ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты же знаешь, Саймон, что все не совсем так. — Ли старалась говорить сдержанно, несмотря на дрожь, пробежавшую у нее по спине при упоминании о муже. — У Кэбота дела за городом.

Саймон кивнул и направился к ее столу. Он ласково спросил:

— Я полагаю, все не так складывается, как было у вас с Робертом?

— Нет. — Она отвернулась. Ли не хотела думать о том, «как было у нее с Робертом».

— Да, таких, как Роберт, немного, — с грустью сказал Саймон. Он немного помолчал, потом выудил из кармана брюк часы и сказал: — Пойду-ка я к Клемме перекушу. Хочешь пойти?

— Нет, спасибо. Я хочу закончить дела здесь.

Она снова взялась за бумажки, тщательно перетасовывая их.

Саймон захлопнул крышку часов и в задумчивости постоял с минуту.

— Роберт очень любил шоколадный пирог у Клеммы. Может быть, я съем сегодня кусочек.

— Было бы неплохо. — Ли открыла ящик и сделала вид, будто что-то ищет. Ее собственные воспоминания о Роберте опять захлестнули ее.

Саймон натянул свое пальто и прошел к двери, по пути сказав:

— Я сегодня немножко задержусь. Нужно разобраться с одним дельцем.

— Хорошо, — кивнула она.

Дверь закрылась. Ее партнер ушел. Воспоминания Саймона о Роберте напомнили ей другие эпизоды их жизни: то, как он любил ее бисквиты и соусы, деликатесные китайские блюда, которые он заказывал специально для нее во Франции, и книгу, которую она обнаружила в этот уик-энд.

Ли постаралась переключиться на что-нибудь другое, не разрешая сомнениям овладеть ею. Она встала из-за стола, подошла к двери и вышла на крыльцо.

Перед ней Миссисипи медленно несла свои серо-бурые воды. Небо еще больше потемнело с тех пор, как ушел Саймон. Надвигался шторм. Ли испугалась. Сказывалась нервозность последних дней. Ей захотелось скорее попасть домой.

Несмотря на пасмурный день, пристань не была пустынна. Несколько ребятишек бегали по набережной. Докеры на барже были заняты принесенным с собой обедом. Пароход медленно заходил в бухту, его гудок изрыгал какой-то скрежет, совсем не похожий на голоса других судов. Это «Энни Ли».

Ли хорошо помнила этот звук, он вызвал в памяти лицо и голос Роберта. «Обидно, что такое красивое название досталось посудине, которая визжит, как свинья в корчах», — любил повторять он.

Она поймала себя на том, что улыбается. Как будто под гипнозом, ее взгляд переместился на участок земли через улицу. То, что когда-то было черным пепелищем, теперь было покрыто пожухлой зимней травой и опавшими листьями. Спустя три года черное кольцо, очертившее место, где когда-то находилось здание «Пароходство Беккера и Марша», исчезло совсем.

Воспоминания нахлынули волной: пожар, Саймон, одержимый идеей выстроить новое, со всеми удобствами здание компании. Временами Ли казалось, будто он винил себя в чем-то.

Новое здание было целиком кирпичным. Оконные рамы откидывались наружу, чтобы их можно было открыть в случае необходимости. Рядом с ее письменным столом находился люк, через который можно было спуститься вниз, в подвал, если входная дверь окажется заблокированной. Саймон дошел даже до того, что соорудил транспортер, с помощь которого можно было черпать воду прямо из реки, случись опять пожар.

Вздохнув, Ли отвернулась от окна. Казалось, Роберт преследует ее, несмотря на ее яростные попытки защититься от воспоминаний.

Ли взглянула на золотое колечко на безымянном пальце. Кэбот возвращается домой сегодня, и ей надо как-то с ним помириться.

Что-то изменилось в их отношениях. После той злополучной ссоры ночью, она поняла, что он имел все права поступить с ней так, как задумал. Она отчаянно хотела вернуть их отношения в деловое русло. Без сомнения, того же хотел и Кэбот.

Глава 5

Дождь яростно хлестал в окно. Вспышки молний озаряли небо, раскачивающиеся деревья и землю ослепительным светом. Ли вся дрожала от страха, но не отходила от окна в гостиной.

