ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

— Я не верю в любовь.

— Неправда. У тебя есть сердце, иначе ты не стал бы защищать своего племянника и его ребенка… Просто… тебе неловко признаться в своих чувствах. Ты предпочитаешь держать их в узде.

— Вот как?

— Да. Именно по этой причине я никогда не позволяла нашим с тобой отношениям перерасти в нечто большее, чем флирт.

— Ты думаешь, что… не нравишься мне?

— Вовсе нет, нравлюсь. И ты нравишься мне, но дальше этого мы не зайдем никогда, потому что я прагматик и стараюсь оберегать себя от ненужных потрясений. С Дороти все иначе. Она не просчитывает будущего, как это постоянно делаю я.

— Откуда ты знаешь? — скептически передернул плечами Эдди.

— Вижу…

Распрощавшись с Хлоей у ее дома, Брасс вывел машину на автостраду. Неужели Хлоя права? — размышлял он. Я боюсь любви? А может, скорее, постоянной жизни бок о бок с кем-то?.. Сейчас мы с Дороти оба испытываем страстное влечение друг к другу, но что будет, когда увлеченность иссякнет? Разойдемся в разные стороны?..

Хлоя права, решил он. Лучше покончить со всем этим прямо сейчас, пока не начались осложнения.

Хорошо, что Дороти проявила благоразумие и не согласилась поехать сегодня ко мне, усмехнулся Эдди. Но почему же у меня на сердце такая тоска?..

7

Прошло шесть дней, а вестей от Брасса не было. Дороти притворялась, что это ей безразлично. В конце концов, она же сама отказалась улизнуть с ним с банкета! Очевидно, он задумал отойти в сторону и не оказывать на нее давление, пока не решены юридические проблемы с его племянником.

Дело Сьюзи Хедлоу действительно странным образом застопорилось. Тина только что положила ей на стол всю папку с документами и села напротив.

— От Боба Клифорда звонков не было? — подняв глаза на секретаршу, спросила Дороти. — Или старая лиса потерял былую хватку, или в рукаве у него козырной туз.

— Можешь на меня обижаться, но я уверена — второе. Именно козырной туз! Что-то мне не верится, будто парень ни с того ни с сего взял и украл ребенка. Вряд ли он подлая личность… Сужу хотя бы по его родственнику.

Дороти ухватилась за возможность поговорить об Эдди.

— Интересно, чем же заслужил он твое восхищение?

— Есть в нем что-то, — улыбнулась Тина.

— Ну, а что скажешь о нашей подзащитной, если ты такая проницательная?

— Об этой лгунье?

— С чего ты взяла?! — вскинулась Дороти.

— Говорит эта особа гладко, но меня больше волнует то, о чем она умалчивает.

— Например?

— Ну-у, не знаю, — задумчиво протянула Тина. — Взять хотя бы тот факт, что Сьюзи никогда не смотрит в глаза, словно боится выдать какую-то тайну. Можешь обвинить меня в излишней подозрительности, но я не доверяю людям с маленькими бегающими глазками. Что же касается Эдди Брасса… — На лице секретарши вдруг вспыхнула улыбка. — Разве одной тебе дано право восхищенно им любоваться?..

— Брось, пожалуйста, — смутилась Дороти.

— Дорогая моя, — тепло произнесла Тина, — неужели ты думаешь, будто я не вижу, как ты расцветаешь при одном упоминании его имени? Или как подолгу сидишь в полной прострации, уставившись в окно?

— Ты намекаешь — я запустила работу?

— Конечно нет. Радуюсь, что думаешь не только о ней. Наконец-то твои мысли обращены к мужчине… Ты не замечаешь, как преобразилась. Все-таки сильная половина человечества — положительный фактор в нашей жизни.

— Учитывая мой личный опыт, я бы так не сказала.

— Послушай, Дороти, — Тина дружески обняла ее за плечи, — тебе давно пора забыть о своей ошибке. Эдди Брасс — совсем не то же, что твой Фил. Ты потом будешь сильно жалеть, если сейчас упустишь свой шанс.

— Не преувеличивай, пожалуйста. Он не проявляет ко мне большого интереса. У него на уме другое, а совсем не я лично…

Тщетно скрывая любопытство, Тина все-таки спросила:

— Когда вы в последний раз виделись?

— В прошлую субботу. Он был на аукционе в клубе.

