ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ты Дочь Девяти Лун, – сказал Возрожденный Дракон. Это было утверждение, а не вопрос.

– Ты Возрожденный Дракон, – ответила она. Глядя в эти серые глаза, она поняла, что ошибалась в своем первом впечатлении. Он не был молодым человеком. Да, его тело могло принадлежать юноше. Но эти глаза… это были глаза старика.

Он слегка наклонился вперед. Ее Стражи Последнего Часа напряглись, заскрипела кожа.

– Мы заключим мир, – сказал ал'Тор. – Сегодня. Здесь.

Селусия тихонько зашипела. Его слова сильно напоминали требование. Туон оказала ему огромное уважение, приняв его наравне с собой, но никтоне смеет приказывать члену Императорской семьи.

Ал'Тор взглянул на Селусию.

– Ты можешь сказать своей телохранительнице, что она может расслабиться, – сухо сказал он. – Эта встреча не превратится в стычку. Я этого не позволю.

– Она мой Голос, – осторожно сказала Туон. – И моя Говорящая Правду. Мой телохранитель – это мужчина за моим креслом.

Ал'Тор тихонько фыркнул. Итак, он был наблюдателен. Или удачлив. Немногие правильно разгадывали сущность Селусии.

– Ты хочешь мира, – сказала Туон. – Есть ли у тебя условия для твоего… предложения?

– Это не предложение, а необходимость, – сказал ал'Тор. Эта фраза прозвучала сдержанно. Все эти люди произносили слова так быстро, но ал'Тор добавлял им весомости. Он напомнил ей о ее матери.

– Последняя Битва приближается. Несомненно, твой народ помнит пророчества. Ведя эту свою войну, ты подвергаешь опасности нас всех. Мои силы – силы всех и каждого– нужны в борьбе с Тенью.

Последняя Битва будет между Империей и силами Темного. Это всем известно. Пророчества явно указывали на то, что Императрица победит тех, кто служил Тени, а потом она пошлет Возрожденного Дракона на поединок с Пожирателем Света.

Как много он уже исполнил? Пока что он не выглядел ослепшим, так что это еще впереди. Эссанский Цикл утверждал, что он будет стоять на собственной могиле и рыдать. Или это пророчество относилось к тому, что мертвые будут ходить, как они уже и делают? Несомненно, некоторые из этих духов ходили по собственным могилам. Порой писания бывали неясны.

По-видимому, эти люди забыли многие из пророчеств – так же, как они забыли свои клятвы ожидать Возвращения. Но она не сказала этого. « Внимательно следи за словами…»

– Так ты веришь, что Последняя Битва близко? – спросила она.

– Близко? – спросил ал'Тор. – Она так же близко, как убийца, чье омерзительное дыхание ты чувствуешь на своей шее, пока его нож скользит по твоей коже. Она так же близко, как последний удар колокола в полночь, когда остальные одиннадцать уже отзвучали. Близко? Да, она близко. Ужасно близко.

Овладело ли им уже безумие? Если да, все станет намного сложнее. Она изучала его в поисках признаков сумасшествия. Похоже, он себя контролировал.

Морской ветерок подул через полог, колыхая парусину, и принес с собой запах гниющей рыбы. Казалось, в последнее время гниет все вокруг.

« Эти твари,- думала она. – Троллоки». Что предвещало их появление? Тайли уничтожила их, и разведчики не нашли других. Глядя, как напряжен этот человек, она колебалась. Да, Последняя Битва была близка – возможно, так близка, как он говорил. Это делало еще более важной задачу объединения этих земель под ее знаменем.

– Ты должнавидеть, как это важно, – сказал Возрожденный Дракон. – Почему ты воюешь со мной?

– Мы – Вернувшиеся, – сказала Туон. – Предзнаменования указали, что пришло время возвращаться, и мы ожидали найти здесь единое королевство, готовое приветствовать нас и предоставить нам свои войска для Последней Битвы. Вместо этого мы нашли расколотые земли, забывшие свои клятвы и ни к чему не готовые. Как ты не можешь понять, что мы вынуждены воевать? Нам не доставляет удовольствия вас убивать, не больше, чем родителю – необходимость наказать сбившегося с пути ребенка.

Ал'Тор выглядел изумленным.

– Так мы для вас дети?

– Это была просто метафора, – сказала Туон.

Минуту он просто сидел, потом потер рукой подбородок. Винил ли он ее за потерю другой руки? Фалендре это упоминала.