«Ты не должна бояться своих страхов», — слышались ей слова отца. Она верила ему и с пяти лет сама приучала себя к этому. Однажды они с Гейджем сели на мель в такую же жуткую бурю. Многие ночи упрямой борьбы со страхом превратили его в нечто, с чем она обычно могла справиться.

Вот и сегодня она собиралась бросить вызов своим страхам, если только Кэбот вернется в такой ужасный шторм…

Раскат грома ударил, как пушечный выстрел. Вспышка ослепительного света разорвала тьму. Она почувствовала, как испариной покрылись ее ладони и шея.

Ли смотрела, как хлещет дождь, как ветер треплет деревья. Огонь камина согревал ее спину. Лампа освещала каждый уголок комнаты. Никаких призраков. Хлопнула дверь, и на поняла, что шум доносится из кухни. Кэбот вернулся.

Еще одна молния пронзила ночное небо, и снова прогремел гром. Дрожь прошла по ее телу. Она подхватила забытое здесь полотенце и поспешила навстречу Кэботу. Он как раз проходил через столовую, стягивая с себя мокрую мятую шляпу. Намокшее толстое шерстяное пончо грузно висело у него на плечах.

— Наконец-то ты дома, — вздохнула Ли с облегчением. Она сделала шаг к нему, сжимая в руках полотенце. Я так рада тебя видеть, знать, что с тобой все в порядке.

Его глаза потеплели, потом насторожились.

— Ну а ты как?

— Хорошо. — Ли облизнула губы, внезапно вспомнив их последнюю встречу. «Как он себя поведет?» Снаружи грохотал гром и сверкала молния, лил проливной дождь. — Надеюсь, поездка была удачной?

— Тебе бы надо уже быть в постели. Очень поздно, — заботливо сказал Кэбот. Он взял у Ли из рук полотенце, едва дотронувшись до нее своими ледяными руками.

— Я ждала тебя. Не была уверена что ты доберешься в такую погоду.

— В Кейпе все было спокойно, но я не знал, пройду ли здесь. — Он бросил шляпу на пол и, взяв пончо за нижний край, стянул его через голову.

Она увидела полоску загорелого тела сквозь вырез его рубашки и почувствовала некоторое волнение.

— Почему бы тебе не подняться наверх и не переодеться? Может быть, что-нибудь выпьешь? Какао? — Она потуже затянула пояс халатика. «Вдруг он опять подумает, что я пытаюсь такой заботой подменить свое обязательство?»

Кэбот смотрел на нее, вытирая волосы полотенцем. Неловкая тишина разлилась в комнате. Наконец он сказал:

— Я бы выпил бренди. Спасибо.

Ли была напряжена. Она увидела некоторый интерес в его глазах — и пожалела об этом. Она вышла в гостиную за выпивкой.

— Если не возражаешь, я принесу бренди наверх.

— Ладно.

Он пошел следом за ней, затем повернулся и стал подниматься по лестнице.

Его четкие медленные шаги не совпадали со стуком ее лихорадочно бьющегося сердца. Ее немного отпустило, когда он поднялся наверх. Сердце колотилось где-то в желудке, пока она наливала ему бренди.

Ли намеревалась наладить их отношения, а это значило, что она должна сконцентрироваться на их общем деле. Она отворила дверь спальни, сжав стакан с бренди обеими руками.

Кэбот стоял у камина спиной к ней. Когда он повернулся, стягивая с себя рубашку, она обратила внимание, как сократились мышцы его сухощавого торса. Уронив полотенце к ногам, он потянулся за стаканом:

— Спасибо. Это то, что мне было нужно.

Его гладкие соски от холода сжались, превратившись в розовые бусинки, и Ли почувствовала, как желание овладевает ею. Она хотела отвести глаза, но не смогла оторвать взгляда от шрама, сморщенного от холода. Запрокинув голову, Кэбот выпил янтарную жидкость, по-видимому не подозревая о ее наблюдениях.

Ли смутилась, отвернулась к окну. Молния сверкнула в темноте, озарив комнату серебряным светом, и исчезла. Стараясь говорить уверенным голосом, Ли спросила:

— Ну как поездка, удачная?

— Да. — Кэбот провел рукой по волосам, убирая их со лба. Огонь камина отбрасывал огненно-золотые блики на его шевелюру. Он поставил стакан и расстегнул ремень.

Ли уставилась в пол, засунув руки глубоко в карманы халата. «Он ведь не будет раздеваться при мне?» — заволновалась она.

11
{"b":"15204","o":1}