ЛитМир - Электронная Библиотека

Грег перенес тарелки в раковину, подлил вина в бокалы и снова сел. Ему не хотелось говорить о Шарлет, однако Джейн права. Она честно рассказала о своем первом браке. Он в долгу перед ней. Может, действительно вызвать всех призраков прошлого и утихомирить их?

— Мы знали друг друга всю свою жизнь. Наши родители были соседями и лучшими друзьями. Их земли разделяло только одно ранчо. Шарлет была на десять лет моложе меня, но мы всегда были вместе. Дни рождения, семейные обеды, вечера, проведенные за домино или картами… Многие годы я относился к ней как к младшей сестре, а потом вдруг увидел взрослую девушку, и мои чувства изменились. В какой-то момент все стали спрашивать, когда мы поженимся. В общем-то, никто в этом и не сомневался.

— А вы не возражали?

— О нет, Шарлет легко было любить.

— Она, вероятно, была совсем юной, когда вы поженились.

— Слишком юной… всего восемнадцать, она только-только закончила школу. Я чувствовал себя виноватым, мне казалось, что из-за меня она много недополучила. Я закончил колледж, отслужил в армии, путешествовал… а у нее еще ничего в жизни не было. Но сама она не считала себя обделенной, а наши родители горячо поддержали наше решение пожениться. Может, предчувствовали…

— Элтон рассказал, что они погибли вскоре после вашей свадьбы.

Грег кивнул.

— У моего отца был маленький самолет. Они вчетвером полетели в Вегас на уикенд и над Нью-Мексико попали в жуткую бурю. Самолет упал в горах. Никто не выжил.

— Вы с Шарлет оба были единственными детьми?

— Да. Вдруг мы остались только вдвоем… и с двумя хозяйствами на руках. Мы несколько лет откладывали рождение детей, слишком заняты были. А тут еще представилась возможность купить землю между нашими ранчо. Старики Ибсены решили уехать в город и сделали нам предложение, от которого мы не смогли отказаться. В результате пришлось нести тройную ношу.

Грег оттолкнулся от стола и вытянул длинные ноги.

— Когда мы наконец решили завести детей, у Шарлет начались выкидыши. Близнецы стали нашей последней надеждой.

— Шарлет уже была беременна Шоном и Сарой, когда обнаружилась лейкемия?

— Да. Врачи предлагали аборт, чтобы применить методы лечения, которые могли бы спасти ее жизнь, однако она и слышать об этом не хотела. Свято верила, что жизнь детей важнее. Теперь ты, вероятно, понимаешь, почему драгоценнее Шона и Сары в этой жизни для меня ничего нет.

Джейн кивнула. Грег столько страдал… Однако его согласие говорить о прошлом — хороший признак.

— Скажи, как это — быть членом большой семьи? — спросил Грег, явно желая сменить тему, и Джейн не стала возражать. Действительно, хватит на сегодня душераздирающих воспоминаний.

— Тихий ужас. Сам увидишь, когда встретишься с ними всеми: мамой, папой, двумя братьями, двумя сестрами, их женами, мужьями и детьми. Приготовься к урагану. Все живут в Далласе или недалеко от города, так что семейные сборища следуют одно за другим и часто в честь рождения нового внука.

— Тяжело жить среди детей, когда не можешь иметь собственного?

Удивленная проницательностью Грега, Джейн снова кивнула.

— Я узнала, что не… — она на секунду умолкла под грузом болезненных воспоминаний, — что не смогу забеременеть… когда жена брата родила мальчика. Это был их первый ребенок, так что, естественно, они были на седьмом небе от счастья. Однако все ходили на цыпочках вокруг «бедняжки Джейн», оберегая мои чувства, и мне казалось, что я обкрадываю их.

— Ты уже развелась к тому времени?

— Да. Кевин думал, будто я просто оправдываюсь медицинскими заключениями, обвинял меня в том, что я слишком забочусь о своей… — О, Господи! Она чуть не сказала «о своей карьере». Еще не время доставать из шкафа этот скелет.

— О чем? — спросил Грег.

— О своей фигуре.

— Болван.

— Мои братья использовали более крепкие выражения и хотели отколотить Кевина. Я еле их отговорила. Тогда они утешились тем, что стали придумывали ему разные пытки, одна страшнее другой. Джефф хотел подвесить Кевина над костром, а Крэг мечтал привязать его голым к столбу посреди муравьиной кучи.

