ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А вот это уже – три! – Снегин показал Глебу на открытую кошкину пасть.

Но Глеб в этот момент искал глазами встречающих.

– Скажи, Глеб, какова вероятность встретить черную кошку с глазу на глаз ночью в аэропорту?

– На мой взгляд, никакой! Однако гляди, нас уже встречают!

«С прибытием!» – раздалось в трубке у Глеба.

– Мяу! – ответила кошка.

В зале ожидания к ним в объятия бросился высокий крепкий мужчина, который отличался таким же сложением, как и Глеб.

– Рад видеть тебя, Егор, – обнял его Снегин, – но тебя же перевели…

– Да, перевели, а потом к вам вернули, куда я без вас…

Они направились к выходу, где их ждал серебристый «Мерседес». Возле машины стоял красивый мужчина с высоким лбом и светлыми волосами, в бежевом плаще. Он улыбался теплой обаятельной улыбкой, крепко обнял Снегина и Глеба, и они сели в машину. Егор – за руль, Глеб на первом сиденье, а Снегин с Андреем сзади, им, видимо, было о чем поговорить.

– Стоило ли вам беспокоиться, отец Андрей, могли бы спокойно досыпать.

– Я еще успею отоспаться. Вы лучше скажите, это действительно Тоу-ди?

– Изобретение работает – лишает человека индивидуальности, памяти, остается одна оболочка.

– Но почему они решили испытать его в Америке, может быть, хотели отвлечь ваше внимание?

– Скорей всего! Но тогда что-то за это время должно было произойти здесь?

– Пока все как прежде…

– Мне кажется, что это видимое спокойствие. – Снегин зевнул. – Ночь без сна, а завтра, ах нет, уже сегодня на брифинг. Я обо всем доложу начальству! – то ли советовался, то ли ставил перед фактом Снегин.

– Эльвира считает, что вам необходимо «пробить» одного человека…

– Есть признаки его подозревать?

– Крупный бизнесмен Воронов разворачивает огромное строительство на Байкале!

– Наша тема! Могли бы и раньше сообщить!

– У вас был такой напряженный график, да еще Сэн Лоу.

– Передайте Эльвире, что я готов рассмотреть его кандидатуру! Пусть пригласит его в какой-нибудь ресторан…

Снегин и его спутники не обратили внимание на таксиста в аэропорту, неприметного, как и все остальные таксисты, в поношенной куртке и мятых штанах. Он, как и все, навязчиво заманивал клиентов. Они и не могли заметить, что как только парень их увидел, то моментально выскочил из здания, проводил их взглядом до машины и тут же стал заводить на руке часы.

А вот к предмету связи нужно присмотреться особо: маленький компьютер, крепящийся на руке с экраном и клавишами, а на экране вращалась голографическая заставка – многогранная стеклянная пирамида. Она то удалялась, то приближалась, заполняя все пространство экрана. Внутри пирамида делилась на несколько ярусов, в которых располагались такие же пирамиды, но поменьше. Они пристраивались друг к другу вершинами, образуя новые ярусы, и освещались мягким голубоватым светом, льющимся с вершины. На вершине пирамиды сияла последняя, заключительная пирамида, на которой отчетливо выделялись две сияющие буквы «СА». На первый взгляд ничего особенного, обыкновенная компьютерная заставка, каких может быть тысячи. Удивительным было другое – такие часы были не только у него одного.

* * *

Красивая, волевая, с короткой стрижкой черноволосая женщина сидела в черном джипе на одной из развилок трассы, ведущей из аэропорта к городу, и ожидала сигнал. Она буквально впилась глазами в такую же заставку на таких же, как у парня, часах, только на ее изящной руке они смотрелись как дорогое украшение. Женщина заметно переживала, и глаза ее сверкали в темноте мелкими зелеными искорками. Худая, изящная, в черной водолазке и черных кожаных джинсах, она была похожа на пантеру или черную кошку. Она смотрела на табло и считала секунды. Она подчинялась сигналу.

