатель. Она хорошо скрывалась под маской враждебности и от этого становилась опасной. Это напоминало войну против себя самого. Но это и было тем самым острым ощущением, которое так искал Воронов. Нет у охотника радости от подстреленной дичи, если она дается ему без погони! Они некоторое время молчали: после долгой битвы в машине обоим хотелось помолчать, отношения плавно переходили в мирную фазу. Молчание получалось хорошим, наполненным, так молчат люди, которые могут и без слов разговаривать друг с другом.

Первым нарушил тишину Воронов:

– Как хорошо, что я вас похитил! Я так давно вот так не расслаблялся, все работа, люди!

– И вы для этого меня похитили, чтобы пожаловаться на жизнь?

– А разве это не достойное занятие для мужчины?

– А вы всегда похищаете девушек для того, чтобы вести душевные разговоры?

– Я, знаете ли, мечтаю, чтобы кто-то похитил и меня! Или хотя бы мое сердце!

– Это скука? Или пресыщение – болезнь миллионеров?

– Скорей тоска по идеалу!

– Не верю в эти мужские излияния! Вы, Роман Анатольевич, настоящий стратег! Вот только зачем вам понадобилась эта экзотика? В воздухе холодно, сыро, я могу заболеть!

– Очень хотелось увидеть вас в непривычной атмосфере, сломать, так сказать, стереотипы. Природа расслабляет…

– И женщина теряет бдительность… – Эля повернулась спиной к ветру, ее золотые волосы рассыпались, и ветер трепал их, как флаг корабля.

– Но грех на душу я не возьму, давайте пройдем в каюту! – Воронов жестом пригласил даму в заранее подготовленное помещение.

Каюта для VIP-персон была выдержана в интимно-восточном стиле: восточные ковры на полу, разбросанные подушки и пуфы с золотыми узорами, запах благовоний и релаксирующая музыка. Эля уже хотела упасть на подушки, как вдруг, сделав пару шагов, обнаружила тихо сидящего в углу человека. Он сидел по-турецки сложив ноги и готовил все к чайной церемонии. Его красный халат с иероглифами полностью сливался со всей отделкой, и поэтому он был мало заметен. И уж только потом на его лице обнаружилась желтая китайская маска. Эля вскрикнула от неожиданности и плюхнулась прямо на мягкий пуф напротив китайца. Тот, как ни в чем не бывало, слегка поклонился и мирно продолжал аккуратно переливать кипяток из одного чайника в другой. На его полянке располагалось несколько чашечек, деревянные дощечки и коробочки.

– Это сюрприз специально для вас!

– Я уже поняла, это тот самый знаменитый фокусник и предсказатель?! Но насколько я знаю, ваши гастроли и консультации уже закончились?

Китаец кивнул.

– Но для господина Воронова нет ничего невозможного! Он попросил меня задержаться ради своей гостьи. – Китаец гостеприимно протянул Эле и Воронову ароматный чай, и Эля услышала, как дверь за ее спиной закрылась! – это Воронов вышел, оставив их одних!

Вот она – тайна корабля! То, что это был не «китаец» – как говорится: «к бабке не ходи», но сработано искусно, маска – не отличить. Подделка? Но вряд ли Воронов мог опуститься до подделки.

– Мистер Воронов просил выполнить меня любую вашу просьбу. Любой каприз такой прекрасной женщины!

– У меня, знаете ли, все есть! А просьб – нет!

– Тогда это я должен смотреть на вас, как на последнее чудо света, ибо не встречал еще в мире живого существа, у которого нет никаких просьб! Например, любовные… – Он хитро и выжидательно уставился на Элю.

– Это Воронов попросил вас выведать все о моих чувствах? – Она могла встать и уйти, но, во-первых, это были условия игры, и лучше сейчас доиграть партию, а во-вторых, куда бежать с корабля?!

– А их не нужно выведывать – все написано у вас на лбу! Вы хотите ребенка, маленького нежного ребенка, но не видите подходящего для него отца!

Эля неожиданно дернулась, тело отреагировало на правду, и китаец воодушевился…

– У вас есть тайна, у вас есть много тайн, одна из них – это знание языков. Вы свободно говорите на многих языках мира, часто и не зная, что эти слова значат. Такой феномен врожденной памяти. Есть и другая – вы не можете родить ребенка от мужчины, который будет хоть в чем-то уступать вам! Но смотрите… – Эля даже дернуться не успела, как китаец неожиданно протянул к ней руку и развернул ее ладонь.

Эля инстинктивно выдернула руку. Я вас об этом не просила!

– Просили, вы очень хотели, чтобы хоть одна живая душа сказала вам, что вас ждет! Все в порядке, вас ждут самые радостные события! События, достойные ваших возможностей!

– Вот это мы и проверим. Я надеюсь, вы отвечаете за свои слова! – Китаец учтиво поклонился.

– Есть еще одна мелочь! – объявил фокусник. Он протянул к Эльвире пустую ладонь, потом перевернул руку, опять развернул и на ладони, откуда ни возьмись, возникла маленькая перламутровая шкатулка в форме раковины. Китаец щелкнул крошечной кнопочкой, и коробочка раскрылась, издав нежную, как звон бубенцов, мелодию. – Этот подарок попросил преподнести вам господин Воронов! – Китаец осторожно переложил сувенир на ладонь Эльвиры.

43
{"b":"152003","o":1}