ЛитМир - Электронная Библиотека

Да и на служебной машине он частенько подрабатывал, благо автомобиль, на выходные и праздники, оставался в его распоряжении.

В один из таких дней, едва он высадил очередного клиента на углу "Петровки", к нему в окно постучался пожилой человек. Мужчина походил на иностранца. В руке он держал трость, увенчанную красивым набалдашником в виде необычной короны и изображенными на красноватом древке странными, почти масонскими символами. Странным казалось то, что масоны обычно не выставляют напоказ, какие либо знаки и атрибутику указывающие на свою принадлежность к тайному ордену. А здесь – нате вам, все напоказ. Хотя как знать? Может, он купил эту трость в какой-нибудь антикварной лавке?

Старая помещичья усадьба была разрушена практически до основания. Лишь кое-где торчали обглоданные прожорливым коммунистическим чудовищем каменные стены, да недавно отреставрированная красивая церковь. В советские времена партийные безбожники хранили в ней зерно, используя святое место в качестве местного элеватора. Теперь же некий анонимный меценат пожертвовал крупную сумму денег на восстановление былого облика божьей обители и совсем недавно храм снова засиял былой чистотой и великолепием. В эти отдаленные края, богом забытой российской глубинки, и привез владельца диковинной трости, утомленный от дальней поездки трудяга "бомбила". Они ехали всю ночь и уже к рассвету стояли к востоку от церкви, наблюдая, как багровый диск солнца величаво поднимается над горизонтом, предвещая жаркий день, без сомнений, удавшегося лета.

Старик лениво потянулся стоя лицом к солнцу, затем немного выгнулся, назад подняв руки вверх, словно выполняя утреннюю зарядку, но внезапно присел на левое колено, прижав руку к груди, как это делают люди при внезапной боли в сердце. Он замер, на несколько мгновений, опираясь на трость. Потом, осознав, что в силах подняться, поднял голову.

– Да, да, молодой человек,– осторожно сказал он. – Три инфаркта это уже не шутка. – Старик неторопливо запустил руку во внутренний карман пиджака и достал белую пластмассовую коробочку с нитроглицерином. Открутив крышку, старик опрокинул контейнер на ладонь и произнес. – Не густо. – После чего положил единственную оставшуюся гранулу в рот и снова замолчал. – Кажется, отпустило,– наконец произнес он и поднялся на ноги. Затем, отряхнув пыльное колено, посмотрел на водителя. – Хотел один со всем справиться – да видно не судьба. Мне придется попросить вас об одолжении.

Пассажир не отрывал взгляда от молчавшего водителя, словно пытался понять, можно ли ему доверить нечто важное или нет. Но, вероятно, другого выхода не было. Он понял, что одному не осилить то дело, по следам которого, собственно, и приехал в эту глушь. И тогда старик произнес:

– Я вынужден посвятить вас в свою тайну, но при условии, что об этом никто и никогда не узнает. Я хорошо заплачу. Вы готовы стать сейфом для чужих секретов? – он с измученной улыбкой посмотрел на "бомбилу" и задумался. Затем, немного помедлив, добавил, – я расскажу вам предысторию, а уж вы, думаю, сами поймете, что к чему.

Мои предки жили в городке Сан-Реми де Прованс – на самом юге Франции. В те далекие времена в Европе царил хаос и беспорядок. Эпоха революционных бурь и народных восстаний, так или иначе, потрепала многие государства устойчивого, как тогда казалось, цивилизованного мира. Головы бунтарей летели направо и налево. И среди всей этой неразберихи существовала лишь одна организация, в которой все оставалось относительно спокойно благодаря дисциплине и благородству состоявших в ней людей. Это была и есть скорее не организация, в теперешнем понимании, а прочная заботливая семья или если хотите братство. В данном случае – "Братство вольных каменщиков".

– Взглянув на вашу трость, я сразу понял, что вы, так или иначе связаны с масонами, – рискнул заметить водитель.

– А вам доводилось встречаться с подобными вещами? – старик с удивлением заглянул собеседнику в глаза.

