ЛитМир - Электронная Библиотека

Мужчина стоял на помосте, лицо его было скрыто тенью. Ли прищурилась: что-то было знакомое в чер — . тах лица — рот, твердый подбородок, но она не узнавала его.

Слышались громкие голоса и чей-то приглушенный плач. Изо всех сил Ли пыталась понять, где она. Очень маленькая комната, полная людей, была освещена свечами. Она увидела очередь из женщин, стоящих возле платформы. Какой-то тучный мужчина выкрикивал цену на сухощавую брюнетку.

Ли стала пробираться сквозь толпу. Воздух в комнате был спертый, влажный, пахло потом.

— Прекратите! Как вы можете!

Никто не обращал на нее никакого внимания.

Женщины повернулись к ней лицом, глаза у них были пустыми, безжизненными. Пол покачнулся у нее под ногами, горло перехватил спазм. Ли узнала этих женщин: Сестра Реджина, Амалия, Клемма.

Она завопила от ужаса. Мужчина на помосте вышел к свету. Роберт!

Ли дернулась и… проснулась, руки ее сжимали подлокотники кресла до боли в костяшках пальцев. Она задыхалась, страх сковал ее тело.

«Это был сон. Всего лишь сон», — успокаивала она себя.

Волнение поутихло. В камине горел огонь, платье, которое она недавно сняла с себя, аккуратно висело в шкафу. Неярко светила лампа на ночном столике. Ли с облегчением вздохнула. Она была дома. Во всяком случае, в комнате Кэбота. Ждала его.

Ли вдруг заметила, что ноги ее укрыты стеганым одеялом. Она не помнила, брала ли его с кровати.

— Надеюсь, я не разбудил тебя? — послышался голос Кэбота с другого конца комнаты.

Ли повернула голову в его сторону. Он стоял возле ширмы и расстегивал запонки она манжетах. «Наверное, он укрыл меня». Она была тронута его заботой. Странно только, что она не слышала, как он вошел. Ли вскочила с кресла и положила одеяло на кровать.

Она никак не могла забыть про свой сон и попыталась вспомнить, что она делал до того, как заснула!

— Хорошо, что ты дома. Я ждала тебя.

— А по-моему, ты заснула прямо в кресле. — Кэбот показал на него рукой.

Ли задумчиво оглянулась на кресло, в котором спала, пытаясь сбросить с себя остатки сна.

— Да, верно, но все равно я ждала тебя.

— У тебя все в порядке? — Он внимательно посмотрел на нее, но ближе не подошел. С того случая, на прошлой неделе, когда он помогал ей искать иголку, Кэбот старался держаться от нее на расстоянии.

— Да, вполне. Я хотел тебе напомнить о рождественском вечере в приюте в пятницу.

Он отвернулся к шкафу, снимая с себя ботинки. Ли скинула халатик, помедлила, прежде чем нырнуть в кровать. Сон не выходил из головы. Чтобы оставить Роберта в прошлом, она должна знать, насколько он был замешан в торговле женщинами, виновен он или нет.

Кэбот скрылся за ширмой, и она поспешила забраться в кровать. Боковым зрением она увидела, как он без рубашки, в приспущенных до бедер брюках, прошел из-за ширмы к шкафу.

Он был верен своему слову, и никакой угрозы насилия она не ощущала. Все же иногда ей было как-то не по себе. Как, например, сейчас, когда она смотрела на его стройное бронзовое тело. Когда он стал расстегивать брюки, она почувствовала волну желания, разливающуюся внизу живота, и поспешила отвернуться. Все труднее становилось оставаться безучастной к совместному проживанию в одной спальне, но каждой частичкой своего тела она сопротивлялась мысли о том, чтобы самой пойти к нему в объятия.

Внутренне она возмущалась тому, что ей были небезразличны круги у него под глазами — свидетельство трудного дня, тому, как подолгу теперь задерживался ее взгляд на его лице в ожидании редкой улыбки. Но больше всего ее возмущали внезапные приливы жара, которые она испытывала, глядя на него.

Она не могла отдаться Кэботу до тех пор, пока Роберт не был забыт. И она не могла избавиться от мыслей о Роберте до тех пор, пока не выяснена его роль в этом ужасном преступлении.

Одно без другого было невозможным, и она не знала, как найти выход из этой ситуации.