— Твои братья мне нравятся.

Джейн улыбнулась.

— Думаю, когда вы познакомитесь, они понравятся тебе еще больше.

— Я хочу познакомиться со всеми, Джейн, и как можно скорее, — удивил ее Грег. — Шон и Сара должны знать своих кузенов, тетушек, дядюшек и новых дедушку с бабушкой. Я как-то не думал об этом раньше, но, пожалуй, им нужны не только мама и папа.

Джейн не ожидала, что Грег так горячо воспримет идею знакомства с ее родственниками, однако он сразу увидел преимущества большой семьи. Еще одно подтверждение его необыкновенной любви к сыну и дочери. Если бы только он смог хоть немного полюбить ее!

Грег заварил кофе, и они уже собирались перейти в гостиную, когда Джейн услышала плач.

— Похоже на Сару, — воскликнула она, бросаясь к лестнице.

И несколько следующих часов они нянчились с заболевшим ребенком.

— Мы, наверное, должны вызвать врача? — спросила Джейн, прижимаясь губами к горячему лобику.

— Нет, пока нет. Давай попробуем сами сбить температуру. — Грег достал бутылочку «тайленола». — Может, обойдется.

— Ты явно уже сталкивался раньше с чем-то подобным.

— В первые месяцы я паниковал и бросался к педиатру, стоило детям кашлянуть или чихнуть, потом научился распознавать, что серьезно, а что нет. Если к утру Саре не станет лучше, проконсультируемся с доктором.

Грег взял на руки Шона, разбуженного сестрой и требовавшего своей доли внимания.

Возня с детьми вернула Джейн с небес на землю. Может, Грег и постарался сделать вечер праздничным, однако это всего лишь хорошая еда и немного разговоров. Не более того. Не следует искать признаков влюбленности, иначе она сойдет с ума. Пусть они поженились, но им только еще предстоит познакомиться друг с другом. Слишком рано желать большего… хотя за последние несколько часов они стремительно продвинулись вперед.

Дети успокоились лишь к трем часам ночи. Джейн прикрыла Сару легким одеяльцем и погладила лобик девочки — никаких следов лихорадки. Она вышла из детской, и Грег последовал за ней.

— Ну, спокойной ночи, — сказала Джейн, останавливаясь в коридоре, встала на цыпочки, поцеловала Грега в щеку… и отступила.

Какое-то время, показавшееся Джейн вечностью, Грег молча и пристально смотрел ей в глаза. Ее пульс участился, но она держала себя в руках. Следующий шаг должен сделать Грег.

Однако он даже не попытался задержать ее. Тогда Джейн довольно сухо пожелала ему еще раз спокойной ночи и открыла дверь в свою спальню.

Почему он не спорит, почему не говорит, что я должна провести ночь с ним?

Грег все молчал.

Джейн закрыла за собой дверь и прислонилась к ней спиной, надеясь услышать стук. Не дождалась. Вскоре свет в коридоре погас.

— Ну и первая брачная ночь! — простонал Грег, срывая с руки часы и швыряя их на тумбочку. Конечно, он сам так решил, однако от этого не легче. Он надеялся, что Джейн возьмет инициативу в свои руки, однако она по-сестрински чмокнула его в щеку и этим очертила границы сегодняшней ночи. Проклятье!

Ну, во всяком случае, эта женщина теперь принадлежит ему. Они крепко-накрепко связаны друг с другом, и деваться ей некуда. Грег улыбнулся. Он просто даст ей время свыкнуться с этой мыслью… а пока придется привыкать к холодному душу.

— Хорошо спала? — спросил Грег, когда на следующее утро Джейн вошла в кухню, держа на руках близнецов. Он встал из-за стола, помог ей посадить детей в высокие стульчики, налил им яблочного сока и снова углубился в чтение газеты, передав несколько листов Джейн.

— Ты говоришь о тех жалких четырех часах? — Джейн налила себе кофе, села напротив Грега, подперев голову рукой и не обращая внимания на газету. Если за ночь не разразилась третья мировая война, вряд ли она найдет там что-нибудь интересное.

Джейн почти не сомкнула глаз, и все из-за Грега. Она не могла не думать о его знаках внимания, о его загадочных взглядах. Она так хотела быть с ним. И вот посмотрите на него! Углубился в изучение спортивных страниц. Словно они женаты десять лет, а не один день!

18
{"b":"152039","o":1}