ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что-то… не так? — запинаясь спросила она, интуитивно понимая, что он злится на нее. Но почему? Она не видал его целый день и почти всю неделю.

— Что же может быть «не так»? — процедил он абсолютно спокойным голосом. — Разве только то, что моя жена скачет, как до смерти перепуганный заяц, каждый раз, когда я приближаюсь к ней ближе, чем на десять шагов.

— Это не правда. Я просто не слышала, как ты зашел. — Ли, натянуто улыбнулась, пытаясь убедить его в этом, несмотря на то, что Кэбот даже не взглянул на нее.

Как всегда в его присутствии, она почувствовала, как волнение сильнее охватывает ее, пробуждая в ней огонь желания, спрятанный глубоко внутри. Неуверенная в его настроении, она старалась держать себя в руках.

Сбросив широкое черное пальто, он содрал с себя узкий галстук и дернул воротничок рубашки так, что одна пуговица отлетела в другой конец комнаты.

Она сделала шаг назад, пытаясь успокоить свое волнение.

— Рано пришла домой?

Сарказм, относящийся к ее поздним возвращениям с работы в последнее время, нельзя было не услышать.

— Да. — Ли посмотрела на его напряженное, злое лицо. Неожиданная мысль пришла ей в голову, но она отбросила ее. — Я заехала в приют по дороге домой. Там у них новый мальчик. Тимми зовут его. Она чувствовала любопытство и досаду одновременно. «Интересно, почему он такой раздраженный?» — подумала Ли про себя.

Кэбот сдернул с себя рубашку, даже не расстегнув манжет, и уронил ее на пол.

— Ты не должна отчитываться передо мной, как провела свой день.

Какая-то нервозность исходила от него, накладывая отпечаток нетерпения на его обычно ровную мане — ру поведения. Она с интересом смотрела на него, удивленная этими новыми эмоциями, и почувствовала, как странная теплота прилила к ее животу.

Его рука замерла на брюках, уже наполовину расстегнутых, обнаживших упругий живот и волосы.

— Знаешь, начиная с Рождества… — Он запнулся и закрыл глаза, как бы взвешивая каждое свое слово. — Тебе не нужно избегать меня. Я не буду срывать с тебя одежду, когда мы наедине. Я все-таки себя контролирую.

— Я это знаю.

Ли осторожно смотрела на него, пытаясь найти разгадку этого нового настроения. Напряжение волнами исходило от него. Видно было, что он хочет сказать что-то еще. Она почувствовала, как ноги заливает теплом. Решение, которое она искала и от которого отказывалась, снова пришло на ум.

Скрипнув зубами он наконец сказал:

— Послушай, поначалу я думал, что ты избегаешь меня, потому что я пристаю к тебе. Я хотел дать тебе время, чтобы ты убедилась, что я сдержу свое слово, и, может быть, ты поймешь, что ты тоже хочешь меня. — Он поднял глаза, и у нее защемило в груди. — Потому что я знаю, что это так.

Ли облизнула губы, не смея отрицать эти слова. Она не понимала, о чем он говорит.

Ей хотелось плакать, или смеяться, или кинуться ему в объятия, потому что новые чувства овладели ею.

В ее желании быть с ним не было больше чувства вины. И к тому же ей непреодолимо хотелось узнать его тело. Наконец она разрешила этим надоедливым мыслям выйти наружу. Что это такое — близость с ним?

— Может быть, я была неправа? Может быть, мне нужно было тебя раззадорить? — сказала она и посмотрела на него, подняв вверх подбородок.

— Я не говорю, что я буду это делать с тобой, — сказал он со вздохом. — Я не понимаю, почему ты не признаешь, что что-то чувствуешь ко мне? Ты не можешь врать в тот момент, когда я целую тебя. Как ты можешь обманывать себя?

— Я не могу.

Ли, пораженная своими собственными словами, посмотрела на него. Она хотела быть с ним, хотела , чувствовать его тело, и ей было совершенно не важно то, что он не любил ее. Он был ей небезразличен, но ведь она тоже не любила его. Она вдруг засомневалась в этом, но не стала углубляться в свои чувства. Она сделала шаг к нему, ноги ее дрожали.

— Чего ты не можешь? — Фыркнул он.

— Врать. Не могу больше врать. — Если она не была уверена в чем-то относительно Роберта, то в отношении Кэбота все встало на свои места. Он никогда не предлагал ей вечной любви, но был честен, может быть даже слишком честен, в признании своего физического влечения к ней.

