ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какие люди! Я мечтал увидеть вас! Вы в жизни еще красивее, чем на экране.

– Спасибо, конечно, но сейчас комплименты неуместны, – села напротив него Джулия.

Она ответила на несколько вопросов, но ничем не помогла следователю, а в конце еще и нагрубила ему, когда он попросил у нее автограф.

– Вы в своем уме?! Какой автограф?! Умерла молодая женщина, работавшая со мной бок о бок! Я чувствую себя последней свиньей, потому что только сейчас поняла, что я ничего о ней не знала! С кем она жила, что ее интересовало, что нравилось… А она так хорошо ко мне относилась! А я – бездушная тварь! Если бы я относилась к людям с большей чуткостью, может, она и доверилась бы мне, и тогда можно было бы ее спасти! А вы – автограф! Еще на похоронах попросите, положив листок для росписи прямо на крышку гроба!

Джулия пулей вылетела из гримерки и на пороге столкнулась с высоким мужчиной.

– Джульетта Игоревна?

– Не сейчас! – резко ответила она и застучала каблуками мимо, думая о Марине. Зрители, влюбленные в экранные образы актеров, не понимали, что те такие же люди, у которых может быть все… от плохого настроения до настоящего горя.

В Москву пришло лето. На улице стоял жаркий солнечный июнь. Джулии было очень душно и хотелось воды во всех ее проявлениях, то есть хотелось пить, хотелось, чтобы пошел дождь, и хотелось плакать. На ходу она набрала пару номеров телефонов и уже через полчаса сидела в небольшом уютном кафе в компании двух мужчин – своих бывших однокурсников, с которыми продолжала общаться по сей день. Один из них – Петр – играл в театре, а другой – Арсений – занимался бизнесом.

– Великолепно выглядишь! Как всегда! Ты нас не балуешь, Джулия, своим обществом! – затрещали они как сороки.

А Джульетта закрыла лицо руками и заплакала.

– Мне мартини со льдом! Причем два!

– Понял, – козырнул Петр и подозвал официанта. – Нам повторить, а даме мартини и клубнику!

От клубники Джульетта не отказывалась никогда, и ее друзья это знали.

– А теперь говори, что произошло? – спросил Петр.

– Не могу… Сначала мартини.

– А как же друзья, которые могут помочь? – поднял брови Арсений.

– Поверь мне, Арсюша, есть вещи, когда уже ничего не изменить при всем желании…

– Неужели кто-то умер? – напрягся Петр, невысокий блондин с несколько женским лицом и манерными движениями и жестами. Его ориентация не оставляла никаких сомнений.

– Умер… – вздохнула Джулия и пригубила мартини.

– Скажите, а это не… – нагнулся официант к уху Арсения, не сводя глаз с Джульетты.

– Нет, это не она! – категорично ответил он. – Но очень похожа, мы тоже ей всегда об этом говорим.

– Одно лицо, – согласился официант, не скрывая разочарования.

Телефон в сумке Джулии просто разрывался от звонков и SMS-сообщений.

– Что ты будешь делать! – всплеснула она руками. – Легче ответить.

Следующие пять минут она рылась в сумке, извлекая какие-то ненужные предметы и несказанно удивляясь, поскольку давно уже распрощалась с ними. Такой своеобразный Бермудский треугольник на лямочках. – Да, Данила… – наконец ответила она.

– Я так волнуюсь за тебя! Ты убежала в таком состоянии… Ты где?

– Не беспокойся… Я с друзьями, со мной все хорошо. Я должна как-то успокоиться. Черт! Как с этим можно смириться? Как там дела? Спасибо, что позвонил…

– Дела в ноль… Все подавленные, сдали деньги на похороны… Не ойкай, я за тебя сдал, потом отдашь. Ты человек крайне чувствительный и ранимый, в состоянии эмоционального стресса себя не контролируешь. Я, если честно, испугался, что ты наломаешь дров, впадешь опять в депрессию.

– Не переживай, я соберусь.

– Ты в «Гамлете»? – спросил Данила.

– Ага, с Арсением и Петей…

– Я к вам!

– Данила, я сейчас не в состоянии…

– А я не буду тебя грузить!

– И никому не говори.

– Я – могила! Тьфу-тьфу! Лечу! – и Данила отключил связь.

Уже через полчаса он присоединился к своим бывшим однокашникам.

– Слышал, что вы снимаетесь вместе? – спросил Петр.

