ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэбот вошел и закрыл за собой дверь. Он удивился, увидев, что она сидит в кровати.

— Все еще не спишь?

— Не сплю, — выдохнула она, чувствуя неимоверную тяжесть в груди.

Он подошел к кровати, снял ботинки, затем начал расстегивать рубашку. Она сжала край простыни руками, молясь о том, чтобы он не отринул ее слова так же резко, как вчера.

Он скинул рубашку. Отблески пламени заиграли на его груди и плечах, четко очерчивая мускулы. Ли почувствовала, что хочет его. У нее разболелось сердце.

— Кэбот?

— Да. — Он посмотрел на нее, держась за пояс брюк. Напряженность возникла между ними, невидимая, как сообщения, беззвучно идущие по телеграфному проводу. Она поджала губы и начала разглядывать свои руки. Подняв наконец на него глаза, она выпалила:

— Насчет прошлой ночи… извини меня.

Это было мучительно. Смогут ли они когда-нибудь найти равновесие в своем браке? Импульс пойти к нему — без особого желания и надобности — возрастал. Но если он отвергнет ее во второй раз, она этого не переживет.

— Я поставила тебя в неловкое положение. Я была… сама не своя.

— Забудь об этом, — резко проговорил Кэбот. С непроницаемым видом он двинулся к ее столику. Погасив лампу, сказал: — Засыпай.

Одиночество захлестнуло Ли, и она снова захотела дотронутся до него. Она была уверена в том, что он тоже испытывал желание.

Он подошел к кровати со своей стороны. Брюки соскользнули и упали на пол. Она почувствовала, как кровать немного провисла под тяжестью его тела.

Ли лежала рядом. Боль в теле становилась слабее, уступая место новой, сердечной боли. Неужели Кэбот всегда будет отталкивать ее от себя?

Глава 14

— У меня всего лишь несколько ушибов. Голова и руки — в полном порядке, — говорила Ли Кэботу на следующее утро, стоя перед ним в одном лифчике и трусиках. — Я начинаю с ума сходить, сидя здесь с утра до вечера и ничего не делая.

— У тебя такой вид, будто в тебя стреляли из пистолета. — Он внимательно посмотрел на ее синяки и нахмурился: — Тебе надо быть в кровати.

— Я не более пострадаю, сидя на своем стуле на работе, чем лежа дома. — Она потянулась за своей юбкой, пытаясь не обращать внимания на острую боль в плече. — Я не переутомлюсь.

В конце концов он согласился, ругаясь на ее упрямство, граничившее с глупостью. Ей было наплевать. Она собиралась выбраться из дома и, что было более важным, увидеть Саймона сегодня.

Был ли он замешан в аварии? Он знал о ее намечавшейся поездке, но полгорода знало об этом.

Ее охватило нетерпение. Раз она узнала об участии Роберта в торговле рабами, они с Кэботом смогу выяснить и остальное.

Лицо Кэбота было мрачным, он не хотел ехать в город. Каждый раз, когда глаза их встречались, взгляд его застывал от негодования. Ли не могла игнорировать это или оставаться безучастной.

Тусклое зимнее небо было сплошь покрыто облаками. В воздухе чувствовалось приближение бури. ,

Она сидела молча, как и Кэбот, стараясь контроляровать неприятные ощущения в желудке, которые она испытывала при каждом качании повозки. Тошнота преследовала ее со вчерашнего дня. Она думала, что это вызвано аварией и предстоящей встречей с Саймоном. Она чувствовала неопределенность и нервозность, которые только усиливали вибрацию ее желудка.

Вчера, после того как Саймон не пришел ее навестить, ее подозрения усилились. Так же сильно, как она хотела опровергнуть это, она боялась, что ее партнер был вовлечен в торговлю рабами. Пока ей не на чем было основывать свои подозрения, кроме его разговора с незнакомцем в доках.

Тем не менее перспектива провести с ним целый день с глазу на глаз пугала ее. Повозка остановилась у крыльца ее конторы, и Ли окинула здание тревожным взглядом. Кэбот спустился и обошел повозку, чтобы помочь ей сойти.

Она вцепилась в свою сумочку и с деланной улыбкой спросила:

— Ты приедешь за мной сегодня?

— В пять. — Он взял ее левую руку в свою, а правой обхватил ее за талию. — Никуда не ходи.

