ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брасс хмыкнул.

— Самое разумное — отвезти его в приют для бездомных животных.

В огромных карих глазах Дороти мелькнуло страдание.

— Разумное?.. Разве вы сами не знаете, что там с ним сделают?

— Не обязательно. Если пса как следует вымыть и откормить, можно пристроить в хорошие руки.

— Боюсь, для этого он слишком взрослый. Как правило, люди не берут себе таких.

Эдди с философским видом пожал плечами.

— Из кабины я его мигом выпровожу. Надеюсь, кто-нибудь сердобольный подберет, если вы не решитесь забрать пса себе домой.

— Я живу между Бостоном и Линном… В общем, не так далеко, — услышал он не очень уверенные слова Дороти. — Но в автобус меня с ним вряд ли пустят.

— Раз дело только в этом, я отвезу вас, мисс Ламбер.

Эдди Брасс мысленно благодарил судьбу. Дорога займет достаточно времени, чтобы адвокатша волей-неволей выслушала его. Он уж постарается вдолбить в эту хорошенькую головку, сколь нелепы обвинения, выдвинутые против его племянника женщиной, интересы которой она взялась защищать.

Словно уловив ход мыслей Брасса, Дороти покачала головой.

— Нет-нет, я не могу вас утруждать. Лучше поймаю такси.

Но Эдди не собирался упускать предоставившуюся ему возможность. Он кивнул на пса, увлеченного поисками блох, которые, несомненно, в обилии водились в густой свалявшейся шерсти.

— Сомневаюсь, что кто-то из таксистов согласится везти вашего подопечного.

Дороти невольно поморщилась.

— Наверное, вы правы.

— Значит, едем? Или вы знаете другое решение проблемы?..

Едва согласившись с предложением Эдди Брасса, она тут же подумала, как бы не пожалеть, поскольку тот довольно решительно отправил пса на заднее сиденье, освобождая место рядом с собой, а сам протянул руку, чтобы помочь ей усесться.

Дороти невольно отметила столь галантный жест, не очень вязавшийся с внешней грубоватостью этого мужчины, и взгляд, окинувший ее. Надо же, чтобы именно сегодня она вырядилась в узкое, облегающее платье, которое даже не прикроет колен, пока они будут ехать.

Брасс не заводил разговор, пока они двигались по городу. Надев солнцезащитные очки, он сосредоточил все внимание на забитой машинами дороге. Дороти удивилась осторожности, с какой тот управлял автомобилем, ей даже показалась она чрезмерной для мужчины такого типа. Любой другой сейчас, наоборот, демонстрировал бы лихость, выказывая себя…

Постепенно расслабившись, Дороти открыла портфель, нашла собственные затемненные очки. Правда, не столько из-за солнца, низко висевшего над заливом, сколько для того, чтобы иметь возможность украдкой рассмотреть своего спутника.

Нет, она заблуждалась, решив в первый момент, будто Эдди Брасс похож на ее Фила. Хотя общее, конечно, есть. В этом скорее чувствуется скрытая сила, а Фил… Ему всегда не хватало мягкости и такта в обращении с ней. Он привык командовать матросней и думал, что и женщина способна такое долго выдерживать. Как же они оба ошиблись! Впрочем, нет, она ошиблась больше! Где были ее глаза, если не поняла, как мало между ними внутренней общности. С тех пор как они с Филом расстались, Дороти постоянно настороженно оценивала мужчин, с которыми так или иначе общалась. Она как бы подспудно примеряла себя к ним.

Заметив изучающий взгляд, Брасс резко повернулся в ее сторону:

— Вы считаете себя хорошей физиономисткой?

— Боюсь, нет, хотя для моей профессии это, пожалуй, не помешало бы, — чуть смутилась Дороти. — Вы давно водите автомобиль?

— А что, выгляжу неуверенным? — усмехнулся Эдди.

— Я не сказала бы, — покраснела Дороти. — Обычно так водят, когда везут нечто стеклянное…

Эдди расхохотался.

— Тогда будем считать — это либо вы, либо пес. Единственное, что лежит у меня в багажнике, — лодочный мотор, который не боится тряски вовсе.

— Неужели он помещается в багажнике?

— Именно поэтому я купил не «мерседес», а «форд»… Мне приходится постоянно возить довольно громоздкое оборудование и инструменты, отсюда и мой выбор машины…

Тема была нейтральная, и Дороти решила продолжить разговор.

