ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

— Я не могу, не имею права называть вас иначе. Вы вообще не должны здесь находиться. Я бы ни за что не впустила вас в дом, если бы не собака.

— Точно. Из-за Джека мы как бы преодолели барьер закона, делающего нас противниками в предстоящем судебном процессе, и вступили просто в человеческие отношения…

— Между нами нет никаких отношений, — сухо поправила Дороти. — Единственное, что нас объединяет, это судьба собаки.

— Ну хорошо. Не отношения, а взаимодействие, — пожал плечами Эдди. Затем он посмотрел на ведерко с лежащей на льду бутылкой. — Ты позволишь мне открыть вино? Обещаю, не буду вытаскивать пробку варварски… зубами…

Брасс относит меня к категории снобов, поняла Дороти и покраснела: в каком-то смысле это было правдой. Однако не потому, что она считала себя лучше или выше людей, подобных ему, а из-за неумения общаться с ними. Ей плохо давались ничего не значащие легкие разговоры, ведущиеся только для того, чтобы как-то занять время. Молчаливые люди Дороти импонировали больше. Очевидно, сей факт сыграл не последнюю роль в тот момент, когда она влюбилась в человека, похожего в этом на нее. Впрочем, Дороти поняла разницу между душевной неразвитостью и маской сдержанности, скрывавшей угрюмость, когда уже вышла замуж и оказалась в безнадежном одиночестве, ставшем ежедневным мучением, если не сказать — пыткой.

— Дороти! — услышала она голос Эдди. — Не будешь возражать, если мы выпьем, пока ужин не готов?

— Конечно! И пожалуйста, угощайтесь орешками.

Эдди взглянул на нее и улыбнулся.

— Ну вот. Совсем другое дело, когда ты так любезна.

— Для вас я делаю исключение, — сказала она, с удивлением почувствовав, что тоже начинает улыбаться. — Всех других я угощаю не орешками, а катушками с мышьяком, трупы зарываю в клумбу и украшаю гардениями — в знак сожаления…

— Боже, в какие руки я попал! Пощады, прошу пощады!

В его шутливой мольбе было столько обаяния! Эдди напомнил ей большого проказливого ребенка, способного разбудить самое суровое сердце. И ему это, пожалуй, удалось. Дороти почувствовала, как размякла, оттаяла, вместо того чтобы держать себя в привычной узде.

Сделав вид, будто ее заинтересовала пересохшая в горшках земля, она полила из леечки драцену, поразившую Эдди своими размерами и причудливой формой листьев.

— Наверное, надо проявить упорство и настойчивость, чтобы выходить такое растение!

— Примерно такое же, с каким вы предпринимаете попытки защитить своего племянника… На самом деле ваше поведение вызывает у меня сочувствие и понимание. Но с этической точки зрения я не имею на это права. Пожалуйста, постарайтесь сие осознать. Поверьте, самое правильное, если вы наймете ему хорошего адвоката.

Эдди наполнил бокалы вином.

— Сьюзи Хедлоу повезло — она не заслуживает такого защитника, каким являешься ты.

— Эдди, я прошу тебя!..

— Ладно, ладно! — сдался тот. — В любом случае я рад, что ты больше не называешь меня мистером Брассом.

— С тех пор как ты появился в моем офисе, мне на ум пришло несколько способов без церемоний отделаться от тебя, — усмехнулась Дороти, — но я горжусь собой — сумела остаться в рамках приличий.

— А я?.. Отдай уж и мне должное. — Взяв в каждую руку по бокалу, Эдди пробрался сквозь шуршащую листву к Дороти. — Держи, пока я не расплескал. Хватит тебе прятаться в персональных джунглях. Давай-ка лучше выпьем за что-нибудь.

На одно короткое мгновение она ощутила нечаянное прикосновение его пальцев, и ей вдруг отчаянно захотелось почувствовать, умеют ли они быть ласковыми и нежными.

— За что будем пить? — излишне патетично воскликнула она, стараясь не выказать внутреннего скрытого волнения.

Эдди на секунду задумался.

— Предлагаю тост за попавших в переделку собак, а также за их прекрасных спасительниц. Годится?

— Вполне.

— Тогда вперед!

