ЛитМир - Электронная Библиотека

Снова прогремел гром, как будто гигант прочищал свою глотку. Она смежила веки, стараясь не поддаваться страхам и необъяснимой тревоге по поводу его поездки. Ей было неуютно.

Он лег рядом с ней, кровать немножко просела под тяжестью его тела. Терпкие запахи его тела и сандала окружили ее, возбуждая желание, но нисколько не уменьшая ее беспокойства.

— По всей вероятности, река завтра выйдет из берегов на твоем пути домой, — прошептала она в темноте.

Он помолчал, затем проговорил, сонно вздохнув:

— Со мной все будет хорошо, Ли. И с тобой тоже.

— Да, — пробормотала она, не вполне уверенная в этом. Ей хотелось спать, но тревога не покидала ее. Гроза свирепствовала, наполняя комнату на долгие мгновения серебристо-голубым светом. Странные, причудливые тени прочерчивали комнату. Дрожь прошла по ее спине.

Она скорее чувствовала, чем слышала ровное дыхание Кэбота за своей спиной. Ее тянуло к теплу, идущем от него, ее снедало желание трогать его, рассказывать ему о своих чувствах о том, почему она плакала той ночью после близости с ним.

Свернувшись калачиком, Ли пыталась не погружаться в пугающие звуки грозы и не поддаваться чувству тревоги. Ее страстное желание трансформировалось в отчаянную тоску.

Тоска нашептывала ей, росла в острую потребность, необходимость чувствовать его сильное тело рядом со своим, как это было в ночь аварии, изучить его тело и помнить потом свои ощущения всю ночь. Потребность росла в ней, будоража кровь. Она должна была дотронуться до него. Только это спасет ее от страхов.

Ли повернулась к нему лицом и увидела его четкий профиль в неясном свете. Он лежал на спине, держа одну руку на груди. Огонь в камине угасал, бросая янтарно-золотой отсвет на кровать. Она приподнялась на локте и посмотрела на него.

Его вид приободрил ее и смягчил жар в крови. Молния прорезала темноту, осветив на миг его резкие черты лица, придав им больше жесткости в моментальной вспышке света. Она моргнула, чтобы дать глазам привыкнуть, пока серебристо-черный свет трансформировался в серый.

Он лежал абсолютно неподвижно, рука его по-прежнему покоилась на груди. Простыня скрывала его тело ниже пупка, грудь была оголена. Она рассматривала его твердый плоский живот, его мускулистую грудь и почувствовала прилив нежности. Она подняла руку, чтобы дотронуться до него, и засомневалась, посмотрев на его лицо.

Он крепко спал. Ли, нежно улыбалась ему, дотронулась до шрама на его груди и почувствовала, как тепло согрело ее сердце. Мышцы сократились в ответ на ее прикосновение, и она почувствовала его пульс под своей рукой. Она отдернула руку, испугавшись того, что может его разбудить.

Он не двигался. Грудь его то поднималась, то опускалась, соответствуя спокойному ритму его дыхания. В темноте она видела, что лицо его стало мягче, густые бархатные ресницы касались щек. Ей показалось удивительным то, что она снова влюбилась. Она не думала, что это когда-нибудь случится, особенно когда он этого не хотел.

Слезы затуманили ее взор. Она вытянула руку и повела пальцем по линии его носа. Легким касанием, словно крыльями бабочки, она дотронулась до шелковой дуги его брови, затем, расхрабрившись, провела пальцем по его лицу вниз, до линии рта.

Губы его были слегка раскрыты и увлажнены теплым дыханием. Она почувствовала острый укол в руке. Раскат грома нарушил тишину. Она разволновалась.

Слова сорвались с ее губ, как глухое эхо:

— Я люблю тебя.

Белый свет залил комнату. Желая получше увидеть его, она придвинулась совсем близко к его лицу и остолбенела.

Он смотрел на нее широко открытыми глазами, вполне осознавая то, что она только что сказала.

Глава 15

У нее чуть было не остановилось сердце и дыхание замерло в груди. Она ожидала, что Кэбот закроет глаза или поднимется с кровати и уйдет.

Он не сделал ни того, ни другого. Необузданный интерес сверкал в его глазах.

— Что? — прогромыхал его голос, как будто с усилием выкатившись из груди.

Извинение готово было сорваться с ее языка, но она передумала. Она тихонько отодвинулась в сторону и, подняв подбородок, сказала холодным голосом:

— Я полагаю, ты меня слышал.

