ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы ошибаетесь.

Она выглядела искренней, и он ей поверил. Но у них обоих осталось ощущение, что его предположение имело под собой определенные основания.

— Итак, вы не вздыхаете по утраченной любви?

— Я не играю с огнем, мистер Мак Куэйд.

Он посмотрел на обгоревшее полотенце, лежащее на столе рядом с ней, и ее глаза невольно последовали за его взглядом. На этот раз она не могла не рассмеяться.

— Вернее, я не делала этого, до встречи с вами.

Глава 2

Как Анни и опасалась, машина остановилась на дорожке у дома ровно в половине седьмого вечером во вторник. Глядя сквозь короткие занавески, она увидела Тейлора Мак Куэйда, вылезающего из своего черного «порше». Она окинула взглядом комнату, чтобы убедиться, не оставила ли она свои туфли на полу в гостиной, а затем посмотрела на себя в зеркало, прислушиваясь к его шагам на деревянной лестнице, ведущей к ее квартире на втором этаже. Она чуть растрепала волосы, отбрасывая их назад со лба, не желая, чтобы он подумал, что она очень готовилась к этому вечеру. В конце концов, они встречались только для того, чтобы поработать над домашним заданием по кулинарии, и ничего больше.

Анни открыла дверь, только когда он постучал в третий раз.

— А, привет. Проходите.

Он оценивающе рассматривал ее зеленый хлопчатобумажный свитер и старенькие, но аккуратные джинсы. Казалось, однако, что его интересовала вовсе не ее одежда. Под его взглядом она почувствовала себя беззащитной, точно раздетой.

— Можно оставить машину на дорожке?

Она заставила себя ответить небрежно.

— Конечно. Посетители галереи ставят машины перед ней, а гости — за домом.

Он оглядел комнату, входя в дверь и неся в руках две коричневые сумки.

— У вас очень уютно.

— Спасибо. Жить в том же доме, где работаешь, дает ряд преимуществ. Иногда вечерами я спускаюсь вниз, чтобы поработать. А иногда очень трудно вообще оставить работу.

— Мне ли этого не знать. — Он протянул ей сумку, в которой была бутылка вина. — Я бы с удовольствием побывал как-нибудь в вашей галерее.

Она подумала, не напрашивается ли он на приглашение.

— Мы всегда рады посетителям, — уклончиво ответила она, вынимая бутылку из сумки. — Если позволите, я поставлю вино охлаждаться.

Он пошел за ней на кухню и положил на стол вторую, большую сумку.

— Что это готовится? Пахнет чудесно. — Он потянулся к ручке духовки. — Можно?

Она утвердительно кивнула головой. Он открыл дверцу и осторожно приподнял крышку с кастрюли.

— Неужели это то, что я думаю? — Он заглянул внутрь, и его лицо расплылось в улыбке. — Макароны Альфредо!

Анни почувствовала, что заливается краской. Оба они знали, что ради того, чтобы приготовить соус Альфредо, нужно приложить немало времени и усилий, а она не хотела, чтобы он решил, что она из кожи лезла ради него.

— Я думала, это неплохо дополнит цыпленка пармигиано.

— Еще как!

Она не могла не улыбнуться. Она уже давно не готовила для кого-нибудь, кто бы воспринимал еду с таким энтузиазмом. Ее сводный брат и партнер по галерее, Бэр, всегда относился с благодарностью к тому, что она готовила для него. Но он так привык, что у нее в доме его всегда вкусно накормят, что его похвала была весьма умеренна.

Она начала выкладывать продукты из сумки Тейлора.

— Да вы принесли еды на целый полк.

— У нас опять может быть какая-нибудь неприятность.

Она вынула цыпленка и понесла его в холодильник.

— Я полагаю, мы оба знаем, кто был причиной прошлых неприятностей.

— Натан любит пошутить. Я должен извиниться за него.

Он удивил ее. Она думала, что знает, чего можно от него ожидать, и такие замечания смущали ее. Может быть, она неправильно о нем думает? Но ведь, напомнила она себе, он занимает одно из первых мест в списке самых выгодных женихов. А в ее представлении такие люди всегда обладали массой очарования, за которым было мало сути.

— Не нужно извинений. Может быть, приступим к работе?

