ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она покачала головой.

— Обещания не живут долго.

Он взглянул ей в лицо с любопытством.

— Иногда живут.

Когда она пожала плечами, он понял, что она серьезно так считает. Он включил первую передачу и отпустил сцепление.

— Ты слишком молода для такого пессимизма.

Она подняла голову.

— Просто я реалист.

Он поехал вниз, в долину, глядя на табун лошадей, недавно отпущенных на зиму.

— Все зависит от угла зрения. — Но он понимал. Он начал понимать за то короткое время, что он ее знал, когда она воздвигала между ними стену. Теперь стена стояла прочно на месте. Как стена тюрьмы, подумал он.

Он больше не мешал ей думать, и сам продолжал размышлять до конца поездки. У дверей ее дома он вынул ее сумку, но она настояла, что сама донесет ее наверх. Когда они вежливо попрощались, он почувствовал в ее голосе, что все кончено. Сидя в машине, он наблюдал, как она поднялась по лестнице, отперла дверь и захлопнула ее за собой, даже не помахав ему рукой.

Итак, мисс Анна Малоун, вы думаете, что вы распрощались со мной, сказал он про себя. Использовали меня, чтобы выиграть этот нелепый конкурс, а затем сказали холодно до свидания? Нет, детка, не надейся на это.

Они распрощались… но только на два коротких дня.

В конце дня в пятницу он ехал на машине, ища, где бы поесть. Ни одно из его прежних любимых мест сейчас его не привлекало. Тейлору по-настоящему есть не хотелось, и не хотелось уже два дня. Он просто забегал перекусить и ел по-настоящему один раз в день, стараясь опять стать самим собой. Аппетит у него пропал, спал он плохо и был резок с подчиненными. Может быть, он подцепил какой-нибудь вирус?

Витамины. Все, что ему было нужно, это огромная доза витаминов С и В. Он повернул за угол, намереваясь заехать в аптеку и купить витамины.

Именно в этот момент он увидел вывеску «Художественная резьба по дереву». Магазин уютно расположился в углу двора, вымощенного булыжником, в окружении еще нескольких маленьких магазинчиков. Местные жители называли этот квартал Пиквик Плаза. Перед ним был магазин Анни.

Не задумываясь, он подъехал к тротуару и выключил мотор. Он взглянул на витрину ее магазина. Вывеска наверху была высечена из ствола могучего дуба. Перед домом был маленький журчащий фонтан. Он лучше знал этот дом с тыльной стороны, с переулка, но и фасад не обманул его ожидания.

Не давая себе времени подумать, он вышел из машины и вошел в кованые ворота. Шаги его гулко звучали на булыжнике двора. Рядом с дверью стояла длинная парковая скамья. Он почти мог вообразить, как Анни сидит на ней и что-то вырезает.

Глядя на выставленные в витрине изделия, он заметил там двух диких уток, пару крякв и канадского гуся в натуральную величину, каждое перышко которых было так тонко вырезано и искусно подрисовано, что если бы он не знал, он бы мог поклясться, что они живые.

Это Анни вырезала их. Он был уверен в этом, и в его улыбке была гордость. Он подумал, что ему не повредит, если он ей скажет, какими они кажутся ему красивыми. В конце концов, на табличке у входа было написано, что посетителям всегда рады.

Он открыл дверь и вошел внутрь. Он никого не увидел, но подумал, что, услышав звук колокольчика над дверью, Анни тут же явится.

— Привет, — произнес он.

Где-то вдалеке он услышал звук работающего мотора. Он осмотрелся, задерживая взгляд то на одном, то на другом искусно вырезанном предмете. Ему не верилось, что это была резьба по дереву, когда он видел перед собой лесной пруд с лягушкой, сидящей на листе лилии. Чем больше он смотрел, тем больше животных обнаруживал. На другом столе расположился целый городок Дальнего Запада.

Он поднял глаза. Его ошеломил контраст в глубине комнаты. Деревянный индеец в человеческий рост стоял около стола со стульями, вырубленными из массивных пней, с остатками коры на боках. Звук мотора становился все громче, чем дальше он заходил в длинную узкую лавку.

