ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она огляделась вокруг, соображая, что может подойти.

— Вы что-нибудь конкретное хотите?

— Мы будем признательны за любое пожертвование и кроме того, по-моему, это дает возможность многим людям узнать о вашей работе.

— Звучит обнадеживающе. Как вам кажется, что им может понравиться?

Он оглянулся по сторонам.

— Что-нибудь такое. Некоторые из тех, кто будет присутствовать, любители живой природы, другие — охотники. Я уверен, что любая из ваших приманок произведет на них оглушительное впечатление.

Она подошла к выставленным приманкам и стала их разглядывать, выбирая.

— Как насчет этой пары диких уток?

Он заулыбался, глядя на селезня с его фантастической красоты радужно-переливающимся зеленым опереньем и уточку с ее защитной скромной окраской и нежными темными глазами.

— Это очень щедро. Я сделаю их гвоздем аукциона и фотографию их помещу на обложку аукционного списка.

Она засмеялась.

— Мне это нравится.

— Тогда договорились? — он протянул руку и она вложила в нее свою. Он крепко пожал ее и добавил: — Конечно, в ваших же интересах будет присутствовать на этом аукционе.

— Неужели? — она скептически поглядела на него.

— Уверен, что встреча с вами взвинтит цены. А чем выше будут предложенные цены, тем лучше это отразится на ваших делах потом.

Она понимала его логику, но чувствовала в ней какой-то еще запрятанный смысл.

— Понимаю.

— Я буду счастлив сопровождать вас на этот вечер, — небрежно продолжал он. — Там будет обед и танцы. Уверен, что вам удобнее пойти с кем-то знакомым.

Он все еще продолжал держать ее за руку.

— Обо всем-то вы подумали, мистер Хитрюга.

Он пожал плечами, как будто это была болезнь, с которой он ничего не мог поделать.

— Это согласие, мисс Малоун?

— Когда будет это развлечение?

— В следующую субботу.

Теперь пожала плечами она.

— Думаю, что найду свободное местечко в своем календаре.

— Спасибо, мисс Малоун. И детки тоже благодарят вас.

Она вздохнула, несколько раздраженно: он так легко ею манипулировал.

— Ах вы, паршивый…

— Ну, ну, — прервал он ее, — не надо ласковых слов. — Знаете ли, в соседней комнате ребенок.

— Тогда такое наглядное проявление симпатии, как это… — она вытащила из его руки свою руку, — также будет неуместно.

— Я в этом не уверен.

Он поймал ее за руку и притянул к себе с большей силой, чем собирался. Она ударилась об его грудь, так что дыхание вышло громадным выдохом «У-ух». Лица их оказались в каких-то дюймах друг от друга, она посмотрела ему в глаза и потонула в этих синих озерах. Ей хотелось запротестовать, но голос ей не повиновался.

Медленно он коснулся губами ее рта и поцеловал так, как хотел все утро — неторопливо, обстоятельно. Он крепко прижимал ее к себе, стараясь прогнать прочь ее сомнения, которые заставляли ее все время сопротивляться ему, обвинять его, не доверять.

Мгновением позже она оттолкнула его и виновато посмотрела через его плечо в сторону мастерской Бэра. Оттуда доносился голос Брайана. Хотя она не могла разобрать слов, интонация его рассказала ей о том, что он заворожен тем, что Бэр ему показывает.

Она отвернулась, запустила пальцы в свои волосы и, крепко проведя ими по голове, пыталась овладеть собой. Тейлор снова потянулся к ней, когда Брайан выбежал из мастерской и заторопился к ним.

— Тейлор! — воскликнул мальчик, — Бэр хочет дать мне это, — он держал в руке кусок дерева в фут длиной. На передней стороне было вырезано лицо индейца, полное гордости и силы, очень выразительное. Брайан перевернул деревяшку, показывая, что на другой стороне оставалась кора.

— Можно мне оставить ее у себя?

— Если Бэр не возражает, — снисходительно улыбнулся Тейлор.

— Ух, ты-ы! — заулыбался Брайан. — Я хочу в следующую субботу снова прийти сюда.

— В следующую субботу вы с ребятами собираетесь на рыбную ловлю с городским советником, не забыл?