– Нет. Просто я иногда читаю книжки, – саркастически заявил "бомбила", – в том числе и о масонах.

– Ну, полно – полно. Умоляю вас, не обижайтесь. Я не хотел вас оскорбить. В действительности же эта трость досталась мне от умершего родственника. – Старик вдруг прервал речь, и озабоченно спросил. – Скажите, у вас есть шанцевый инструмент? – он посмотрел на машину, словно пытаясь рассмотреть сквозь выкрашенный металл ее содержимое.

– Имеется монтировка и саперная лопатка, – ответил "бомбила" поднимая крышку багажника.

Пассажир заглянул внутрь и одобрительно кивнул, – как раз то, что нужно. Прихватите, пожалуйста, это с собой.

"Если конечно они нам пригодятся", – добавил он вполголоса, скорее обращаясь к самому себе, чем к собеседнику. И направился в сторону перепаханного поля. – Ступайте за мной молодой человек. По пути мы непременно продолжим нашу беседу, – бросил, он не оборачиваясь.

Водитель достал из кармана связку ключей и нажал на кнопку, находившегося в ней пульта управления сигнализацией. Машина тявкнула, как перепуганный пес, затем несколько раз моргнула удивленными фарами, и впала в дрему, недалеко от свежевыкрашенной голубенькой церковной ограды.

Двое мужчин шли в направлении небольшого леса, который находился на приличном расстоянии от церкви. Чтобы до него добраться, необходимо пересечь широкое распаханное поле. По пути загадочный гражданин поведал историю появления своих предков на этой земле. Оказалось, что далекий родственник старика прибыл когда-то в Россию в качестве французского дипломата. Он ревностно служил во благо укрепления добрых отношений между двумя государствами, за что был отмечен царствующей особой и награжден почетным орденом. Вдобавок к этому, французу было даровано небольшое поместье, к которому он впоследствии очень привязался. Когда время его дипломатической миссии завершилось, он пожелал остаться здесь, где и прожил до конца своих дней.

Затем во времена большевистской революции довольно многочисленная, уже к тому времени, семья обрусевших французов эмигрировала на свою историческую родину. Один из потомков и теперешний владелец необычной трости прибыл в Россию, как турист на несколько дней, для того чтобы посетить родовое имение предков и прояснить, кое-какие, обстоятельства.

– Да. На машине здесь не проехать. Тут и пешком-то тяжело идти, – причитал "бомбила", спотыкаясь о крупные комья спрессованной земли, следуя за стариком. Вы наверно бывший спортсмен? Вон как лихо скачете. Я едва за вами успеваю.

– Все было. И спорт, и здоровый образ жизни. Но как видите, от инфаркта это не спасло, – ответил пожилой человек, удовлетворив любопытство собеседника.

– А куда мы собственно идем? – озадаченно произнес водитель, удивляясь тому, что он только теперь об этом спросил.

– Не пугайтесь молодой человек. Мы почти на месте, – спокойным тоном заявил старик, ступая на траву, которая зеленым лезвием отсекала черное перепаханное поле от небольшого лесного массива.

– Вы были здесь раньше?

– Можно и так сказать.

– Не понимаю, – удивленно промолвил водитель.

– Дело в том, – произнес старик, – что я почти половину своей жизни изучал дневники и документы, перешедшие по наследству от моего дальнего родственника. В этих рукописях подробно описаны жизнь, быт, порядки и архитектурные особенности этой усадьбы и ее предместий, вплоть до расположения плодовых деревьев и лесных массивов. Конечно, с тех пор многое повырубили, что-то посадили заново, но некоторые вещи, например те руины, – он указал тростью на оставшиеся далеко позади старые развалины, – сохранились. Устояла несмотря ни на что старая церковь и этот лес под сенью, которого мы сейчас находимся.

– Наверное, ваши предки зарыли здесь клад. Скорее всего, это так и есть, раз мы сюда забрались, поэтому бездорожью? – с иронией предположил водила.

– А вы недалеки от истины, – сказал собеседник, продираясь сквозь густую поросль орешника.

33
{"b":"152032","o":1}