ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До нее начало доходить, что невозможно производить такие опыты с Тейлором Мак Куэйдом и не увлечься им без памяти.

— Мисс Малоун? — донесся до нее издали чей-то голос, и ей понадобилось несколько секунд, чтобы его узнать. — Мисс Малоун, мы уже закончили вашу…

Голос молодого служащего в белом халате оборвался на полуфразе, когда он увидел ее в объятиях Тейлора Мак Куэйда. Молодой человек скромно исчез в здании, как раз перед тем, как Анни виновато отпрыгнула назад.

Она обеими руками пригладила себе волосы и наклонилась вперед, чтобы сделать глубокий вдох. Руки Тейлора протянулись к ее плечам, чтобы успокоить, поддержать.

Она смахнула их.

— Нет, мне надо ехать, — проговорила она прерывающимся голосом, но решительно. — Мне надо… прийти в себя.

— Все в порядке, — сказал он, чувствуя ее смущение, желая как-то ободрить ее, показать, что она может позволить себе не замыкаться, позволить себе жить.

Она отмахнулась от него.

— Мне надо ехать сейчас, — в ее голосе зазвучало некоторое отчаяние. Ей надо уехать теперь, чтобы вернуть самообладание, взять себя в руки. Повернувшись, она, не говоря ни слова, собралась уйти.

— Увидимся в субботу, — произнес он.

На мгновенье она сбилась с шага. Она хотела сказать, чтобы он об этом думать забыл.

— Увидимся в субботу, — повторил он, — а то будет еще один разочарованный маленький мальчик.

«И один разочарованный взрослый» — но об этом он говорить не стал.

Она сделала еще два шага, борясь с чувством вины, не желая причинить боль маленькому мальчику, которого, наверное, уже много раз отвергали. Она продолжала идти, не оглядываясь, стараясь увеличить расстояние между ними, когда произносила:

— В субботу, так в субботу.

Глава 9

В течение трех дней Анни мучилась, позвонить или не позвонить Тейлору и отменить субботу. Но каждый раз, когда она бралась за телефонную трубку, чтобы извиниться, она видела перед собой грустные настороженные глаза Брайана. Если она отменит встречу, она только добавит к его чувству разочарования и отверженности. И все-таки, когда она вспоминала, как чувствовала себя в объятиях Тейлора в тот безумный день, в ней пробуждалось отчаянное желание отдалиться от него временем и расстоянием.

«Что случилось с ее решимостью не связываться с ним? Исчезла как утренний туман», — думала она, презирая собственную слабость. Действительно, Тейлор Мак Куэйд оказался не тем подонком, за которого она его принимала. Она узнала, пусть неохотно, что он щедрый, добросердечный, скромный человек. Но это не меняло того факта, что он принадлежал к другому слою общества, что у него были отвратительные друзья, что у него было больше красоты и обаяния, чем полагалось бы одному человеку. Он привлекал женщин без малейших усилий со своей стороны, и о нем ходила уйма сплетен, хотел он этого или не хотел. Он никогда не оставался с какой-нибудь одной женщиной, да и зачем ему это надо было, когда столько других ждало за кулисами.

Она не могла связываться с ним. Проходящие легкие романы не для нее. Если она и понимала что-то в своем характере, так именно это. Многие художники вели богемную жизнь, сходились и расходились, брали и оставляли любовников, не задумываясь. Она так не могла. Иногда ей хотелось быть способной на это, насколько проще сделалась бы ее жизнь. Она даже кошку не могла подобрать, чтобы тут же не полюбить ее. Как же, господи ты, боже мой, могла она общаться с Тейлором Мак Куэйдом и не влюбиться в него?

До того дня, когда она с ним поцеловалась, она еще верила, что может проводить с ним время и сохранять платонические отношения. Она сама себя обманывала. И теперь прибирая свои инструменты, подметая лавку, бродя по ней туда-сюда, она кляла судьбу.

Ну, почему это должен был оказаться он? Почему не парень из соседнего дома заставлял ее испытывать такие чувства? Почему Тейлор Мак Куэйд? Этот опытный покоритель сердец, если такие бывают?

