ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итуралде продолжил слушать. Большая часть армии Башира вошла в город через Врата, после того, как посланный вперёд разведчик нашёл для них подходящее место. Уличные бои для Башира не годились; тактика внезапных атак из укрытия нужна для того, чтобы нанести врагу максимально возможный урон перед смертью. Это проигрышная тактика.

Троллоки были отброшены к прибрежным укреплениям, но они не будут находиться там вечно. Сидя с закрытыми глазами и стараясь не уснуть, Итуралде услышал, что Башир и его офицеры пришли к тому же неутешительному выводу, что и он сам. Отродья Тени дождутся ночи и снова ворвутся в город.

После всего пережитого они просто сбегут? После того как, защищая город, погиб Йоли? После того как Раджаби был убит драгкаром? После того как пали Анкаер и Россин? После всей пережитой ими кровавой бани, когда они наконец-то увидели прибывшую помощь, но только для того, чтобы убедиться, что её недостаточно?

- Возможно, мы сможем сбить их с того холма, - высказался один из людей Башира. - И очистить от них форт.

Его голос прозвучал не очень убедительно.

- Сынок, - произнёс Итуралде, заставляя себя открыть глаза, - Я удерживал этот холм в течение нескольких недель против превосходящих сил противника. Ваши люди постарались на славу, когда его строили, а с хорошо построенными укреплениями беда в том, что противник может использовать их против тебя. Атакуя его, вы только потеряете людей. И много.

Комната погрузилась в тишину.

- В таком случае мы отступаем, - сказал Башир. - Нэфф, нам понадобятся врата.

- Есть, лорд Башир, - худой мужчина с квадратным лицом носил чёрную куртку и значок Аша’мана с изображением дракона.

- Мэлейн, собери кавалерию и построй снаружи. Постарайся, чтобы всё выглядело, как будто мы собираемся атаковать. Это задержит их и заставит быть настороже. Мы же эвакуируем раненых, а затем переправим отряд кавалерии атаковать с другой стороны…

- Во имя Света и надежды на возрождение! - внезапно послышался чей-то возглас.

Все, кто был в комнате, в потрясении обернулись на восклицание; это были не те слова, которые доводилось слышать каждый день.

Молодой солдат стоял у окна, глядя в зрительную трубу. Башир выругался и поспешил к нему, остальные столпились вокруг, некоторые достали собственные зрительные трубы.

« Что ещё стряслось?- подумал Итуралде, поднимаясь, несмотря на усталость, и поспешил следом за остальными. - С чем ещё они могли столкнуться? Опять драгкары? Гончие Тьмы?»

Он выглянул в окно, и кто-то передал ему зрительную трубу. Он приставил её к глазам и убедился, что, как он и предполагал, здание оказалось достаточно высоким, чтобы увидеть через городскую стену расположенное снаружи поле битвы и даже то, что было за ним. Башни, находившиеся на вершине холма, были сплошь покрыты воронами. Сквозь трубу он мог видеть троллоков, удерживавших высоту и его бывший передовой лагерь, башни и валы.

За холмом, из прохода надвигалась устрашающая масса троллоков, во много раз превосходящая числом ту, что осаждала Марадон. Казалось, армия монстров тянется бесконечно.

- Мы должны уходить, - сказал Башир, опуская трубу. - Немедленно.

- Свет! - прошептал Итуралде. - Если эта армия пройдёт мимо нас, ни в Салдэйе, ни в Андоре, ни в Арад Домане не найдётся ничего, что могло бы её остановить. Пожалуйста, скажите мне, что лорд Дракон, как и обещал, заключил мир с Шончан!

- В этом, - прозвучал сзади тихий голос, - как и во многом другом, я успеха не добился.

Итуралде повернулся, опуская зрительную трубу. Высокий мужчина с рыжеватыми волосами вошёл в комнату - мужчина, с которым, казалось, Итуралде никогда раньше не разговаривал, несмотря на знакомые черты.

Ранд ал’Тор изменился.

Возрождённый Дракон был так же уверен в себе, так же держался прямо и ждал беспрекословного повиновения. И в то же время всё в нём казалось другим. Теперь в нём не было и тени былой подозрительности. То, с какой заботой он изучал Итуралде…

Однажды его взгляд, холодный и бесчувственный, убедил Итуралде последовать за этим человеком. Эти глаза тоже изменились. Раньше Итуралде не замечал в них мудрости.