Глава 6

Чувство беспомощности и отчаяния только усилилось в дни, предшествовавшие вечеру в приюте. Ли отправилась с визитом к шерифу Сандерсу, но тот уехал в Сайкстон. Она все время видела пред собой лицо Роберта, слышала его голос, и это подталкивало ее к поискам новой информации.

Тем не менее непосредственно перед рождественским вечером все ее внимание было сосредоточено на новом муже.

— А я почти поставила на себе крест, — бросила она через плечо Кэботу, который в это время одевался на вечеринку.

— Я же пришел, — ответил он, заправляя белоснежную рубашку в черные брюки. Он никак не объяснил свое позднее появление, но Ли сочла за лучшее подавить свое раздражение. Он топнул ногой, надевая ботинок, потом другой.

Она обернулась, разглаживая свое темно-зеленое шерстяное платье. С высоким воротничком и длинными рукавами, оно было практичным и теплым, а цвет был нарядным и прекрасно оттенял ее глаза.

Кэбот поднялся с кресла у камина и подошел к шкафу, чтобы надеть черный сюртук из тонкого сукна. Внизу часы пробили семь.

Около двери он подождал ее, и они вместе спустились вниз. Поскольку повозка Ли была одноместной, Кэбот пригнал с лесопильни фургон.

Кэбот задержался у вешалки, надевая пальто, а Ли вышла на улицу. Ночь была ясная и холодная, без малейшего ветерка. Бледная луна виднелась на туманном, беззвездном небе.

Ли остановилась возле лошади, машинально поглаживая ее бок. Воспоминания о прошлогоднем Рождестве вдруг нахлынули на нее, но она попыталась отбросить их. Все изменилось с тех пор. Теперь она не могла думать о Роберте, не вспомнив о том новом, что она о нем узнала.

Она сделала глубокий вдох. Холодный воздух приятно освежал. Вдруг взляд ее остановился на свертке, обернутом в коричневую бумагу и перевязанном ярко-красной лентой, под сиденьем фургона. Что это? Подарок?

Хлопнула входная дверь, Кэбот спустился по ступенькам крыльца и направился к ней. Возможно ли, чтобы это был рождественский подарок для нее?

— Готова?

Кэбот помог ей залезть в фургон. Ли попыталась понять по его лицу, был ли это подарок для нее или что-то еще, но решила не задавать вопросов. А что она ему подарит? Эта мысль еще не приходила ей в голову.

— Спасибо, что решил поехать со мной. Он задумчиво посмотрел на нее:

— Я же обещал.

— Кажется, да, — сказала Ли, усаживаясь и разворачивая покрывало. Она пыталась не высказать своего раздражения явным отсутствием энтузиазма с его стороны.

«В конце концов это была твоя идея, не его», — убеждала она себя. Вечеринка казалась прекрасной возможностью быть с ним и в то же время держаться на расстоянии, что дома было гораздо труднее.

Дорога в город была недолгой, размеренной цоканьем копыт, поскрипыванием фургона и светским разговором, который она пыталась поддерживать. Кэ-бот отвечал на каждое ее слово, и Ли опять стала думать, что все же им удастся наладить деловые отношения.

Они подъехали к приюту. Огни горели в двух окнах первого этажа. У Ли защекотало в носу от, дыма из печной трубы. Внутри слышался смех.

Лошади остановились, и Кэбот обошел фургон, чтобы подать ей руку.

— Я поставлю лошадей, а ты иди внутрь.

— Хорошо. — Она подобрала юбки и направилась в дом.

— Добрый вечер, миссис Монтгомери, — проговорил какой-то мужчина, дотронувшись рукой до шляпы.

— Добрый вечер, — ответила она, недоумевая, кто бы это мог быть. Она разглядела его небритый подбородок и платочек, повязанный вокруг шеи. Глаз мужчины она не видела в темноте, но чувствовала на себе его пристальный взгляд. Голос ей также не был знаком. Откуда тогда он знает ее имя? Холодок прошел у нее по спине.

Она недоуменно пожала плечами и направилась к крыльцу, намереваясь провести хороший вечер. Как только она вошла, дети окружили ее.

— Мисс Ли, а мы думали вы никогда не приедете, — сказала пятилетняя Лора, обвивая своими тонкими ручонками ее ноги.

— Да уж, извините меня. Хотя прошел всего лишь месяц, — ответила Ли, дотрагиваясь до маленького носика Лоры.

14
{"b":"15204","o":1}