— А-а, — лицо ребенка затуманилось от смущающей перспективы хотеть две вещи в одно и то же время. Вдруг он развеселился снова: — А можно прийти через субботу?

— А через субботу мы едем в поход верхом.

Глаза мальчика расширились, как будто его осенила какая-то замечательная мысль.

— Я знаю… Анни может поехать с нами. Остальным ребятам она тоже понравилась, — импульсивно он схватил ее за руку и поднял на нее бесхитростные глаза, полные надежды. — Вы ведь хотите поехать с нами?

— Ну… конечно, я хочу, но…

Брайан нахмурил лоб, услышав начало извинения.

— Тейлор тоже хочет, чтобы вы поехали.

Он посмотрел на Тейлора и кивнул, чтобы тот поддержал его.

— Я считаю эту мысль замечательной, — Тейлор скрестил руки на груди и посмотрел на Анни, как бы говоря «Ну, как-то ты теперь выпутаешься из этого?»

Брайан постучал Анни по плечу.

— Мы поедем наверх, в горы, где можно увидеть всех этих животных. Это будет очень здорово. Пожалуйста!?

Ее плечи опустились в знак поражения. Она не могла найти в себе достаточно силы, чтобы отказать Брайану.

— Ладно.

— Замечательно! — мальчик обхватил ее руку двумя руками.

Выражение глаз Тейлора показало ей, что доволен будет не только Брайан.

Глава 10

Анни критически посмотрелась в большое зеркало на задней стороне двери ее спальни, в котором она могла увидеть себя в полный рост. Черное платье для коктейля основательно подорвало ее бюджет, но у него была классическая линия, и она снова и снова повторяла себе, что сможет носить его, куда угодно, пусть она и купила его с мыслью только о Тейлоре Мак Куэйде.

Даже прозрачные черные чулки, черные замшевые лодочки на ногах и простая плоская, конвертиком вечерняя сумочка были выбраны ею не только для себя, а чтобы прийтись ему по вкусу.

Она слегка взбила обрамлявшие облаком ее лицо волосы, продолжая удивляться, зачем ей понадобилось сходить в парикмахерский салон подстричь и уложить волосы. Она вздохнула, закрывая дверь спальной, и прошла в гостиную посмотреть, который час.

Почему, ради всего святого, она обрекла себя даже не на одно свидание с Тейлором Мак Куэйдом, а на два? Сегодня обед, танцы и тихий аукцион, на следующей неделе поездка в горы. Смогут ли они встречаться и сохранить чисто дружеские отношения? Анни искренне надеялась, что да.

Она открыла ему дверь на второй стук. Несколько секунд она. вообще не могла вымолвить ни слова, только стояла в дверях и смотрела, как он необыкновенно хорош в своем черном смокинге. Белый воротничок оттенял его цветущий загар, усиливал блеск белозубой, как на рекламе зубной пасты, улыбки, и делал еще глубже синеву его темных глаз, которые одобрительно оглядывали ее сверху донизу.

Он медленно выговорил:

— Какая вы красивая, Анни! — и это не прозвучало, как автоматический комплимент, который бросают походя. Это прозвучало так искренне.

— Спасибо.

«Я могла бы то же самое сказать о вас», — подумала она, но вслух ничего не произнесла.

Она отступила, пропуская его в дом, и он передал ей ящичек с белой орхидеей. Когда спустя несколько минут он прикрепил эту орхидею к ее платью и не удержался от быстрого поцелуя, она не могла ему отказать.

После двадцатипятиминутной езды они прибыли к месту своего назначения. Служитель открыл ей дверцу машины, а потом специальный лакей отогнал машину Тейлора на стоянку. Анни поразила нестареющая элегантность Броадмура, одного из старейших курортных клубов, уютно расположившегося у подножия Скалистых гор.

Когда Тейлор ввел ее внутрь, бальная зала уже была полна торжественно одетых людей, которые, попивая шампанское, прогуливались между столов, на которых были выставлены предметы аукциона. Они быстро заполняли листки бумаги и бросали их в шелковый цилиндр, делая свои молчаливые предложения покупки. Анни была поражена разнообразием подаренных для аукциона предметов и польщена тем видным местом, которое занимали ее резные утки.

27
{"b":"15203","o":1}