— Слава Богу! Я уже начинала волноваться, что мой маленький план не сработает.

— Какой план?

— Видишь ли, — призналась Тина, — я отдала Брассу два пригласительных билета в надежде свести вас вместе. И очень огорчилась бы, узнав, что мои старания пропали даром.

— В сущности, так и вышло. Мимоходом поговорили, потанцевали, но с тех пор, как видишь, господин, о котором ты печешься, даже не звонит…

— Ну, в наше время женщина имеет право сделать первый шаг. — Тина демонстративно придвинула к Дороти телефон. — Почему бы тебе не позвонить самой? В конце концов, от тебя не убудет, если поинтересуешься, как дела. У тебя ведь есть хороший официальный предлог — Сьюзи Хедлоу, его племянник и т. д.

Совет был хороший, но гордость мешала Дороти Ламбер последовать ему. Поборов себя, она занялась служебными делами и несколько дней подряд была по горло занята. И вдруг во вторник утром Брасс позвонил сам.

— Рад, что застал тебя, — торопливо произнес он, даже не поздоровавшись. — У Джеки начались роды, и я решил сообщить тебе об этом. Что-то с ней неважно…

— Как? Почему так рано? Еще же не время, — всполошилась Дороти.

— Попробуй поспорь с матушкой-природой! Я не знал, как быть, и отправил ее в местную ветеринарную клинику. Если захочешь приехать, встречу тебя там.

Он продиктовал адрес, на чем разговор и закончился. Дороти расстроилась. Конечно, прежде всего из-за собаки. Но не меньше из-за того, что Эдди был сух, вежлив… и только. Никакой теплоты в интонациях, а ведь в глубине души она надеялась, постоянно перебирала в уме детали их отношений, вспоминала радость физической близости и тосковала о ней, готовая бежать к нему по первому зову. Одна эта возможность вызывала у Дороти сердечные сбои…

Сейчас она находилась в таком же состоянии, в каком пребывала в те дни, когда поначалу была увлечена Филом. Признайся, твердила она себе, тебе хочется опять испытывать унижения? Ты же на собственной шкуре познала, каково быть жертвой ошибки, которой обернулась твоя любовь? Ты хочешь повторить все сначала?

Внезапное открытие ошеломило ее: по отношению к Эдди Брассу она попала куда в большую зависимость. У нее не было ни сил, ни желания сдерживать обуревавшие ее чувства. Готова стать его любовницей, рабыней, чем угодно. Но она дала себе слово держаться, чтобы не дать ему это понять.

К ветеринарной клинике Дороти приехала на такси. Здание находилось в тихом переулке. В фойе у регистратуры толпился народ. Кто с раненой кошкой, кто с собаками, скулящими из-за травм. Дети, державшие на руках своих питомцев, шмыгали носами и размазывали по лицу слезы.

Такая обстановка привела ее в смятение, Дороти не на шутку разволновалась. Эдди она нашла в дальнем конце холла на втором этаже. Прислонившись к стене, он читал журнал. Заметив приближающуюся Дороти, на секунду оторвался от страницы, коротко поздоровался, затем снова углубился в текст.

Дороти опешила. Плотно сжатые губы, холодные голубые глаза, поза — все выражало полную отчужденность, как будто они малознакомые люди. Такого она никак не ожидала.

— Привет! — выдавила она, проглотив горькую пилюлю. — Как дела у Джеки?

— Не очень хорошо. Врачи решили оперировать, иначе она погибнет.

Дороти всплеснула руками.

— Вот беда!.. Бедняжка…

Она горестно прислонилась к стене рядом с Эдди, совершенно не подумав о том, какую реакцию это может вызвать с его стороны. Тот демонстративно отодвинулся, искоса, через плечо, бросил на нее колючий взгляд.

— Удивляюсь, что ты приехала.

— Почему? Состояние Джеки волнует меня в такой же степени, как и тебя.

— Да что ты говоришь?.. То-то за всю неделю ты не выкроила и минуты, чтобы хотя бы позвонить… А теперь, видите ли, расчувствовалась.

Значит, вот где кроются истоки его отчужденности — в том, что я ни разу не позвонила, подумала Дороти. Правда, свинство с моей стороны.

— На меня навалилось столько… — солгала она.

— Важных… неотложных… срочных дел? — насмешливо поинтересовался Эдди.

20
{"b":"152009","o":1}