Он медленно прошел до самого конца помещения, мимо всей этой мебели, и, остановившись перед деревянным прилавком, наклонился над стеклянной витриной за ним, разглядывая маленькие резные фигурки, которыми она была заполнена. Выпрямившись, он обратил внимание на вычурную старинную бронзовую кассу, стоявшую в углу. Он перегнулся через прилавок, чтобы получше рассмотреть с другой стороны все клавиши кассы. Она была в идеальном состоянии и, хоть ей было не меньше ста лет, выглядела щегольски.

Неожиданно дверь за прилавком распахнулась настежь, и приглушенный звук мотора превратился в оглушительный рев. Тейлор широко открыл глаза.

Заполняя весь проем двери, стоял человек-гора. Он был одет в выцветший комбинезон, темные глаза его за прозрачными защитными очками смотрели сурово, длинные темные волосы были растрепаны и взъерошены, а окладистая борода засыпана стружкой и опилками. С мощного кулака свисала цепная пила, она была включена и ревела громовыми раскатами.

Взгляд мужчины обвиняюще переходил с Тейлора на кассу и обратно.

Тейлор выпрямился и, показывая пальцем себе на грудь начал:

— Вы думаете, что я…? — Он решительно покачал головой поднял руки вверх, — я… — Великан только любовался, вот и все.

Хорошенькое дело, Анни никогда не упоминала об этом Кинг-Конге внизу. Может быть поэтому она и вела себя с такой прохладцей. У нее уже был дружок Большая Нога.

— Эй, на вывеске сказано, что посетителям всегда рады, — Тейлор кричал, чтобы перекрыть этот гул, и видел, что мужчина медленно свободной рукой потянулся к рукоятке пилы. — Я звал хозяев, когда вошел сюда, — громко продолжал объяснять он. Пила внезапно замолчала, и слова Тейлора, как колокол, прогремели в наступившей тишине.

— Никто не вышел, — неуклюже закончил свою речь Тейлор. «По крайней мере до сего момента», — подумал он, вспоминая кадры из фильма «Резня».

Мужчина медленно сдвинул защитные очки на лоб и поставил стихшую пилу на прилавок. Затем он вытащил из ушей затычки.

— В чем дело?

Тейлор глубоко вздохнул.

— Я друг Анни.

Мужчина поднял мохнатые брови вверх: «Неужели?»

— Друг по кулинарным курсам, — объяснил Тейлор, не желая, чтобы тот подумал что-нибудь не то.

Лицо мужчины слегка сморщила улыбка, он оглядывал Тейлора сверху-вниз, снизу-вверх.

— Как же, она упоминала о вас.

Тейлор глотнул, пытаясь представить себе, что именно она упоминала, например, говорила ли о таких подробностях, как их совместное проживание в апартаментах для новобрачных в «Рафаэле». Он глянул на зубья пилы, потом перевел взгляд на гиганта. Как-то непохоже было, что этот Годзилла поверит ему, что они спали там отдельно.

— Я пойду тогда, — вздохнул он. — Передайте ей привет от Мак Куэйда. Хорошее у вас здесь местечко.

Услышав шум за спиной, Тейлор обернулся.

— Эй, — сказала Анни, — хочешь сэндвич?

Она держала в руках тарелку с сэндвичами.

— Нет, спасибо, — ответил Тейлор.

Анни поставила на прилавок тарелку и подтолкнула ее к середине.

— Извини, что не слышала, как ты вошел. Я была наверху, готовила сэндвичи. Ты, точно, не голодал?

Тейлор покачал головой. Наступило неловкое молчание.

— Ну, так, — начала Анни, — полагаю, что вы, парни, представились друг другу.

— Еще нет, — большой мужчина протянул руку через прилавок. — Я Бэр Малоун.

— Тейлор Мак Куйэд, — Тейлор пожал ему руку, пытаясь не показать, что потрясен. Она никогда не говорила ему, что замужем.

— Я отправляюсь наверх за холодным чаем, — Анни посмотрела на Тейлора, — может быть, предпочтешь, что-нибудь другое?

— Нет, нет, я не остаюсь. Просто заглянул поприветствовать.

— Останься, я сейчас вернусь, — с этими словами она бросилась вверх по лестнице и скрылась из вида.

— Не торопитесь из-за меня, — сказал Бэр. — Можете оставаться, сколько хотите. Меня работа ждет.

Тейлор поглядел на пилу. «Ручаюсь, что ждет, и предпочитаю, чтобы работа эта была не на мне».

19
{"b":"15203","o":1}