Он оторопел, глаза его сузились. Свет пламени озарял его спину и плечи, выделяя округлые мышцы груди.

— Что ты сказала? — переспросил он.

— Я… хочу… тебя. — Ли произнесла эти слова медленно, с расстановкой, так, чтобы у него не было возможности неправильно ее понять, а у нее взять свои слова назад.

Она глубоко вздохнула и потянулась к его груди, чтобы потрогать шрам. Загорелая гладкая кожа съежилась под ее пальцами. Он сжал ее запястье.

Желание, сомнение, страх промелькнули в его глазах. Кэбот пожирал ее глазами, рука его обжигала ей кожу. Напряженное ожидание повисло в воздухе. Он смотрел на нее, не зная, надеяться ему или, в который раз, разочаровываться.

Как он и говорил несколько недель назад, Кэбот ожидал, что она точно скажет ему, чего она хочет и как далеко она хочет зайти.

У нее тряслись поджилки, и голос ее был похож на шепот:

— Я хочу, чтобы ты занимался любовью со мной. Я прошу тебя. — Она не сводила с него глаз.

Огонь желания зажегся в этих голубых безднах, смотрящих на нее. Но в них было и недоверие к ее словам.

Ли знала, что он не избавит ее от сомнений, но он может спасти ее от одиночества, обновить дух, дать силу к жизни. Она никогда прежде не думала о том, что можно заниматься любовью, руководствуясь такими чувствами.

Затаив дыхание, Ли ждала его ответа. Неужели он отвергнет ее?

Он стоял, не двигаясь и не сводя с нее хмурого, пристального взгляда.

Слезы обожгли ей горло.

— Пожалуйста, — прошептала она.

Глава 10

Сомнение и недоверие читались на лице Кэбота. Крошечный огонек желания затерялся в его глазах, и Ли молилась, чтобы он не погас совсем.

Он глубоко и часто дышал, грудь его вздымалась. В мерцающем свете огня тело его блестело, как полированное дерево. Терпкий запах мужского тела дразнил ее, нервы были напряжены в ожидании.

В какую-то секунду она подумала, что он оттолкнет ее. Что-то промелькнуло в его глазах. Насмешка? Недоверие?

— Покажи мне, — громко произнес он.

У нее перехватило дыхание. Господи Боже, что это значит? Ли сглотнула, пытаясь прочитать ответ в его глазах. Молчание разлилось в комнате, прерываемое только их дыханием. Дрожь пробежала у нее по спине.

Кэбот смотрел на нее изучающе, не подгоняя, а просто ожидая действий. Каждый мускул его тела был напряжен. Как могла она обвинять его? Он, возможно, ожидал, что она оттолкнет его, как она и сделала в их первую ночь после свадьбы.

Он сказал: «Покажи мне». Несмотря на унижение, которое она почувствовала в его словах, она поднесла трясущиеся руки к застежке лифа.

— Нет. Не так. Не сейчас.

Казалось, он растерялся. Он хочет, чтобы она снова дотронулась до него? Ли приблизилась к нему. Ее дразнил его запах. Она ждала от него какого-нибудь знака, но он невозмутимо смотрел на нее, сузив глаза. Кэбот не хотел больше испытывать судьбу. Он был неприступен, как каменные глыбы, разбросанные по реке.

Ли закрыла глаза и попыталась вспомнить, что ей следует сделать, если она когда-нибудь это знала. Теперь, когда ей это было нужно, она не могла вызвать в памяти воспоминаний о Роберте. Руки ее сжимали подол шерстяной юбки. Она дрожала от волнения, будто это была ее первая брачная ночь и она была девственницей. Их с Кэботом отношения строились на доверии друг другу, в то время как вся ее жизнь с Робертом могла оказаться ложью. Эта мысль заставила ее отбросить сомнения.

Открыв глаза, Ли посмотрела на грудь Кэбота и на шрам. Ее обуревали разнообразные чувства: смущение, сострадание и страсть. Она дотронулась до его груди и провела пальцем по неровной полоске шрама.

Мышцы его груди сократились. Пораженная его реакцией, она дотронулась до него снова. Кончиками пальцев она ощущала теплую и гладкую кожу. Шрам был морщинистый и скользкий. Она испытывала непреодолимое желание трогать его снова и снова.

27
{"b":"15204","o":1}