ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Капитан, - сказал Гавин, - могу я поговорить с вами наедине?

Чубейн подозрительно посмотрел на Гавина, затем кивнул в сторону коридора. Они вышли вдвоём. Снаружи ждали взволнованные слуги, готовые отчистить кровь.

Чубейн скрестил руки на груди и пристально посмотрел на Гавина.

- Чего же вы от меня хотите, милорд?

Он часто делал особый акцент на титуле. «Успокойся», - подумал Гавин. Ему до сих пор было стыдно за то, как он силой проложил себе путь в лагерь Брина. Он был выше этого. Жизнь с Отроками, то, как он пережил смятение, а затем позор произошедшего во время Раскола Башни, изменили его. Он не мог продолжать этот путь.

- Капитан, - сказал Гавин, - я вам признателен за то, что вы позволили мне осмотреть комнату.

- У меня не было особого выбора.

- Я понимаю. Но, тем не менее, примите мою благодарность. Для меня важно, чтобы Амерлин оценила мою помощь. Если я найду что-то, пропущенное сёстрами, это может многое значить для меня.

- Да, - сказал Чубейн, прищурив глаза. - Полагаю, что так.

- Может быть, она наконец-то сделает меня своим Стражем.

Чубейн моргнул.

- Своим… Стражем?

- Да. Когда-то почти не было сомнений, что она свяжет меня узами, но теперь… ну, если я смогу помочь вам с этим расследованием, быть может, это остудит её гнев, - он поднял руку и сжал плечо Чубейна. - Я запомню вашу помощь. Вы зовёте меня лордом, но мой титул сейчас почти ничего для меня не значит. Всё, чего я хочу - быть Стражем Эгвейн, защищать её.

Чубейн наморщил лоб, затем кивнул и, кажется, расслабился.

- Я слышал ваш разговор. Вы ищете следы Врат. Почему?

- Я не думаю, что это дело рук Чёрной Айя, - ответил Гавин. - По-моему, это может быть Серый Человек или какой-нибудь другой убийца. Возможно, Приспешник Тьмы среди прислуги? Я хочу сказать - посмотрите, как убиты эти женщины. Ножом.

Чубейн кивнул.

- Также были следы борьбы. Это упоминали занимающиеся расследованием сёстры. Книги, упавшие со стола. Они считали, что это сделала бьющаяся в предсмертных судорогах жертва.

- Любопытно, - сказал Гавин. - На месте Чёрной сестры я бы воспользовался Единой Силой, несмотря на то, что её могли почувствовать другие. В Башне всё время направляют. Это не вызвало бы подозрений. Я бы обездвижил свою жертву плетениями, убил её с помощью Силы, а затем сбежал, пока никто ничего не заподозрил. Никакой борьбы.

- Возможно, - произнес Чубейн. - Но Амерлин, кажется, уверена в том, что это работа Чёрных сестер.

- Я поговорю с ней и выясню почему, - сказал Гавин. - А пока, быть может, вам стоит намекнуть тем, кто проводит расследование, что было бы мудро допросить прислугу? Приведя эти доводы?

- Да… думаю, я могу это сделать, - мужчина кивнул; казалось, он расслабился.

Они посторонились, и Чубейн дал слугам знак войти и заняться уборкой. Из комнаты с задумчивым видом вышел Слит. Он показал что-то, зажатое между пальцами.

- Чёрный шёлк, - сказал он. - Нельзя понять, оставил ли это нападавший.

Чубейн взял волокна ткани.

- Странно.

- Маловероятно, чтобы Чёрная сестра выдала себя, надев чёрное, - сказал Гавин. - Однако убийце попроще тёмные цвета могли понадобиться, чтобы стать незаметным.

Чубейн завернул волокна в платок и положил в карман.

- Я передам это Сине Седай.

Он выглядел впечатлённым.

Гавин кивнул Слиту, и они вдвоём ушли.

- Белая Башня сейчас бурлит от возвращающихся сестёр и новых Стражей, - тихо произнес Слит. - Каким образом этот некто, как бы скрытен он ни был, передвигается по верхним этажам в чёрном, не привлекая внимания?

- Считается, что Серые Люди способны оставаться незамеченными, - сказал Гавин. - Я думаю, это ещё одно доказательство. Я имею в виду, странно, что никто на самом деле не видел этих Чёрных сестёр. Мы делаем много допущений.

Слит кивнул, пристально разглядывая троицу послушниц, собравшихся поглазеть на гвардейцев. Они заметили, что Слит на них смотрит и, что-то прощебетав друг дружке, умчались прочь.