— Скажи это еще раз, — бархатно-стальным, с ленивой угрозой, голосом сказал он.

С полуоткрытым ртом она уставилась на него.

— Ч-что? — Она попыталась рассмеяться, но, видя его твердые черты лица и чувствуя его напряженное тело рядом с собой, смех получился нервный. — Я знаю, что ты не хочешь слышать об этом. Честно говоря, я не собиралась тебе этого говорить. Ну ладно, теперь уже сказала. — Она облизнула губы. — Я думаю, мы сможем… хм… справиться с этим без проблем. Я имею в виду, что я помню, что ты сказал по поводу…

— Замолчи и скажи это снова, — Голос его звучал более спокойно на этот раз, но более настойчиво. Рука его скользнула вверх по ее плечу, дотронулась до затылка, он резко потянул Ли к себе, и она упала ему на грудь. — Скажи это.

Ли открыла рот, затем закрыла, как птенец во время кормления. Глаза щипало от слез. Зачем он это делает?

— Я люблю тебя, — хрипло выдавила она.

Она постаралась отстраниться, собираясь встать с кровати, но он крепко держал ее, сверля взглядом. Кэбот медленно притянул ее к себе. Он собирался поцеловать ее. Грубо и резко, как наказание? Слезы потекли по ее лицу, она, руками упершись ему в грудь, пыталась оттолкнуться.

— Нет.

— Иди сюда. — Он схватил ее руку и обвил вокруг своей талии, уменьшая ее сопротивление. Она опять упала ему на грудь, его губы коснулись ее щеки.

Он повернул ее голову и накрыл своими губами ее губы, прежде чем она смогла подняться. Поначалу она сопротивлялась. Его губы с жадностью целовали ее, стараясь раскрыть рот, рука гладила ее спину, затем, скользнув по ребрам, примостилась на ее груди.

Не сразу Ли осознала, что это не был поцелуй в наказание. Это был поцелуй собственника, страстный, возбужденный, но не злой. Ее исстрадавшееся по нему тело откликнулось. Ее руки ласкали его грудь и сомкнулись у него на плечах.

Его язык вонзался в нее, медленно, как бы танцуя в каком-то примитивном ритме, и стараясь подчинить и ее этому ритму. Он крепко прижимал ее к себе, сердце его колотилось сильно, посылая ей свою энергию, возбуждая ее. Он отвел свою руку в сторону, его шумное дыхание нарушало тишину комнаты.

Большим пальцем он провел по ее щеке и дотронулся до рта,

— Как ты думаешь, мне есть что сказать тебе?

Голос его звучал мягко и нежно.

Ошеломленная его страстным поцелуем, она смогла только кивнуть. Короткие вздохи вырывались у нее, и она чувствовала, как кровь пульсирует в ногах. Он хотел ее, она не сомневалась в этом. А как насчет любви?

Он провел рукой по ее спине, рука его задержалась на выпуклости ее бедра. Его обычно жесткий взгляд смягчился.

— Я тоже люблю тебя.

Глаза ее раскрылись широко, она затаила дыхание: — Но ведь ты сказал…

— Я знаю. Не напоминай мне. — Руки его обвились вокруг ее талии, и он потянул ее на себя. Он смотрел в ее глаза и видел в них свою любовь.

— Я люблю тебя. Уже давно. Несмотря на то, что я почти расстался с мыслью когда-нибудь отделаться от Роберта.

Она накрыла его рот рукой, дрожа от ощущения его дыхания под своей ладонью:

— Сегодня есть только мы. Я хотела сказать тебе, что я чувствую, но боялась, оттолкнешь меня.

Рука его сжала ее руку, боль отразилась в его глазах. Она сглотнула. Понимая, что он хочет ее, ей было интересно, хочет ли он ее по-прежнему из-за ребенка, которого она должна родить ему, или из-за .нее самой.

— Ты однажды сказал мне, чтобы я сообщила тебе, когда буду готова. Я сделала это. И потом…

— Я слышал, как ты плакала… — Голос его звучал жестко. Она почувствовала, как напряглось его тело под ней.

Она очертила рукой линию его подбородка и заглянула ему в глаза:

— Я плакала, потому что поняла, что люблю тебя. Ты когда-то сказала мне, что никогда больше не испытаешь прежних чувств, и я почувствовала себя беспомощно, безнадежно влюбленной.

45
{"b":"15204","o":1}