ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я знаю, что не должна была отпускать ее одну. Потом Тимми побежал вслед за ней. Никто пока не вернулся.

— Когда это было? Как давно они ушли? — спросил он ледяным тоном.

— Что здесь происходит? Она от тебя убежала? — раздался голос Гейджа.

— Не говори глупостей, Гейдж, — резко сказала Реджина и посмотрела снова на Кэбота. — Она ушла полчаса назад. Она, то есть они должны были бы уже вернуться. Она так странно себя вела, перед тем как ушла.

— С-сестра, с-сестра. — раздался в ночи тоненький голосок. Тимми выскочил из темноты на крыльцо. Грязь облепила его брюки, лицо тоже было запачкано. — Они с-схватили ее. Мисс Ли. Я очень торопился.

Кэбот быстрым движением опустился на колени и, поймав мальчика, прижал его к себе.

— Помедленней, малыш. Расскажи мне, где это.

— В д-доках. — Слеза покатилась по его щеке, он смотрел на Кэбота умоляющими глазами. — Я очень торопился, но должен был спрятаться, потому что они за мной тоже гнались.

— Кто, малыш, кто? — Кэбот еле сдерживал нетерпение. Ярость волнами накатывала на него.

Тимми шумно вдохнул:

— Человек, с к-которым она работает.

— Саймон? — спросил Гейдж. — Почему он гнался за Ли?

Кэбот выругался.

— Теперь все хорошо, Тимми. Ты все правильно сделал. — Кэбот крепко сжал мальчика, поднялся и повернулся к шурину: — Сходи за шерифом Сандерсом.

— К черту я пойду! — возмутился Гейдж. — Сестра Реджина может сходить. Я собираюсь с тобой, и ты мне расскажешь обо всем, что здесь происходит.

Кэбот вынул из кобуры пистолет и повернул барабан, чтобы узнать количество патронов. Шесть. Он взглянул на Реджину:

— Вы оставайтесь здесь на случай, если она вернется. Пошлите одного из старших мальчиков за шерифом.

Она кивнула и направилась в дом.

Кэбот развернулся и зашагал в сторону Док-стрит.

Гнев и страх сжали его горло. Ли могла быть где угодно в доках. Он чертовски надеялся, что найдет ее раньше, чем произойдет трагедия. Гейдж еле поспевал за ним.

— Монтгомери, скажи мне, что происходит? — Тон его был отнюдь не дружелюбным. — Что ты ожидаешь здесь увидеть?

— Она пообещала мне, что ничего одна не будет делать. — Кэбот выругался. Стук крови у него в ушах заглушил шум воды и голос Гейджа.

— Не будет делать чего, — процедил Гейдж сквозь зубы.

Кэбот покачал головой, стараясь быть рассудительным. Ли будет хуже, если он сейчас потеряет голову.

— Кто-то здесь занимается работорговлей. Твоя сестра пыталась выяснить, кто это. Ее уже чуть было не убили в процессе расследования.

Они перешли на другую сторону улицы в том месте, где Док-стрит соединялась с Мейн-стрит. Гейдж схватил Кэбота за руку, призывая остановиться.

— Этот несчастный случай с фургоном?

— Не было несчастного случая. — Кэбот стряхнул с себя руку Гейджа, но повернулся к нему лицом: — Кто-то подрезал постромки.

Гейдж выругался.

— И ты разрешил ей заниматься этим одной? Что же ты за мужчина?

— Я узнал об этом всего два дня назад, после аварии. — Кэбот глубоко вздохнул, стараясь не выходить из себя. — Она никому не хотела говорить, а меньше всего — мне.

— Почему нет? — Гейдж спешил за Кэботом, который уже огибал здание своего офиса.

Он искоса посмотрел на Гейджа, затем заглянул за угол. Улица была пустынна.

— Почему она не сказала тебе? — Пальцы Гейджа впились в его руку.

Глаза их встретились.

— Когда мы ее найдем, спроси у нее. Мы теряем время.

Глава 17

Ли стояла у своего стола, едва держась на ногах. Заново перевязанный кляп больно впивался в рот, затрудняя дыхание. Страх бился в висках. «Кэбот. Ре-джина! Помогите кто-нибудь!» — твердила она про себя.

Саймон зажег лампу, которая осветила часть письменного стола и его руки, раскидывающие в стороны бумаги, перья, чернила и учетные книги. Рывком открывая ящики стола, он выбрасывал их содержимое быстрыми, точными движениями — как опытный мясник вспарывает свиное брюхо.