Она посмотрела на большие школьные часы на стене. Было десять часов утра. Может, Тейлор не покажется? При мысли о такой возможности ее буквально затопило чувство облегчения, почему-то мучительно смешанного с разочарованием. Захваченная этими противоречивыми эмоциями, она рванулась к входной двери, чтобы поменять табличку с «закрыто» на «открыто».

В этот самый момент она подняла глаза и увидела его через окно в двери. Он был на пороге, его голубые глаза смотрели прямо на нее, за руку он держал Брайана. На лице мужчины она увидела мрачную смесь надежды и неуверенности, а на лице мальчика то же самое, но в еще большей степени.

Она открыла дверь и изобразила на лице улыбку.

— Доброе утро, джентльмены — и, отступив назад, пригласила, — заходите.

Глаза ребенка наполнились удивлением, когда он попал в лавку, голова его поворачивалась слева направо и обратно, все оглядывая, рука крепко вцепилась в Тейлора. Они последовали за Анни в ее рабочий уголок.

Она присела на скамейку, чтобы глаза ее были на одном уровне с Брайаном.

— Хочешь попить чего-нибудь или печенья?

Он покачал головой, потом посмотрел на Тейлора, потом снова на Анни.

— Нет, спасибо.

Она посмотрела на Тейлора.

— А вы?

— Нет, спасибо, мы только что поели в «Золотых Арках».

Анни невольно улыбнулась.

— Вот здесь вы делали ту фигурку мальчика, которую мне дали, — поинтересовался Брайан.

Она кивнула.

— Я многое режу прямо здесь. Посетители любят смотреть, как я работаю, а я успеваю много сделать, когда мало покупателей.

Брайан вытащил руку из руки Тейлора и стал бродить тут и там, все разглядывая. Он складывал руки вместе и все время поглядывал на Тейлора, который одобрительно ему кивал.

— Я так понимаю, что у вас двоих какое-то соглашение, — тихо спросила она, поворачивая голову за Брайаном. Смотреть на ребенка было легче, чем на мужчину.

— У нас за завтраком был разговор о манерах, — так же тихо ответил Тейлор, наблюдая за мальчиком. — Он очень старается ничего не тронуть без разрешения.

«И я тоже», — подумал Тейлор, глядя на нее, и уголки его рта приподнялись в кривой улыбке.

Брайана притягивали к себе народные игрушки. Они были выстроены в ряд на лежащем между двумя столами куске плавника. Непроизвольно он потянулся к ним и тут же вспомнил. Рука его замерла в воздухе.

— Можно мне… — начал он осторожно, — немножко… покачать ее? Чуть-чуть?

Брайан указывал на резную высотой в шесть дюймов фигурку старика, сидящего на бревне. Это была копия раннеамериканской игрушки, изображавшей лесоруба с топором в руке. От его спины отходила проволочка, которая изгибалась и проходила под бревном, к концу ее была привязана маленькая деревяшка, уравновешивающая игрушку как маятник.

— Давай, — улыбнулась Анни, — она для этого и сделана.

Брайан толкнул человечка пальцем, и фигурка задвигалась вверх-вниз, как будто рубила бревно у себя под ногами, деревянный балансир внизу раскачивался туда-сюда.

Глаза Брайана загорелись, лицо расплылось в широкой улыбке. Сердце Анни согрело то, как печальное выражение детского лица, словно по волшебству, превратилось в радостное, когда он играл этой сделанной ею игрушкой.

Он поднял на нее глаза, видно было, что принял решение.

— Я хочу сделать такую же.

— Ты уверен?

— О, да, — он еще раз толкнул ее и тихо засмеялся, когда лесоруб. закачался вверх-вниз, рубя изо всех сил бревно.

— Она выглядит довольно хитрой, — вполголоса обратился Тейлор к Анни, чтобы слышала только она.

Она задумчиво кивнула.

— Я думаю, что вы справитесь.

Тейлор растерялся.

— Кто? Я?

— Я думала, что вы захотите присоединиться к классу.

В ее глазах, когда она, склонив набок голову, смотрела на него, светился вызов.

Голос подошедшего к ним Брайана зазвенел от возбуждения.

— Ох ты! Тейлор может учиться вместе со мной!

В его душе энтузиазма хватало на обоих, и, пожав плечами, Тейлор согласился.

24
{"b":"15203","o":1}