— Я думаю, что помню, как начинать, — сказал он.

— Хорошо.

Позже, когда цыпленок уже был в духовке, Анни приступила к салату.

— Не знаю, какую заправку вы предпочитаете, — она наклонилась, рассматривая этикетки на бутылочках в дверце холодильника.

— Это единственное, что я могу сделать сам с самого начала.

Выпрямившись, она улыбнулась.

— Вы сами готовите заправку для салата?

— Конечно, но она не очень хорошая.

Его смущенная улыбка подняла его в ее глазах выше, чем она того хотела. Она освободила место на столе и отступила в сторону.

— Приступайте.

— Она такая простая, что мне даже неудобно. — У него действительно была обезоруживающая улыбка, отметила Анни про себя.

— Не стесняйтесь. Чем проще, тем лучше.

Она наблюдала, как он положил несколько ложек майонеза в пластиковый пакет, добавил чесночную соль и другие приправы.

— Я никогда не додумалась бы использовать пластиковый пакет.

— Я ненавижу мыть посуду, — признался он, — и, к тому же, при этом вы не разбрызгиваете повсюду томатный сок. — Он обмыл переспевший помидор и положил его в пакет, взглянув на Анни, чтобы убедиться, следит ли она за тем, что он делает. — А это я называю Технологией Тейлора. — Держа помидор в руке внутри пакета, он резко раздавил его. Сок вытек внутри, а он продолжал мять помидор, пока не получилась однородная масса.

— Эта технология превосходит все остальное, — сухо сказала она.

Усмехаясь, он вынул руку из пакета и вымыл ее. Затем, держа пакет закрытым, он сжал его дно, чтобы перемешать все составляющие.

— Очень интересно, — сказала Анни.

— Но ничего нельзя сказать, пока не попробуешь. — Он сунул руку в пакет, взял на палец немного содержимого и протянул к ней руку, давая ей попробовать.

Она заколебалась.

— Я подожду, пока будет готов салат.

— Попробуйте. Я вымыл руки. — Он говорил таким тоном, как будто немного обиделся.

Отказаться было бы невежливо. Наклонившись к нему, она почувствовала, как близко были их лица, и сердце ее забилось быстрее. Их взгляды встретились, когда она с внутренним сопротивлением попробовала заправку с его пальца.

— Как, вкусно? — он поднес палец ко рту и слизнул остальное. Она смотрела на него несколько дольше, чем нужно, но было невозможно не заметить, какие у него были твердые хорошо очерченные губы. Он поднял брови, как бы спрашивая: ну и как?

Какое-то время она не могла придумать ничего подходящего, чтобы ответить ему.

Он наклонил к ней голову.

— Вам нравится?

— Да, — произнесла она. Голос ее звучал несколько приглушенно, поэтому она откашлялась и попыталась еще раз. — Да, конечно. Очень неплохо.

— Неплохо? — он выглядел убитым.

— Восхитительно, — поправилась она и подумала, почему это он заставляет ее чувствовать себя неуверенно. Она сделала шаг назад, чтобы чувствовать себя в большей безопасности. Ничего не было такого страшного в том, что она слизнула салатную заправку с его пальца, уверяла она себя. Люди лижут мороженое каждый день. Но она чувствовала какую-то близость между ними в тот момент.

— Может, нам предложить вашу салатную заправку в качестве нашего конкурсного рецепта? — Она говорила слишком быстро. Перестань тарахтеть, сказала она себе. Ты всегда так делаешь, когда волнуешься.

— Предложить мою салатную заправку? — Она его удивила. Он был готов поспорить на свой «порше», что она просила мисс Ле Бо, чтобы ей дали другого партнера. И он не был уверен, почему же испытывает такое чувство облегчения от того, что она, по-видимому, сейчас уже готова закончить курс обучения вместе с ним.

— Я полагаю, мы придумаем что-нибудь получше, чем салатная заправка, — сказал он скромно. — В ней нет ничего особенного. Нам нужен необычный рецепт, необыкновенный десерт или какое-нибудь потрясающее мясное блюдо.

— Ну и что вы придумали? — Анни поставила кастрюлю с водой на плиту и зажгла газ. Пока варились макароны, они пили вино, обсуждая свои любимые блюда.

4
{"b":"15203","o":1}