— А какая у вас лодка? — вежливо поинтересовалась она.

— Обычная, ничего особенного.

Коли Эдди Брасс возится с моторными лодками, ничего удивительного, если от него чуть пахнет машинным маслом, подумала Дороти. Самое время спросить его, чем он занимается… Ее подзащитная Сьюзи Хедлоу, кажется, упоминала что-то насчет пристани, где у своего дядюшки обитал этот пресловутый Клод Эшби, помогая тому в работе. Но для смотрителя пристани не слишком ли он благополучен? Вот что мелькнуло у нее в голове, но она промолчала.

Они выехали на Девяносто девятую автостраду. Брасс выбрал полосу движения на умеренной скорости, хотя остальные были свободные.

— Вы плохо знаете дорогу на Линн? — спросила Дороти.

— Как свои пять пальцев, — усмехнулся Эдди.

— Тогда не мешает прибавить газу, иначе я не попаду домой и к девяти, — сухо отозвалась она.

Эдди невозмутимо сверкнул белыми зубами:

— Не обязательно торопиться, мы можем и в машине с пользой провести время.

Дороти почувствовала раздражение.

— Каким образом?

Брасс спокойно поправил очки.

— Я не имею в виду ничего неприличного, поэтому не стоит так волноваться. Просто мне нужно с вами поговорить, Дороти.

Она тревожно напряглась из-за того, что он назвал ее по имени, да еще с какой-то чуть ли не интимной интонацией в голосе.

— О чем?

— О том, о сем… а главное — о Клоде.

Дороти про себя чертыхнулась: ей следовало больше доверять своим предчувствиям и не садиться к нему в автомобиль.

— Это совершенно невозможно. Уж лучше высадите меня сразу.

Брасс резко притормозил у обочины.

— Как скажете, мадам. Можете выходить и не забудьте собачку. Пешком вы к ночи как раз доберетесь.

Дороти сердито поджала губы.

— Учтите, я не собираюсь вас удерживать. Насильно захватить адвоката было бы верхом глупости, а я не дурак.

— Это понятно с первого взгляда.

— Вот и прекрасно. Так что? Вы выходите или едем дальше?

— Едем, только разговаривать с вами я не собираюсь.

На лице Брасса вспыхнула победная улыбка.

— Мне нужно одно: чтобы вы выслушали меня.

У нее промелькнула совершенно детская мысль: заткнуть уши пальцами, хотя это было бы отчаянной глупостью. Оставалось только надеть на лицо маску безразличия и отвернуться к окну в надежде, что Эдди Брасс поймет, сколь нелепую атаку он предпринимает.

Но Дороти Ламбер уже в который раз недооценила способности Брасса. Он все-таки заставил ее слушать.

2

— Когда я увидел на пороге двоих полицейских, сунувших мне в лицо ордер на обыск, первой моей реакцией было заявить, что это какая-то ошибка, — начал свой рассказ Эдди Брасс. — Я чуть не рассмеялся, услышав о подозрении, будто в моем доме спрятан младенец женского пола, поэтому совершенно не препятствовал желанию полицейских осмотреть также и мой лодочный ангар. Я был абсолютно уверен в абсурдности подобного рода обвинений.

Подробности, о которых сообщал Эдди, не могли не интересовать Дороти, поскольку отчасти фигурировали в ее адвокатском досье, но она все равно демонстративно повернулась к нему затылком. За окном автомобиля шелестели под легким бризом, подувшим к вечеру, листья деревьев. Сзади безмятежно сопел во сне пес. Делая безразличный вид, Ламбер тем не менее слушала очень внимательно.

— Я заподозрил неладное, лишь взглянув на лицо племянника. Клод выглядел как загнанный в угол зверек. В его глазах были беспомощность и отчаяние. Понимаете, что я имею в виду?

Дороти промолчала.

— Надеюсь, поймете.

— Не знаю, о чем вы говорите. Я не слушаю, — фыркнула Дороти.

— Пусть так, но я все равно продолжу, — твердо сказал Брасс. — Психологическое состояние Клода вселило в меня беспокойство. У меня хорошая интуиция. В моей работе она очень важна, и я всегда доверяю своим внезапным предчувствиям. «Если полицейские говорят правду, то чей ребенок спрятан здесь?» — упросил я, никак не ожидая, что Клод ответит: «Мой. Мой и Сьюзи».

3
{"b":"152009","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца