ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да? А мне показалось, что у вас получается лучше, когда вы импровизируете.

Она сделала шаг назад и повернулась к столу. Ей будет легче, если руки будут чем-то заняты. Она стала закрывать жаровню пластиковой крышкой, стараясь собраться с мыслями.

Как он смог так хорошо ее понять? Неужели мужчины так легко читают ее мысли? Большинство людей, она знала, с трудом понимают ее. Они относили противоречивость ее характера за счет темперамента художника. Но этот человек, такой непохожий на нее, непохожий на всех остальных мужчин, которых она знала, догадывался о таких сторонах ее души, которые она стремилась никогда никому не раскрывать.

— Я обычно так не работаю, — сказала она. — Мне нужно, чтобы все было в определенном порядке, чтобы у меня была цель, и я шла по намеченной дороге.

— В этом есть определенный смысл, но иногда случается что-то хорошее, когда этого совсем не ждешь. — Он улыбнулся. — Иногда надо плыть по течению… полагаться на интуицию.

— Некоторые люди могут позволить себе жить такой жизнью, принимая или отвергая то, что она дает, когда хотят. — Она дала ему в руки упакованную жаровню. — Но у некоторых из нас есть обязанности. — И мечты, но последнее она ему не сказала. — Можете это взять. — Она взглянула на жаровню и сделала шаг к двери.

Это был знак, что ему пора уходить. Секунду он смотрел на блюдо, которое они создали вместе. Несколько минут тому назад он был бы счастлив взять его. Но теперь почему-то это показалось ему только утешительным призом.

Глава 3

На последнем занятии у мисс Ле Бо царило скрытое возбуждение. Партнеры, наклонившись друг к другу, обсуждали свои кулинарные планы. В атмосфере чувствовался дух соревнования.

Анни старалась казаться спокойной, но нервы ее были напряжены. Она была уверена, что их цыпленок окажется недостаточно пикантным, так как в соусе слишком много сметаны, а может быть, нужно было добавить меньше вина? В то же время она полагала, что, возможно, ее ощущение незащищенности объяснялось тем клубком противоречивых чувств, которые она испытывала всякий раз, когда думала о Тейлоре Мак Куэйде.

Несколько дней она не знала, предложит ли он подвезти ее на занятия. Были минуты, когда она надеялась, что этого не произойдет, потому что, убеждала она себя, ей будет лучше, если она будет проводить в его обществе не слишком много времени. Но были и другие минуты, когда ее захлестывали волны разочарования от мысли, что он не предложит ей подвезти ее или, хуже того, даже не подумает об этом.

К концу дня он заехал в галерею и как бы между прочим предложил подвезти ее, так как ему это было по пути. Но к тому времени она была уже так расстроена, что стала отказываться под предлогом того, что ей нужно поехать на своей машине, так как потом ей еще надо выполнить одно поручение. Он не стал переубеждать ее или расспрашивать о ее планах после занятий, и теперь она не понимала, чего же она хочет.

Когда она обжаривала цыпленка, она сказала себе, что поступила разумно, сохраняя определенное расстояние между ними. Анни взглянула на Тейлора, и он отвел глаза. Сегодня он выглядел очень по-деловому — вежливый, готовый помочь, но вовсе не участливый. Ей показалось, что он как будто сторонится ее.

Может, это его профессиональная маска. Или, может быть, события того вечера не были для него ничем особенным. В конце концов, какой контраст представляли для него возня на кухне и ее обед по сравнению с обедами в самых лучших ресторанах на побережье двух океанов и в разных уютных уголках для избранных между ними!

Она постаралась следовать тем же путем, каким они шли в тот вечер, но ей мешало сосредоточиться воспоминание о том, как он тогда выглядел.

— Что-нибудь не так? — прошептал Тейлор, когда замешательство отразилось на ее откровенном лице.

— Я не знаю — я просто не могу вспомнить. Мы добавляли сок лимона или нет?

— Мы добавляли лимонный сок. — Он взял у нее из рук лимон и щедрой рукой выжал его в кастрюльку.

— Это слишком много!

— Нет, мы ровно столько использовали и в прошлый раз.

Они потихоньку опускали ложки в соус, часто пробуя, что получается, и покачивали головами. Переговариваясь шепотом о том, что еще положить, они упорно продолжали работать. Все вокруг них внимательно следовали написанным рецептам, сверяясь с инструкцией перед каждым следующим этапом.

— Может быть, надо выпить, чтобы все получилось как следует? — предложил Тейлор. Они выпили порядочно в тот вечер.

— Как дела, детка? — вкрадчиво проговорил насмешливый голос над самым ухом Анни.

От неожиданности она вздрогнула и резко обернулась. Улыбающийся Натан Патрари положил руку ей на плечо.

— Исчезните, — ответила она, не задумываясь.

На лице Патрари отразилось нарочитое недоверие. Он взглянул на Тейлора, наморщив брови, ожидая от него поддержки.

— Да, Патрари, исчезни, — повторил Тейлор, не обращая на него внимания и выжимая еще немного соку в кастрюльку.

Сбросив его руку, Анни отстранила Натана с дороги и потянулась за мускатным орехом.

— Вот та благодарность, которую я получил за то, что потратил время, чтобы прийти поздороваться с вами. — Патрари почти надул губы от обиды.

Тейлор поднял острый нож, которым резал лук-ша-лотт, и легонько провел пальцем по лезвию.

— Шагай отсюда!

— Ой, ой, мы такие нервные, — взгляд Патрари скользнул в сторону Анни. — Это, наверное, из-за общества, в котором ты теперь вращаешься.

Анни взглянула в глаза Патрари через плечо, елейно улыбаясь.

— Боитесь проиграть?

— Я боюсь проиграть? Ты шутишь, лапочка. — Патрари гордо поднял голову и удалился.

Анни взглянула на Тейлора, и в глазах ее вновь зажглась решимость.

— Я думаю, нужно еще добавить луку.

— Не знаю — подождите минутку. — Тейлор раскрыл баночку из-под горчицы, в которой лежал кусочек цыпленка с соусом, которого она отдала ему с собой в тот вечер, зачерпнул ложку и дал Анни попробовать. — Чего не хватает?

— Чесночной соли.

— Верно.

Она кивнула и добавила еще немного чесночной соли в соус. Они опять попробовали соус из кастрюльки, а затем из горчичной баночки.

Прошло еще минут двадцать. От усилий они раскраснелись. Вкус был уже почти такой, как нужно. Почти, но не совсем.

Тейлор оглядел комнату и увидел, что все уже поставили свои блюда в духовки.

— Лучше остановиться и поставить запекаться, — сказал он.

Он придержал дверцу духовки, а Анни поставила жаровню на среднюю полку. Они быстро убрали все на своем рабочем месте, незаметно для других посматривая на таймер.

Остальные пары стали ставить свои произведения на длинный банкетный стол. Многие блюда были украшены петрушкой, гроздьями винограда, розочками из редиса или искусно вырезанной дыней.

— Пора уже вынимать, — пробормотал Тейлор, заметив осуждающий взгляд мисс Ле Бо, направленный в их сторону.

Анни заглянула в духовку через стекло, но на соусе только стали появляться пузырьки.

Она покачала головой.

— Еще не время.

Тейлор забеспокоился, когда мисс Ле Бо хлопнула в ладоши, чтобы все замолчали. Она подняла руки, приглашая всех подойти к ней и встать вокруг.

— А теперь посмотрите, — сказала она. — Возле каждого сервировочного блюда на столе есть номер. Я прошу вас взять немного с каждого блюда себе на тарелку. В конце стола возьмите карточку для занесения очков. Когда вы попробуете все, можете вернуться, если нужно, и взять еще. Затем выберите пять блюд, которые вам понравились больше всего. Обозначьте наиболее понравившееся вам блюдо номером один, следующее — номером два и так далее. Затем передайте карточки мне для подсчета очков. В конце вечера я объявлю имена двух пар победителей, которые будут участвовать в благотворительном конкурсе в Вейле на следующей неделе. А теперь начинайте!

Кивнув головой, Анни дала знать Тейлору, что пора вынимать цыпленка, как раз в тот момент, когда мисс Ле Бо встала на свое место во главе стола. Анни быстро поперчила красным перцем еще кипящий соус, и Тейлор поспешно понес его в другую половину комнаты, держа жаровню в руках, одетых в красные кухонные рукавички.

6
{"b":"15203","o":1}