На лице Эдди появилась подбадривающая улыбка. В ней совсем не было ничего интимного, померещившегося ей часом раньше. Нет, скорее, безграничное обаяние.

— Значит, за тебя, Дороти! Надеюсь, благодаря, твоим заботам Джек проживет еще много счастливых лет. А теперь расскажи мне о своих растениях, например, об этом, которое так чудесно пахнет.

— Это туберозы…

Дороти не заметила, как вечер перешел в ночь, как на усыпанном звездами небе появилась луна. Не обратила внимания также на то, что расстояние на диване между нею и Эдди Брассом постепенно сократилось, и оказалось — они сидят почти вплотную друг к другу. Она даже не уловила момент, когда непринужденный разговор о растениях стал более личным. А потом уже поздно было укорять себя за доверительную беседу с практически посторонним человеком.

К реальности Дороти вернулась, лишь почувствовав запах пригорающих спагетти и дымящегося сливочного соуса, но спасти ужин уже было невозможно.

3

Сидящая напротив Дороти Сьюзи Хедлоу заерзала на стуле и недовольно поморщилась.

— Я ничего не понимаю, мисс Ламбер. Почему Эшби до сих пор не упрятали за решетку, которая давно по нему плачет? В конце концов, он украл моего ребенка, мою девочку!

Дороти задумчиво повертела в руках карандаш, стараясь прогнать воспоминание о том, как Эдди Брасс назвал ее клиентку «маленькой потаскушкой».

— Как вы думаете, Сьюзи, почему он так поступил?

— Да он с ума по мне сходит! — раздраженно дернула плечиком та. — Думает, если мы пару раз встречались, это дает ему право вмешиваться в мою личную жизнь.

— А тебе не кажется странным, что Клод утверждает, будто он отец девочки, хотя на самом деле таковым не является?.. Обычно все бывает наоборот — мужчина всячески старается отвертеться, а женщина настаивает на его ответственности за случившееся…

Эта девица легко мешает правду с вымыслом, кажется, так говорил Брасс. В голове Дороти всплывали все новые нелицеприятные характеристики, относящиеся к Сьюзи Хедлоу. Подстегнул ли ее воображение разговор с Брассом, или на нее подействовало выражение лица Сьюзи, невинные глаза которой вдруг почему-то стали косить в сторону, будто скрывая хитрые мысли, но Дороти стала раздражаться.

Устремив на свою подзащитную немигающий взгляд, она повторила вопрос, который уже задавала во время первой беседы:

— Кто отец твоего ребенка, Сьюзи?

— Я же говорила — один мой приятель. Он, к сожалению, уехал из города еще до того, как я обнаружила, что беременна от него.

— И где же он сейчас?

— Не знаю, — готовая разрыдаться, сказала Хедлоу.

— Существует много способов разыскать пропавшего человека. Этот парень должен выполнять свои родительские обязанности, платить хотя бы алименты… Если ты назовешь его имя, я могу возбудить дело…

— Нет! Это ничего не даст!

— Вот здесь ты ошибаешься. Закон предусматривает определенные меры воздействия на отца и способен заставить его поддерживать своего ребенка материально.

Сьюзи решительно сжала коралловые губки.

— Мне ничего не нужно, — упрямо заявила она. — Я хочу, чтобы меня и мою дочь оставили в покое. И чтобы Клода Эшби отправили туда, откуда ему до нас не дотянуться.

Звонок секретарши избавил Дороти от необходимости объяснять Хедлоу, что человека невозможно посадить в тюрьму по одному только голословному обвинению.

— На третьей линии Боб Клифорд, — сообщила секретарша. — Я пыталась растолковать старику, что ты не любишь, когда прерывают беседу с клиентом, но Боб сказал — дело непосредственно касается Сьюзи Хедлоу, поэтому я решила узнать, не захочешь ли ты поговорить с ним сейчас.

— Соединяй, — сказала Дороти. Она все больше и больше сомневалась в искренности своей подопечной, чувствовала, что с ситуацией придется разбираться как можно тщательней, и в душе радовалась, что противоположная сторона обзавелась наконец таким опытным адвокатом, как Клифорд. — Доброе утро, Боб! — поздоровалась Дороти, услышав знакомый голос.

— Рад тебя приветствовать! Твоя секретарша — настоящая ведьма.

7
{"b":"152009","o":1}