Стопки бумаг шлепались на дощатый пол, каждый раз заставляя ее вздрагивать. Она потянула ремень, связывающий ее руки.

Саймон взглянул на нее, глаза его лихорадочно блестели.

— Говори, Ли. Ты сказала, что книга в ящике стола. Где? Мое терпение кончается.

А у нее кончалось время. Она продержала его здесь, сколько могла. Полиция непременно сюда нагрянет. Он это знает, так что скоро он уйдет и заберет ее с собой, и, может быть, потом вернется за книгой.

Удастся ли ей протянуть еще немного времени, если она отдаст ему книгу? Она решила рискнуть, возложив все надежды на Тимми. Шагнув к углу стола, она кивнула в сторону среднего ящика.

Он вытащил ей кляп изо рта:

— Говори!

— Там. В среднем ящике. — Она сделала глубокий вдох до боли в легких.

Он просунул руку в ящик, уже пустой после его последнего обыска.

— Не будь дурой, Ли. Я все равно запихну тебя на судно.

— Она там. В ящике есть второе дно.

Саймон бросил на нее пристальный взгляд и снова ринулся к ящику. Его пальцы напряженно скользили по поверхности дна ящика.

— Толкни дно снизу и тогда…

Саймон надавил на дно, оно поддалось, и в сумрачном свете тусклой лампы мелькнул красный кожаный переплет.

Ли почувствовала комок в горле. Она не хотела терять надежду на то, что кто-нибудь подоспеет ей на помощь.

Саймон достал книжку и бережно погладил переплет, как будто это была Библия.

— Она ведь все время здесь и лежала?

— Да. Я случайно ее обнаружила. — Ей стало страшно: неужели ее никто не найдет? Где же Тимми?

Саймон все качал головой из стороны в сторону, радостное изумление немного смягчило острые черты его лица. У Ли страшно болели запястья, и она старалась незаметно ослабить ремень, стягивавший их. Запах эфира, исходивший от Саймона, вызвал у нее новый приступ тошноты. Ли, как будто пошатнувшись, сделала шаг назад.

— Не двигайся с места! — Саймон взял в руки лампу. — Я скажу тебе, когда мы сможем уйти.

— Почему, Саймон? Почему ты делал это? Обойдя ее кругом, он подошел к своему столу.

Затем поставил лампу на угол столешницы и, раскрыв книжку, нахмурился, как будто давая понять, что она должна понимать причину сама.

— Я должен был заниматься этим ради пароходства.

Ли чувствовала сильную боль в висках. Она потрясла головой, стараясь, несмотря на состояние шока, собрать нужную информацию.

— Тебе нужен был легальный бизнес, чтобы за ним скрывать продажу женщин?

— Нет. — Он бросил взгляд на нее, оторвавшись от чтения. — Нет. Судоходная компания — это моя работа, моя жизнь. Я не могу терять ее.

— И ты прибег к помощи работорговли? — с отвращением спросила она.

— Три поколения моей семьи занимались судоходством, — с нетерпением в голосе начал объяснять Саймон. — Моя семья зависела от меня: надо было продолжать дело. Мне нужны были деньги для этого. — Он пожал плечами и вернулся к книге.

— Но если бы ты обратился к Роберту, он мог бы тебе помочь! Он бы дал тебе денег!

— Роберт? — закричал он, прижимая к груди книжку. — Да он был по уши в долгах! Больше, чем я! Быстро ты все забыла.

— Но, Саймон, это же… работорговля… — с ужасом проговорила она. — Это ведь бесчеловечно. Я не могла себе представить, что ты способен на такое!

Он воззрился на нее, как будто не понимая, о чем она говорит. Затем засмеялся и махнул рукой:

— Я не продаю женщин. Я только посредник.

— Какая разница?! — сказала она устало. От ремней у нее горели запястья. — Это ужасно! Это ненормально! Ты — ненормальный!

— Нет, я — нормальный. — Боль и огорчение промелькнули у него на лице. Глаза его были устремлены куда-то вдаль. — Ты просто не понимаешь, что значит — потерять самое дорогое, что у тебя есть.

— Я понимаю, Саймон. Из-за тебя, я очень хорошо понимаю. — Она задохнулась от гнева. Она уже потеряла Роберта. Неужели она теперь потеряет и Кэ — бота? Ли снова посмотрела на входную дверь, затем на Саймона, ожидая увидеть, что он уже готов уходить и забирать ее с собой. Вместо этого, она увидела, как он снял стеклянный колпак с лампы и поднес пламя к книжке.

53
{"b":"15204","o":1}