ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это помещение для таких, как ты, я имею в виду сотрудников. Здесь живут обыкновенные люди, по разным причинам выразившие желание сотрудничать с нами. – Лари проводила экскурсию для своего протеже. – Вот кафе – работает четыре раза в день: утренний кофе, сок на выбор, потом завтрак, меню можно выбирать в кафе или заказывать в номер. К удовольствиям прилагались: бассейн с чистой байкальской водой, спортзал, теннисные корты, массажный салон и сауна.

– Вот твои апартаменты, – Лари сама открыла ключом и провела Константина в роскошный пятизвездочный номер. Кровать, на полкомнаты рабочий стол, компьютер, библиотека на русском, английском, аквариум с причудливыми рыбками и ванная комната, в которой джакузи, как мини-бассейн. Живи, казалось бы, радуйся никаких тебе материальных проблем! Но очень уж все это похоже на заигрывание. Лари распахнула створку шкафа-купе: богатый выбор дорогих, на Костю сшитых костюмов и рубашек на выбор висели и ждали его выбора.

– Можешь отдыхать и книги читать, пока я за тобой не вернусь. – В комнате действительно стоял шкаф с книгами. – По внутреннему телефону закажи себе обед. Ах да, чуть не забыла – общение с твоими соседями – свободное! Но о чем можно говорить, а о чем – нет, решай сам! Ты уже видел, как работает сканер, спроси у соседей, и они расскажут, как он стирает память.

Голубев и зона «G»

Голубев вздрогнул от рева сирены, которая в очередной раз выдернула его из дурного сна и вернула к реальности, которая казалась нереальной и Голубев верить в нее отказывался. Сирена давала команду подъем в шесть утра, все должны подскакивать и выполнять предписанные уставом утренние обязанности: душ, утренняя проверка, кофе и тренировки. Этим изматывающим тренировкам не было конца, что было хорошо и плохо одновременно. Хорошо, что они постоянно поддерживали свою боевую форму, плохо оттого, что Голубев и его команда работали на «врагов человечества». Голубев всегда любил тренироваться, но только тогда, когда было понятно, для чего он это делает. А так вот тупо и бессмысленно тренировать свое сорокалетнее тело он уже устал, как устал и от нескончаемого сна, в который превратилась его жизнь, а может быть, он сам превратил свою жизнь в сон. Каждое утро Голубев начинал прокручивать в уме кинопленку того самого злополучного дня, с которого все началось. Дался ему этот брифинг, ну не ходил бы, так нет – звезды ему на погоны захотелось, лучше бы всю жизнь проходить в майорах, чем терпеть такое! Вспоминал, что возомнил о себе и о своих парнях, но на каждую силу, как он теперь понял, есть своя сила, превосходящая. Как только они с мастером Лоу прибыли в зону, тот сразу задекларировал, что в зону их доставит, но дальше не пойдет. Подробно объяснил, как из той зоны назад выбраться. Что обязательно нужно оставить в месте прибытия часового, чтобы не потерять это место, чтобы часовой никуда не отлучался от него ни на шаг. И очки выдал, но это потом, а теперь по порядку, как дело было. Лоу честно старался его отговорить, пугал всяко-разно, но тогда казалось, деваться было некуда: либо вещдоки Птоломею на стол, либо прощай карьера и место под солнцем. Риск, как известно, только прибавляет капельку адреналина, и Голубев решил рискнуть. Взял троих лучших парней из экспериментальной команды, с которой занимался Лоу: смекалистого украинского парня Филиппенко, ему созвучного закадычного друга Никитенкова и самого умного Рахманова, и двинулись в путь. Сели в «Газель» и поехали на окраину города, за МКАД. На самом деле зоны никакой и не было, была забытая и заброшенная стройка где-то за городом и вырытый в ней глубокий котлован. Лоу, со свойственной ему двусмысленностью, еще раз предупредил, что путешествие может быть опасным, что можно еще и передумать. Но оказалось, что неизвестность и тайна всех еще больше притягивает, во всяком случае, повернуть обратно желающих не нашлось. Тогда Лоу провел небольшую пятиминутку на тему о том, что на Земле существуют пространственные дыры, соединяющие определенные точки земли короткими тоннелями. Часто в них попадают люди, которых считают без вести пропавшими, иногда пойдет кто-нибудь в магазин, исчезнет и вернется, лет этак через пять, в той же одежде, с теми же продуктами, что купил в магазине, которого уже не существует. Обычно такой «возвращенец» напрочь не помнит, где был и что с ним случилось, ни на какие вопросы не отвечает и продолжает жизнь с того момента, на котором остановился. Есть еще аномальные зоны типа Бермудского треугольника, в них налажены линии связи с другими мирами. А здесь, в Москве, есть зоны, находящиеся на пересечении пространств, и для мистиков они служат тоннелем, сокращающим расстояния. Этот механизм очень скоро будет раскрыт учеными, они научатся находить эти зоны и строить пространственные тоннели, сначала на земле, а потом и в Космосе. Здесь правила простые – главное, попасть в пересечение потоков, которые и являются входом в другое пространство. Несколько энергетических потоков земли в этих точках объединяются, завинчиваются в воронку и всасывают в нее все, что в этот момент находится в радиусе нескольких метров, все предметы, одушевленные и нет, через пару минут окажутся на другой стороне земли. Вот и стройку здесь поэтому никогда не закончат, в аномальных зонах ничего не работает! После коротких инструкций все потихоньку поскользили по жирной, скользкой глине в центр котлована. Лоу походил по центру, как бы пристраиваясь к местности и разведя руки в стороны, словно искал нужную точку в пространстве, покружился на одном месте и, удовлетворенный, вытащил из рукава маленькие солнцезащитные очки и протянул их Голубеву.

