ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так он вам не заплатил? — спросила Анна Эзме.

Та, приоткрыв глаза, бросила взгляд на мужа, на ее полных губах промелькнула тонкая улыбка.

— Да нет, заплатил. С некоторыми больными мы даже не заговариваем о деньгах, а люди вроде того пациента рассчитываются с нами, и иногда даже щедрее, чем мы ожидаем.

Доктор Салам потянулся к жене, тихо положил свою ладонь поверх ее руки — как бы подал знак молчать — и взял фотографию Гейл Сикерт:

— Я не знаю эту бедную женщину.

Он положил снимок перед собой, взял фотографию обезглавленного тела мальчика и положил ее поверх снимка Рашида Барри. Детскую челюсть он отодвинул в сторону, как бы совсем не интересуясь ею. Собрав фотографии Идриса и Эймона, сделанные в полиции, он положил их в одну стопку с изображением Рашида Барри. Наконец он передал фотографию Карли Энн Норт Эзме, она внимательно рассмотрела снимок и кивнула, когда муж присоединил и его к стопке.

Пораженные Ленгтон и Анна совершенно не понимали, что и зачем он делает, — доктор Салам положил ладони на стопку фотографий и склонил голову. Его низкий голос зазвучал еще глуше.

— Эти связаны, — сказал он.

Ленгтон ждал и смотрел на Анну, которая не сводила глаз с удивительно красивых рук доктора, которые прямо зависли над фотографиями. Грейс до сих пор не проронила ни слова, а только внимательно слушала, но и она казалась удивленной. Все трое не знали, что говорить дальше.

— Нам нужна будет защита, — негромко произнес Элмор Салам. Он выпрямился на стуле, взял фотографию Клинтона Каморры и отложил ее в сторону. — Эти души связаны через этого человека. Думаю, настоящее его имя Эммерик Каморра. У него много имен, но я знаю его под этим — Эммерик Каморра. Если я помогу вам с этим несчастным мальчиком Красиником, если станет известно, что мы с женой участвовали в этом, Каморра начнет преследовать нас. У него целый легион зависимых от него сумасшедших. Они выполнят любой его приказ: велит он перерезать мне горло, изнасиловать и убить мою любимую жену — сделают и это. Если мы согласимся посмотреть мальчика Красиника, необходимо, чтобы это осталось в тайне, иначе мы не будем вам помогать. Доставьте его из тюрьмы, переведите его брата в какое-нибудь безопасное место, и мы возьмемся вам помочь. Рисковать собой мы не собираемся.

Ленгтон слушал молча. Он чуть приподнялся на своем месте, потом опустился обратно.

— Доктор Салам, я гарантирую вам и вашей жене круглосуточную защиту. Мы пока что не выследили Каморру, но если вы согласны нам помочь…

Элмор Салам нагнулся над столом и громко заговорил:

— Думаю, вы не представляете себе, насколько опасен этот человек. А я представляю — этой мой ученик, только потом он стал одержим злыми силами. Каморра поклоняется дьяволу и служит Сатане. Он держит в страхе и ужасе тех несчастных, кто почитает его за верховного служителя.

Салам легко поднялся с места, отошел к дальней стене и сделал такое же движение рукой, какое, они видели, делал Красиник.

— Так следят за временем: когда стрелки остановятся, ты умираешь. Этот мальчик старается отвоевать себе часы жизни. Если он не сумеет поднять руку, перст смерти остановит его сердце.

Эзме спокойно подошла к мужу. В первый раз они заметили, что он вот-вот разрыдается. Она, как бы успокаивая, взяла его за руку и сказала:

— Нам нужно идти.

Ленгтон сидел, не отрывая взгляда от стола с разложенными на нем фотографиями, а Грейс проводила доктора с женой к выходу. Они отказались от предложенной им патрульной машины без опознавательных знаков и предпочли добираться домой со множеством пересадок на метро, автобусах и такси — так боялись, как бы кто-нибудь не узнал, что они были в полиции.

Потрясенная Анна собрала фотографии со стола.

— Ну и как тебе все это? — спросила она Ленгтона.

Он зевнул и вытянул руки над головой:

— Мне одно непонятно: где они раньше были? Мы уже который месяц с этим расследованием возимся. Они что, газет не читают?