« Не будь тупоголовым бараном, - подумал Итуралде, - Нельзя сказать, мудр ли человек, только взглянув ему в глаза». И всё же о Драконе он мог это сказать.

- Родел Итуралде, - произнёс ал’Тор, сделав шаг вперёд и положив ладонь на его плечо. - Я бросил тебя и твоих людей в тяжёлом положении, против превосходящего по силам противника. Пожалуйста, прости меня.

- Я сделал этот выбор сам, - сказал Итуралде. Странно, но он уже чувствовал себя менее уставшим, чем несколько мгновений назад.

- Я осмотрел твоих людей, - произнёс ал’Тор, - Так мало осталось, и все они избиты и изранены. Как ты удерживал город? То, что ты сделал - чудо.

- Я делаю то, что должно быть сделано.

- Ты, должно быть, потерял много друзей.

- Я… Да. - Какой ещё ответ можно было дать? Отрицать это - всё равно, что опозорить память о них. - Вакеда пал сегодня… Раджаби… его убил драгкар. Анкаер. Он продержался сегодня до обеда. Так и не узнал, почему тот трубач протрубил слишком рано. Россин отправился это выяснить. Он тоже мёртв.

- Мы должны покинуть город, - сказал Башир с поспешностью. - Мне жаль. Но Марадон потерян.

- Нет, - тихо сказал ал’Тор. - Тень не получит этот город после того, что сделали эти люди, чтобы его удержать. Я не позволю.

- Благородный порыв, - сказал Башир, - но мы не… - он умолк под взглядом ал’Тора.

Эти глаза. Такие глубокие. Они казались сияющими.

- Они не возьмут этот город, Башир, - повторил ал’Тор, в его тихом голосе прозвучала нотка гнева. Он махнул рукой в сторону, и в воздухе появились врата. Внезапно звуки барабанов и крики троллоков стали ближе. - Мне надоело, что я позволяю ему причинять боль моим людям. Отзовите ваших солдат.

С этими словами ал’Тор шагнул во врата. В комнату поспешно проникла пара айильских Дев, и он продержал портал открытым достаточно долго, чтобы они успели прыгнуть следом за ним. После этого врата исчезли.

Ошеломлённый Башир застыл с открытым ртом.

- Будь он проклят, - в конце концов, сказал он, снова поворачиваясь к окну. - Я думал, он перестанет вытворять подобные штуки!

Итуралде присоединился к Баширу, поднимая к глазам свою зрительную трубу, наводя её на громадную дыру в стене. Ал’Тор в коричневом плаще пересекал вытоптанное поле, следом за ним спешила пара Дев.

Итуралде показалось, что он слышит завывание троллоков. Удары их барабанов. Они увидели идущих к ним троих людей. Одиноких и беззащитных.

Троллоки устремились вперёд, в атаку через поле. Сотни. Тысячи троллоков. Итуралде охнул. Башир тихо пробормотал молитву.

Ал’Тор поднял руку, затем выставил её ладонью вперёд в сторону нахлынувшего океана Отродий Тени.

И они начали умирать.

Всё началось с волн огня, во многом похожих на те, которые до этого использовали Аша’маны. Только эти были гораздо больше. Языки пламени прожигали ужасные просеки в рядах троллоков. Они текли по земле, вздымаясь вверх по холму, и затекая вниз - во впадины, заполняя их бушующим огнём, всё сжигая и уничтожая на своём пути.

В небо взвились тучи драгкаров, устремившись вниз к ал’Тору. Небо над ним посинело, и навстречу тварям полетели осколки льда, заслонив собою солнце, словно стрелы целого знамени лучников. Бьющиеся в агонии монстры издали пронзительный нечеловеческий визг, и их туши повалились на землю.

Из Дракона Возрождённого извергались Свет и Сила. Он один был как целая армия направляющих. Отродья Тени гибли тысячами. Стремительно атакуя через всё поле возникали Врата Смерти, убивая на своём пути сотни тварей.

Аша’ман по имени Нэфф, стоявший рядом с Баширом, открыл рот от изумления:

- Никогда не видел, чтобы сплетали так много плетений одновременно, - прошептал он. - Я не могу уследить за всеми. Он сам как буря. Буря Света и потоков Силы!

145
{"b":"152023","o":1}