Ей подчинялись все: влюбленные мужчины, парни на мотоциклах, огромный штат внештатных сотрудников, ей подчинялись все, кроме Него. Он подчинялся только времени и сам устанавливал правила игры, и это больно задевало ее самолюбие. «Завоевать Шефа!» – таков был ее девиз. «Подчинить, свести с ума, лишить воли, пусть он повторяет во сне ее имя, пусть он не сможет жить без нее!» Лари казалось, что она гоняется за призраком, который постоянно ускользал, ловко обходя все расставленные капканы. Больше всего ее сводило с ума то равнодушие, с которым он отдавал приказы! Так, будто бы она была незначительной пешкой в его игре. Да он просто больше не любит ее! Да, но ведь когда-то любил! Значит, еще полюбит! Хотя неправда все это – он никого никогда не любил! И вместо сердца у него – кусок железа! «Главное, преподнести Моро этот роскошный подарок!» Она представила удивление и восторг на холеном ледяном лице Шефа. Любовь, мой милый, это тоже управляемый механизм: нужно потрясти воображение, превзойти ожидания, стать единственной во всех отношениях…

«Он сам и двое ярко выраженных охранников, серый „мерс“ 26–29 МАН», – раздался мужской голос из часов, которые одновременно были и телефоном.

Теперь посмотрим, так ли все беспросветно! Она знала цель, вот она – долгожданная машина!

Женщина изогнулась, как кошка, готовая к прыжку, и нажала на газ. Одновременно с ней на газ нажали еще три черных джипа.

Тьма сгущалась, стремительно приближая рассвет.

И еще один человек в этот момент внимательно следил за изображением на экране таких же часов. Это был Моро. Он сидел в темной комнате, не зажигая света, и глаза его буквально сверлили буравчиками плазменный экран, попеременно показывающий ему отрывки происходящих событий.

Моро длинными ухоженными пальцами выбивал дробь по столу, а заметив за собой это движение, понял, что волнуется. «Неужели есть повод для волнений? – задал он вопрос себе. – Нет! – повода для волнений не было». Он был наблюдателем, внимательным и невидимым.

Неожиданно Егор, сидящий на переднем сиденье, громко присвистнул. В боковом зеркале он увидел два джипа, двигавшихся за ними.

– А вы, кажется, говорили, что в этой поездке охранники не нужны!

– Не может быть! – воскликнул Снегин, обернувшись. – Это они! Они нас вычислили. Но как? Как они узнали?! – Он был потрясен.

Андрей, казалось, был удивлен не меньше.

– О вашем приезде никто не знал, вернее, знали только мы, – растерянно пробормотал он.

– Но как, откуда они узнали время прибытия? Об этом знали только четыре человека! – хриплым и упавшим голосом произнес Снегин.

– Это точно? – Андрей кивнул и пристально посмотрел в глаза Глебу, тот ответил столь же вызывающим взглядом.

Все, кроме водителя, недоуменно переглядывались, и только Егор смотрел на дорогу, пытаясь оторваться от хвоста.

– Тогда это кто-то из нас четырех! – холодея от своей догадки, через силу промолвил Снегин.

Эта страшная мысль холодной молнией ужаса пронзила каждого. Андрей тоже почувствовал, как ужас пробрался в мозг и побежал по спине и рукам мелкими мурашками, однако он первый совладал с собой.

– Потом будем разбираться! Не хватало еще, чтобы мы сейчас все переругались, – решительно произнес Андрей.

– Нужно быстро принимать решение! – это прозвучало как приказ. Андрей умел отдавать приказы.

– Но этого не может быть! Этого не может быть! – продолжал восклицать Снегин, недоуменно переводя взгляд с Андрея на Глеба. Казалось, он был невероятно потрясен самим фактом предательства. Это единственное, чего он не мог предусмотреть.

– Никто из нас не мог! Я не верю в это! – твердил Снегин как заклинание.

– Факты, Владимир Александрович, – вещь упрямая, – проверяя в пистолете патроны, ответил ему Андрей. В таких ситуациях ему было легче действовать.

– Они могли… Я не знаю как… – размышлял вслух Снегин. – А может быть, они подстроили эту поездку только для того, чтобы нас отследить? – Глазами, полными надежды, он взглянул на Андрея, словно в нем было спасение. Ему казалось, что было важно только одно – среди них нет и не может быть предателя!

9
{"b":"152003","o":1}