Он очень похоже передразнил доктора: «А, это Джозеф Сикерт, он приходил ко мне на прием» — и в ярости хлопнул ладонью по столу:

— Как мне все это, ты спрашиваешь? Сколько времени мы этого выродка ищем! Его морда есть во всех газетах, его показывают по телевизору, в криминальных сводках. А теперь оказывается, что и имя у него ненастоящее, не Клинтон, а Эммерик! — Ленгтон схватил со стола фотографию человека, проходившего у них под именем Клинтона Каморры. — Они его, видите ли, знают! Учили его этой ахинее — вуду! Разумеется, они понятия не имеют, где он сейчас. Так бы и удавил обоих! Эта сволочь Каморра меня просто достал! Вот как мне все это!

— Знаешь, может, они просто испугались.

Ленгтон взял фотографию мертвого мальчика:

— Скажи это мальчишке, которому отрезали голову и руки! Испугались они, как же! Этот негодяй успел привезти сюда бог знает сколько ребятишек, а они обтяпывают тут свои делишки, лечат непонятно как, дипломов понавешали!

— А охрану мы им дадим? — спросила Анна.

— Дадим, дадим, защита будет не хуже, чем у Бен Ладена, черт бы их побрал! У меня и без них бюджет трещит по швам…

Здесь его прервала Грейс. Приоткрыв дверь, она сказала:

— Только что позвонил Гарри. Мы нашли детей Гейл Сикерт.

Реакция Ленгтона поразила Анну — он закрыл лицо рукой и чуть не расплакался:

— Ну, слава богу!

Глава 16

Гарри Блант сидел за столом, прижимая к уху телефонную трубку:

— Поцелуй их на ночь и скажи, что я их очень люблю. Я задерживаюсь, дорогая, так что не жди.

Анна поставила на стол чашку кофе, а Гарри как раз положил трубку. Она по-дружески похлопала его по плечу:

— Знаешь, может, мы и не задержимся.

— Спасибо, извини, что… Хорошо хоть, что их накормили и вымыли, вернее, девочка была чистенькая, а вот мальчик перепачкал штанишки.

— Думаешь, это Сикерт оставил их у детского сада?

— Не очень уверен. Описание было не особо точное, но все-таки похоже, что он.

Анна вздохнула:

— Теперь они в надежных руках, да и психологи помогут. Они побудут пока с ними в отделении.

— В надежных руках? Мать умерла, младшая сестра тоже, а с ними еще неизвестно, что делали. В отделении тоже ничего хорошего. Ты знаешь, Анна, мне хотелось забрать их домой. Просто сердце разрывалось, когда я на них смотрел. Особенно на девочку… Она так прижималась к брату… — Он повернулся к Анне. — Я наклонился к ней, хотел поговорить, но она отшатнулась, личико такое перепуганное, а мальчик, хоть и маленький совсем, вот так вот сжал кулачки, как будто собрался ее защищать.

— Не надо об этом думать, — мягко сказала Анна.

Гарри покачал головой:

— Может, и у тебя будут дети, и знаешь, тогда вся твоя жизнь изменится. Дети станут для тебя самым главным. Если с моими что-нибудь случится, я убью и глазом не моргну!

— А их бабушке, Берил Данн, уже позвонили?

Гарри пожал плечами:

— Я бы такой даме и кота с помойки не доверил, но, конечно же, ей сообщат. А пока что они пробуют разговорить детей, оба они молчат, до сих пор не сказали ни слова. Будто онемели…

К ним присоединился невеселый Майк Льюис. Как и все, кто сейчас работал в комнате, он уже знал, что детей нашли. Один ребенок Майка был совсем малыш, другой только что родился, поэтому он тоже переживал.

Ленгтон решил, что на сегодня хватит. Завтра они получат подробные сведения от судмедэкспертов, и к тому времени он уже подыщет доктору с женой безопасное жилье и организует их круглосуточную охрану.

С тюремным руководством все шло не гладко. Ленгтон настаивал, чтобы обоих братьев привезли из тюрем, где они содержались. В больнице надо было приготовить для них безопасное помещение и назначить офицеров для охраны. Эймона Красиника из Паркхерста должен был доставить медицинский вертолет. Значит, на борту должны быть медики, а в отделение больницы его перевезут уже их коллеги. Чтобы привезти Идриса Красиника из Уэйкфилда, тоже нужны были люди и транспорт. Руководство тюрьмы очень долго не соглашалось выпустить Идриса, и Ленгтон чуть не охрип, втолковывая, насколько важно его присутствие в больнице. После долгих споров было решено поместить Идриса в инфекционное отделение больницы в Фармуорте. Стоимость всей этой операции окончательно подкосила бюджет следствия, а бесконечные звонки и споры измотали его самого. Вид у Ленгтона был совершенно измученный, впрочем, и остальные выглядели не лучше.

58
{"b":"152008","o":1}