Он всю жизнь сидел на «жесткой» диете. Терпеть не мог сладкий алкоголь и обожал свежевыжатый ананасовый сок для «сжигания жиров», которых в его щуплом тельце словно и не было.

– Да, мы работаем на одной картине, а так она меня и близко не подпускает, – улыбнулся Данила, косясь на бывшую жену.

Но Джульетта уже изрядно накачалась мартини и не отреагировала на его слова. Данила заказал шашлык и водки.

– Андрей всех отпустил на несколько дней…

– Следователь что-то узнал? – спросила Джулия.

– Так бы он мне и рассказал! Откуда я знаю? Но вроде нет. Тьфу ты! Вспомнил!

– Что?

– Я несколько дней назад нашел в твоей гримерке одну визитку… Так еще удивился, а Марина, царство ей небесное, сказала, что это ее, но я могу оставить себе, – сбивчиво объяснил Данила.

Официант приблизился к ним с графином водки и с надеждой посмотрел на Данилу.

– Извините, а вы…

– Да! Это я! – пафосно ответил он и откинул волосы со лба.

«Вот все-таки идиот! Как же он любит внимание к своей персоне! – подумала Джульетта, краснея под укоризненным взглядом официанта. – Еще и меня выставил не в лучшем виде… Теперь-то точно понятно, что я – это я, раз сижу с известным актером».

– Автограф можно? – спросил официант.

– Дам! – тоном барина ответил Данила.

– Эх, везет вам, ребята! Я в театре пашу – никто не узнает, – пожаловался Петя.

– Так засветись на экране, – хмыкнул Данила.

– Куда только ни пробовался! Не формат! – развел руками Петр.

– Не завидуй, мне моя популярность вот уже где, – провела по шее Джулия. – Это Данила у нас такой тщеславный! Все ему мало! Ходил бы в перьях, как Филипп Киркоров, тогда уж точно все прохожие на улице остановятся! – улыбнулась Джулия, но тут же погасила улыбку. – Так что там за визитка была у Марины?

– Сама смотри! – достал небольшую карточку в черно-серебряном оформлении Данила.

Джульетта внимательно вчиталась.

– Детективное агентство… директор, частный детектив Мирослав Владленович Буданов… – Что это? Это точно Маринино?

– Да, конечно, – подтвердил Данила и тут же воскликнул: – Ого!

Около их столика возник официант. На огромном металлическом блюде лежали овощи, зелень – все сочное и яркое. А сверху всего этого великолепия стояли шампуры в виде шалаша.

– Прямо шалаш Ильича в Разливе, – усмехнулась Джульетта.

– Поможете, мужики? Здесь два килограмма мяса! А уж разлив мы сейчас устроим, – воодушевился Данила.

Почему-то он всегда говорил громким, зычным, поставленным фониатором голосом. Это сразу привлекало внимание к его персоне, выдавая в нем человека публичной профессии. Джулия как профессиональная актриса тоже обладала профессиональным голосом, но она могла говорить и нормальным тоном, а вот Данила может и мог, но категорически не хотел.

– Я на диете. – Кадык Пети жалобно и трогательно дернулся на его тощей шее.

– Ты и так худой.

– А вдруг потолстею и стану невостребованным? – хныкал Петя.

– Так тебя все равно не снимают! – расхохотался Данила, да так, что на них обратили внимание посетители с соседних столиков. – Шутка!

– Да я понимаю, – криво улыбнулся Петя, судорожно потрогав свой животик, боясь обнаружить лишние отложения.

– Эх, какое мясо! Сочное, ароматное, с дымком! – продолжал глумиться Данила. – Ладно, положите кусочек, – пискнул Петр.

– Тебе, Джульетта?

– Мартини! И мяса побольше!

– Вот, молодец! Люблю тебя хотя бы за то, что ела всегда как человек, а не анорексичка.

Мужчины впились в мясо зубами и погрузились в какие-то свои, по понятиям Джулии, «идиотские» разговоры.

Она же ушла в свои мысли. «Странно, что у Марины обнаружилась эта визитка… Зачем она ей? К частным детективам просто так не обращаются… Хотя, с чего я решила, что она к нему обращалась? Может, взяла для подруги. А зачем? Я не знаю… Я же не знаю о Марине ничего. Замужем она не была, следовательно, нанять детектива следить за мужем не могла… А почему я решила, что детектива берут только для слежки? Господи, сколько вопросов! И ответить мне может только этот господин, как его? Мирослав Владленович Буданов… если он в курсе, конечно… Странно все это…»

7
{"b":"152027","o":1}