- Эгвейн знает больше, чем рассказывает, - произнёс Гавин. - Я поговорю с ней.

- При условии, что она тебя примет, - заметил Слит.

Гавин раздраженно фыркнул. Они спустились по нескольким переходам на этаж, где находился кабинет Амерлин. Слит остался с ним - его Айз Седай, Зелёная по имени Хаттори, редко давала ему поручения. А ещё она положила глаз на Гавина и по-прежнему хотела, чтобы он стал её Стражем. Эгвейн так выводила его из себя, что Гавин подумывал, не позволить ли Хаттори связать себя Узами.

Нет. Совсем нет. Он любил Эгвейн, хоть она и расстраивала его. Было непросто прийти к решению оставить ради неё Андор, не говоря уже об Отроках. Но она всё ещё отказывалась связать его Узами.

Он добрался до её кабинета и подошел к Сильвиане. Хранительница сидела за своим столом в приёмной перед кабинетом Эгвейн. Своё рабочее место женщина поддерживала в образцовом порядке. Она пристально посмотрела на Гавина. За маской Айз Седай невозможно было понять, что кроется в её взгляде. Он подозревал, что не нравится ей.

- Амерлин работает над важным письмом, - сообщила Сильвиана. - Ты можешь подождать.

Гавин открыл рот.

- Она просила, чтобы её не беспокоили, - сказала Сильвиана, возвращаясь к чтению своего документа. - Ты можешь подождать.

Гавин вздохнул, но кивнул. Слит поймал его взгляд и показал жестом, что уходит. Почему он вообще взялся его провожать? Странный он. Гавин помахал ему рукой на прощание, и Слит выскользнул в коридор.

Помещение приёмной было роскошным, с тёмно-красным ковром и деревянными панелями на каменных стенах. По опыту он знал, что ни один из стульев не отличался удобством, но зато было одно-единственное окно. Гавин подошёл к нему подышать воздухом и, положив руку на подоконник, выглянул на территорию Белой Башни. На такой высоте воздух казался более свежим и бодрящим.

Внизу виднелись новые тренировочные площадки Стражей. На месте старых Элайда начала строительство своего дворца. Никто не мог точно сказать, как поступит Эгвейн с этим сооружением.

Тренировочные площадки были забиты людьми: бегунами, кулачными бойцами, фехтовальщиками. Многие из хлынувших в город беженцев, солдат и наёмников считали, что из них выйдут Стражи. Эгвейн открыла площадки для всех желающих тренироваться и показать себя, поскольку собиралась приложить все усилия, чтобы за следующие несколько недель возвысить до принятия шали как можно больше готовых к этому женщин.

Гавин провёл несколько дней за тренировками, но призраки убитых им людей казались там более реальными. Площадки были частью его прежней жизни ещё до того, как всё пошло наперекосяк. Другие Отроки легко - и с радостью - вернулись к прежней жизни. Джисао, Раджар, Даррент и большинство остальных его офицеров уже стали Стражами. Вскоре от их отряда ничего не останется. Кроме самого Гавина.

Щёлкнула внутренняя дверь, затем послышались стихающие голоса. Обернувшись, Гавин обнаружил Эгвейн, одетую в зелёное и жёлтое, которая направлялась переговорить с Сильвианой. Хранительница бросила на него взгляд, и ему показалось, что она чуть заметно хмурится.

Эгвейн увидела его. Она сохранила безмятежное лицо Айз Седай - в этом она навострилась очень быстро - и он обнаружил, что чувствует неловкость.

- Этим утром произошло ещё одно убийство, - тихо сказал он, подходя к ней.

- Строго говоря, - сказала Эгвейн, - прошлой ночью.

- Мне нужно с тобой поговорить, - выпалил Гавин.

Эгвейн переглянулась с Сильвианой.

- Хорошо, - ответила Эгвейн, плавной походкой направившись обратно в свой кабинет.

Гавин последовал за ней, не оглядываясь на Хранительницу. Кабинет Амерлин был одним из самых великолепных залов Башни. Стены были обшиты полосатыми панелями светлого дерева, украшенными причудливой, изумительно детальной резьбой. Камин был мраморным, а пол выложен ромбовидными плитами, вырезанными из тёмно-красного камня. На большом украшенном резьбой столе Эгвейн стояли две лампы. Они были выполнены в форме женщин, поднявших вверх руки, между ладонями каждой горел огонь.

29
{"b":"152023","o":1}