— Не пойду, — она с вызовом посмотрела на него. Ей больно было от его прикосновений, и это еще больше усилило ее раздражение. Она сошла с повозки, разрабатывая свое плечо, занемевшее после поездки.

— Ленч у тебя с собой, так что идти никуда не надо.

— Ты же не можешь ожидать от меня, что я буду сидеть затворницей в своей собственной конторе. Естественно, я пойду в город, если мне будет нужно.

— Если тебе что-нибудь будет нужно, попроси Саймона или пошли за мной кого-нибудь. — Он говорил нарочито медленно, но в голосе чувствовалась сталь.

— Но это смешно! — раздраженная его командным тоном, Ли убрала руку из его руки.

Не обращая внимания на ее выпад, он, сдвинув брови, сказал:

— Может быть, но это — всего лишь меры предосторожности. Соглашайся, или я посажу тебя в эту повозку и отвезу домой!

Она свирепо посмотрела На него, ни минуты не сомневаясь в его словах. Не имея возможности долее противостоять ему, она с издевкой, сверкая ослепительной улыбкой, сказала:

— Как ты скажешь, дорогой.

Стиснув зубы и крепко ухватив ее за локоть, Кэбот повел Ли вверх по ступенькам. Сдержанная сила исходила от него. Она знала, что не должна позволять себе издеваться над ним: в конце концов он же согласился помочь ей. Интересно, Саймон уже пришел?

Кэбот открыл дверь и ввел ее в комнату.

Саймон вскочил со стула с обеспокоенностью на лице:

— Ли! Ты здесь? Я слышал об ужасной аварии вчера, когда вернулся в город.

— Я — в порядке, — заверила она, внимательно глядя на него. «Откуда это он вернулся?» — Может быть, немножко заторможена.

Кэбот тронул ее руку.

— Увидимся в пять. — Он придвинулся к ней и, как будто целуя, прошептал на ухо: — Помни, что ты обещала ничего без меня не делать.

— Конечно, — выдавила она, затем повернулась и, посмотрев на него с вызовом, проводила до двери.

Кэбот пожелал Саймону всего хорошего и удалился. Ли поджав губы, проводила его взглядом, затем, повернувшись к Саймону, постаралась замаскировать свою нервозность. Она направилась к своему столу, шею ее сводило от напряжения.

Он, опередив ее, подбежал к столу и, отодвинув для нее стул, спросил:

— Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?

— Да, спасибо. — Она улыбнулась ему, стараясь разгадать, что таится за его черными глазами. «Мне надо опасаться тебя, Саймон?»

Он взял ее плащ и повесил его на крючок рядом с дверью.

— Что случилось? Я слышал, что Джек тоже ранен.

Ли опустилась на стул, отдаваясь боли, которая пронизывала ее тело. Рассказывая об аварии, она неотрывно смотрела на него. Саймон выглядел огорченным, напуганным, даже разозленным, но никак не виновным.

А может быть, он и не был замешан?

— А как ты? Куда ты уехал на выходные?

— В Кейп Жирардо, — ответил он.

— Ты приобрел еще один пароход? — Она вытащила декларацию судового груза, ожидая услышать утвердительный ответ.

— Еще нет. Не думаю, что это то, что нам нужно. Борта слегка потрепаны. — Он улыбнулся извиняющейся улыбкой и направился к своему столу.

Она быстро взглянула на него, но он не смотрел на нее. Ли помнила, он раньше говорил ей, что уже, осмотрел .корабль и готов его купить. Она промолчала, но все утро наблюдала за ним исподтишка.

В полдень Саймон удалился на ленч. Она оставалась за своим столом до тех пор, пока, по ее подсчетам, он не прошел добрую половину пути, затем поднялась из-за стола.

Боль пронзила ее плечо, и она задержала дыхание. Осторожно дойдя до стола Саймона, Ли проглядела разбросанные там бумаги.

Декларации, расписания, объявления из газет. Она потянула за верхний правый ящик, но не нашла там ничего, кроме старых расписаний судов. Ничего подозрительного — ровным счетом ничего. В нижнем ящике она обнаружила запас песка для промокания чернил, несколько мятных конфеток, завернутых в коричневую обертку, и расческу.

Остальные ящики были забиты старыми бухгалтерскими книгами. Она изучила их и не нашла ничего, кроме записей вполне официальных сделок. После осмотра она все разложила по местам и, кусая нижнюю губу, подошла к окну.

42
{"b":"15204","o":1}