– Метафора, – сказал он. – И, пожалуй, подходящая. Да, в этих землях не было единства. Но я сковал их воедино. Возможно, эти узы слабоваты, но они продержатся достаточно долго. Если бы не мои заботы, твоя объединительная война была бы достойна похвалы. Но сейчас вы отвлекаете внимание. У нас должен быть мир. Наш союз должен длиться только до тех пор, пока не закончится моя жизнь, – он встретился с ней взглядом. – Я тебя уверяю, это не продлится слишком долго.

Она сидела за широким столом, скрестив руки перед собой. Если бы ал'Тор протянул руку, он не смог бы достать до нее. Она села так намеренно, хотя предосторожность и казалась смехотворной задним числом. Если он решит её убить, ему не понадобится рука. Лучше об этом не думать.

– Если ты понимаешь значение объединения, – сказала она, – тогда, возможно, тебе следует объединить свои земли под Шончанским знаменем. Пусть твои люди примут клятвы, и… – пока она говорила, женщина, стоявшая за спиной ал'Тора, марат'дамани, широко раскрыла глаза.

– Нет, – сказал ал'Тор, прерывая Туон.

– Но, конечно же, ты понимаешь, что один правитель, с…

– Нет, – сказал он тихо, но тверже. Опаснее. – Я не позволю, чтобы еще кого-нибудь посадили на ваши мерзкие поводки.

– Мерзкие? Они единственное средство справиться с теми, кто может направлять!

– Мы выживали без них столетиями.

– И вы…

– Я не отступлю в этом вопросе, – сказал ал'Тор.

Охрана Туон, включая Селусию, сжала зубы, а Стражи опустили руки на рукоятки мечей. Он прервал ее дважды подряд. Ее, Дочь Девяти Лун. Как он мог быть таким дерзким?

Он был Возрожденным Драконом, вот как. Но его слова были глупостью. Он склонитсяперед ней, когда она станет Императрицей. Этого требовали Пророчества. Конечно же, это означает, что его королевства присоединятся к Империи.

Она позволила разговору выскользнуть из-под ее контроля. Марат'даманибыли чувствительным вопросом для многих по эту сторону океана. Скорее всего, они понимали смысл того, зачем нужно обуздать этих женщин, но им трудно было отказаться от своих традиций. Без сомнения, именно поэтому разговоры о подобных вещах выводят их из себя.

Ей надо было подтолкнуть разговор в другом направлении. Туда, где она сможет застать Возрожденного Дракона врасплох. Она разглядывала его.

– И это все, о чем будет идти наш разговор? – спросила она. – Мы будем сидеть друг напротив друга и говорить только о наших различиях?

– А о чем еще нам говорить? – спросил ал'Тор.

– Возможно о чем-то, что у нас общего.

– Сомневаюсь, что есть что-то, что имеет значение.

– О? – сказала Туон. – А как насчет Мэтрима Коутона?

Да, этоего потрясло. Возрожденный Дракон моргнул, слегка приоткрыв рот.

– Мэт? – сказал он. – Ты знаешь Мэта? Как…

– Он похитил меня, – сказала Туон. – И протащил меня через половину Алтары.

Возрожденный Дракон в изумлении распахнул рот, потом захлопнул его.

– Теперь я вспомнил, – тихо сказал он. – Я тебя видел. С ним. Я не связал тебя с тем лицом. Мэт… что вы делали?

« Тывидел нас?» – скептически подумала Туон. Все-таки безумие проявилось. Будет ли теперь им легче манипулировать – или труднее? К сожалению, наверное, второе.

– Ладно, – наконец сказал ал'Тор. – Я полагаю, у Мэта были свои причины. Они у него всегда есть. И когда он что-то делает, они кажутся ему очень логичными

Итак, Мэтрим и вправдузнаком с Возрожденным Драконом. Он будет для нее превосходным источником информации. Возможно, для того Мэт и был послан ей, чтобы у нее появилась возможность изучить Возрожденного Дракона. Ей нужно заполучить его обратно, чтобы он смог помочь ей в этом вопросе.

Мэтриму это не понравится, но он должен понять причину. Он стал Первым Принцем Воронов. Он должен быть возведен в Верховные Высокородные, должен обрить голову и научиться надлежащемуобразу жизни. Почему-то от всего этого ей стало стыдно, но она не смогла найти этому объяснение.

152
{"b":"152024","o":1}