– Смотри! – Голубев одел себе на нос старомодного фасона очки с фиолетовыми стеклами. – Человек, обладающий внутренним видением, может увидеть эти потоки без посторонней помощи, вам же потребуются очки для того, чтобы увидеть поток и свободно проникать в него. С помощью очков вы сможете проникать в зону и выходить из нее.

Голубев недоверчиво оглядел дно котлована и увидел, как из земли выходит голубоватый свет. Прямо из воздуха формируется воронка и втягивается в невидимое отверстие в земле. Как будто водоворот в реке, а лишь только снимешь очки, как все мгновенно исчезает. Вся команда бойцов: Никитенков, Рахманов, Филиппенко по очереди очки примерили, и все подтвердили, что видят в центре котлована одну и ту же голубоватую воронку.

– Так вот, – продолжал завораживать Лоу, – очки для вас, что паспорт для перехода через границу, что зрение, без них не выйдете!

– Так можно же место зафиксировать, засечки сделать, – изумился Голубев.

– Вот то-то и оно, что поток не стоит на одном месте, а все время гуляет, в радиусе нескольких метров, его чувствовать нужно, или, в крайнем случае, видеть, – сказал Лоу внушительно, забрал очки у Никитенкова и опять вложил в руки Голубеву. – Пусть у тебя будут! Достаточно одного видящего, чтобы всех правильно расположить вокруг центра воронки и одновременно сходиться к нему. – Лоу сомкнул всех в тесный кружок вокруг видимой им и без очков воронки и мелкими шагами приказал всем сходиться к центру. – А теперь нужно ввинчиваться в поток, синхронизироваться с его вращением!

После того как все крепко обхватили друг друга за плечи и круг сомкнулся, он заставил их двигаться по кругу сначала медленно, потом быстрее. Все пританцовывали, как крестьяне, раздавливающие виноград на вино. Голубев так и не смог зафиксировать тот момент, когда пространство всосало их, как пылесос муху! Их сначала подбросило вверх, а потом втянула в себя некая сила, как воронка на реке, сопротивляться ей было бесполезно, она всасывала в свои глубины и несла всех по закрученному белому тоннелю. Похоже, у этого потока было свое направление и свои законы. Голубев подумал, что именно так описывают люди состояние клинической смерти, когда душа, умирая, несется навстречу светлому существу, которое встречает у входа в иной мир. Однако вместо ангела-хранителя впереди всех несся мастер Лоу, но это и успокаивало. От бешеной скорости свистело в ушах, и дух из тела норовил выскочить. Невозможно было установить точное время, казалось, прошло минут пятнадцать, и неведомая сила прижала всех друг к другу и выбросила наружу неожиданно, как пробку из бутылки шампанского. Все оказались лежащими на снегу, словно земля поигралась и выплюнула их на незнакомую часть суши. Они оказались на белом снегу, под ярким зимним солнцем и чистым небом, в бескрайнем заснеженном пространстве. Голубев радостно, как новорожденный, глядел в небо, лежа на снегу и расставив руки. Рядом так же безмолвно лежали его товарищи, все молчали, пытаясь осознать случившееся. Голубев испытывал невероятное чувство счастья от того, что оказался посвященным в такие сверхсекретные тайны земли-матушки. Первым нарушил молчание Игорь Рахманов.

81
{"b":"152003","o":1}